Анатомия белых ниток: как шьются дела

«Обвиняемый начал ознакомление с 666 томами уголовного дела» — фразу такого рода каждый из нас не раз слышал в новостях и, наверняка, многим, как и мне, доводилось мельком подумать: «а что там, в этих томах, в таком-то количестве»?

Ну вот теперь я знаю. «Микрофонное дело» — очень простое и короткое, и все же в нем три тома, 560 листов. С одной стороны это немало, с другой — в разы меньше, чем в каком-нибудь «Кировлесе» или «Ив Роше». Обозримо: можно, в принципе, пролистать за пару часов.

Поэтому я решил сделать штуку, которую, кажется, раньше никто не делал, и опубликовать оцифрованные материалы дела в полном объеме, без исключения (спасибо большое Станиславу Волкову, который вычистил из всех листов все персональные данные). Мне кажется, многим будет интересно хотя бы быстро просмотреть, что там в этом деле.

Это просто довольно поучительно: как на ровном месте, из ничего, из некриминального инцидента продолжительностью в 20 секунд можно соорудить солидно выглядящее трехтомное дело; как оформляются и подшиваются допросы, экспертизы и документы, какая ведется переписка и как осуществляется делопроизводство. Мы живем в стране, в которой никто не застрахован от подобного, поэтому, думаю, многим будет интересно заглянуть за кулисы обычного, небольшого политического уголовного дела.

Основной объем материалов — это разного рода межведомственная переписка, административный футбол между полицией, райотделом СК и первым отделом; но есть и много всего по существу — например, тщательные протоколы допросов всех, кто был на месте происшествия, в том числе и всех НОДовцев (ни один из них не подтвердил, что я хватал Поступиноского за руку, кстати!). Есть и прямо лиричные моменты: например, собиралась характеристика на меня со всех мест жительства, и оказалось, что екатеринбуржский участковый обо мне помнит и хорошо отзывается.

«Характеризуется положительно, являлся депутатом Гордумы, принимал активное участие в общественной жизни»

Короче говоря, правда, полистайте, как будет время. Не обязательно, кстати, подряд — документы подшиты в достаточно хаотичном порядке, их можно с любого места практически начинать читать. В любом случае, вы быстро получите представление о том, как, собственно, шьются уголовные дела в России сегодня.

И, пожалуйста, не забудьте всем рассказать о микрофонном деле.

В прошлый понедельник в Новосибирске было короткое предварительное слушание; обошлось без сюрпризов, на 3 декабря назначено уже основное заседание — оно начнется в 14.15 местного времени. Приходите.

Комментарии: 

«Активный гражданин»: не только фикция, но и уголовное преступление 

Мэрия Москвы выложила логи голосования в системе «Активный гражданин» по вопросу о переименовании Войковской. На портале открытых данных — 304 тысячи записей о проголосовавших с хэш-кодами и таймстэмпами.

Похвально. Но есть, кгхм, нюансы.

Голосование, которое продолжалось 3 недели, началось 2 ноября в 10 часов 41 минуту утра. Через полтора часа после начала голосования, когда проголосовало около 10000 человек, результаты зафиксировались в их окончательном виде — последующие 295 тысяч голосов отданные в течение 502.5 часов, никоим образом не повлияли на итоговый результат, как видно из графика, построенного по опубликованным мэрией логам (за этот и следующий графики спасибо Льву Бирюкову):

Итоги голосования стабилизировались в полдень 2 ноября и далее не сдвинулись ни на дюйм

Другими словами, каким-то образом те пользователи, которые проголосовали в первый час, получив пуш-уведомление о начале голосования, оказались идеальной репрезентативной выборкой из всей массы пользователей, привлеченных многочисленными скандалами в СМИ и другими информационными поводами. Реалистично ли это? Нет.

Обращает на себя внимания и почти идеально прямой рост графика числа поданных голосов (синяя кривая). Каждый час — одинаковое число проголосовавших. Я много видел графиков распределения голосов в электронных голосованиях, и авторитетно могу заявить: так не бывает.

4-5 ноября, с 9 до 24 часов, каждый час голосует 1000 человек

В настоящем графике распределения голосующих по времени возникают большие всплески во время рассылки пуш-уведомлений; пики поменьше — когда на сайт голосования дает ссылку крупное СМИ или блогер с большой аудиторией (во время голосования по Войковской такое случалось не раз); на посещаемость влияют утро, вечер и обеденные перерывы; старт голосования по другим вопросам (когда пользователи получают пуши, заходят проголосовать, и «заодно» голосуют еще и по Войковской). Наконец, все эти пики разной высоты накладываются не на константный график, а на очень быстро затухающий (все, кто хочет проголосовать, делают это в первые часы и дни). Всего этого мы и близко не видим на графиках мэрии. На что они похожи, так на хорошо организованное голосование виртуалов (с 9 до 24 часов каждый день), на которое накладывается, и в котором, как в белом шуме, растворяется голосование относительно небольшого числа реальных граждан (которые при этом, конечно, найдут свой голос, правильно посчитанный, в опубликованных логах).

Ну и вранье в мелочах продолжается. Сто раз уже было показано, что голосовать в АГ может любой желающий с любой сим-картой (и с любым количеством сим-карт), но мэрия не признает очевидного:

«Приняли участие 304074 москвича». «Москвича»? Серьезно? Да ладно?

Вранье, вранье, вранье.

А теперь о главном. Как я уже ранее писал, дело не только в том, что Собянин и Ракова выдают свою излюбленную игрушку — примитивную и незащищенную поделку — за откровение и прорыв в сфере электронной демократии.

Чем бы дитя не тешилось, как говорится. Дело еще и в том, что при этом они мягко говоря вольно относятся к закону. Как показал в своем расследовании Илья Рождественский, мэрия потратила на «Активного гражданина» уже 185 миллионов рублей. При этом в системе предлагается решать вопросы вообще не отнесенные к компетенции Москвы, вопросы уже решенные и так далее. Мэрия вводит москвичей в заблуждений, рассказывая им, что АГ является системой электронной демократии — но это не так.

В действиях мэрии, зато, вполне усматриваются признаки нецелевого использования средств и мошенничества, то есть присвоения средств путем введения в заблуждение.

Так что я попросил юристов ФБК мне немного помочь, и вчера направил в правоохранительные органы заявления о преступлении, с просьбой привлечь Собянина и Ракову к ответственности за мошенничество. Я много уже писал о том, почему не намерен просто так эту тему отпускать, почему не терплю этой позорной профанации светлых идей электронной демократии. Я хочу потратить время на эту войну с жуликами из мэрии и добиться результата. Буду держать вас в курсе того, что у меня получается (и, наверное, в какой-то момент обращусь за помощью).

Ну а пока что вот заявление в СК:

И вот в прокуратуру:

Полные тексты заявлений лежат здесь.

P.S.: Заявление в прокуратуру отвозил Женя Замятин, вот что он пишет:

Комментарии: 

«Активный гражданин»: итоги

Пожалуй, настало время подвести итог большой дискуссии вокруг «Активного гражданина».

Я этот пост с прошлой недели пишу (из-за подготовки к суду по «микрофонному делу» затянул), и он немного потерял актуальность, потому что тему закрыл в большой статье-расследовании по заказу ФБК Илья Рождественский, но все-таки я тоже свой список пунктов выпишу.

1. Система не является сколько-нибудь защищенной от накруток и голосования кого попало. Первым обстоятельно на эту тему высказался Александр Плющев, я тоже добавил аргументов. В этом смысле, «итоги» голосования в АГ ничего не значат, и интерпретировать их как выражение мнения населения (или его части) невозможно. А попытки выдать эти результаты за легитимное выражение мнения избирателей граничит с мошенничеством.

800 тысяч загрузок и 300 тысяч голосующих: рекорд конверсии для книги Гиннесса!

2. Данные самих голосований, вероятно, накручены/фальсифицированы. Это очень трудно доказывать напрямую (ведь публичной статистики нет), но уж очень много вполне убедительных «косвенных улик». Сами АГшники в итоге говорят, что у их приложения было 800 тысяч загрузок на всех платформах, еще кто-то якобы регистрировался через десктоп, и в итоге есть 1.2 млн пользователей, из которых в крупных голосованиях участвует по 300 тысяч. Как бы с натяжечкой, еле-еле сходится, и не имея доступа к бэк-офису напрямую эти цифры трудно опровергнуть, но их нереальность вытекает из здравого смысла и очевидна для любого, кто сталкивался с реальной статистикой использования мобильных приложений. Конверсия 100% загрузок в регистрации и конверсия 25-30% регистраций в активных регулярных пользователей — Инстраграм кусает локти, Марк Цукерберг и Ян Кум нервно курят в сторонке.

Подробный анализ аномалий статистики голосований дал Борис Овчинников.

Самая занимательная аномалия из выявленных Овчинниковым: живые люди заходят, но есть и фоновый уровень активности ботов, около 50 тысяч заходов в день

3. Клики в системе не являются голосами избирателей, не соответствуют реальному «волеизъявлению избирателей». Это отдельная боль, об этом я много говорил в эфире у Ирины Воробьевой на «Эхе Москвы», АГ занимается профанацией идеи электронной демократии, воспитывая безответственных граждан. Пользователю выгодно беспорядочно кликать и невыгодно вдумываться в смысл задаваемых вопросов из-за системы поощрений; эта же система поощрений стимулирует пользователей не только безответственно голосовать, но и заводить виртуальные аккаунты (что очень легко сделать). Грубо говоря, создатели системы стоят с объявлением «продаю рубли по 50 копеек», при этом, конечно, около кассы висит табличка «больше чем по 10 рублей в одни руки не отпускаем», но все в очереди знают, что это никто не проверяет.
Ну а что: все эти плюшки типа бесплатных парковок мэрии как бы ничего не стоят, а показатели участия, за которые премии дают, растут. Нужен ли лучший стимул для того, чтобы закрывать глаза на то, что голосовать может кто угодно и сколько угодно раз? Вот они и закрывают.

И последнее.
Как бы ни относиться к «Активному гражданину», ботоводство и засорение интернета написанными под копирку платными хвалебными комментариями — это аморально и омерзительно. А на бюджетные деньги — еще и преступно.
Просто почитайте вот этот пост и комментарии к нему, или вот, например. (Таких постов десятки, взял пару ярких для примера). Такие посты и комментарии — мусор, который портит интернет. Люди, которые осознанно на это идут, не могут сделать ничего хорошего в интернете по определению. Много уже про это говорил и еще буду, это очень важный вопрос гигиены. Это как люди, которые диссертации украли — они по определению не могут ничего сделать в науке. А люди, которые портят интернет — в интернете.

Да, еще: в среду, послезавтра, круглый стол про АГ будет в Вышке, приходите поспорить.

Комментарии: 

Разблокировать любой сайт

Вот посмотрите итоги опроса, который был в этом блоге неделю назад:

В весьма продвинутой аудитории, которая уже не раз и не два сталкивалась с различными блокировками, положительно на вопрос о наличии инструментов для их обхода ответила лишь половина. Мы очень далеки от состояния «блокировки неэффективны, потому что все их умеют обходить, это ведь так просто», просто потому, что это не так.

Активисты РосКомСвободы проделали большую работу, и систематизировали имеющиеся на рынке бесплатные инструменты обхода блокировок по типам операционных систем и браузеров, снабдив каждый инструмент понятной и наглядной инструкцией «для чайников». Заходишь на OpenRunet.Org, сайт определяет ОС и браузер и предлагает 2-3 понятных шага к свободному интернету именно для той конфигурации, в которой ты сейчас работаешь. Удобно!

OpenRunet.Org

Успевайте воспользоваться, пока в УК еще нет статьи «Призывы к обходу блокировок сайтов»...

Проект «РосКомСвободы» — это шаг в нужную сторону, но именно что первый шаг. Посмотрите, опять же, на итоги моего опроса и обратите внимание на второй вариант ответа. «Турбо-режим» браузера нужен для ускорения загрузки страниц, VPNы — для криптотуннелирования, анонимайзеры — для обеспечения приватности. То, что при этом еще и нынешние Роскомнадзоровские методы блокировок перестают быть эффективными при использовании одного из таких механизмов — это приятный бонус.

Уверен, что следующий шаг после хороших инструкций с картинками должен заключаться в создании специализированного инструмента именно для обхода блокировок. Кажется, что не так трудно сделать очень простой в установке и использовании инструмент для всех платформ, который будет хорошо решать только эту задачу, и больше никакую. Зато: скачал, установил, забыл, и не надо ничего настраивать — перед тобой свободный интернет (такой, каким он и должен быть). Что думаете, программисты, реально?

Комментарии: 

В Госдуме хотят запретить огурцы, потому что террористы часто едят огурцы

Упоротые дегенераты из Госдумы и российских «спецслужб» каждый день придумывают, как бы еще им испортить интернет. В этот раз пришли за Telegram. (Ну, еще не пришли, но уже выехали).

Все мы прекрасно понимаем: террористы из запрещенного в России ИГИЛ всегда найдут, как им построить коммуникацию. Мессенджеров в мире много. Террористов из поощряемого в России ФСБ волнует вовсе не наша с вами безопасность, а то, что они этот Telegram читать не могут.

А им очень хочется все читать. Они будут прикрываться любыми красивыми словами, заботой о нашей безопасности и о защите наших данных. Они врут. Каждое их слово ложь. Защищать информацию (даже ту, которую они обязаны защищать по закону) они не умеют. Они умеют только врать, воровать и гадить.

Комментарии: 

Рыцари журналистской удачи

Садимся в «Сапсан» на Московском вокзале Санкт-Петербурга — прямо на перроне около дверей вагона дежурит съемочная группа «Пятого канала». Врываются с нами в вагон, тычут микрофоном в лицо, провоцируют, задают идиотские вопросы. Ну, Лайфньюс-стайл, все как обычно.

Так что сегодня вечером будет третья (!) серия сюжета «Леонид Волков отметил свой день рождения в Ленинградской области» на Пятом канале (вот первая серия, вот вторая). Абсурдная ситуация: вряд ли хотя бы 1% зрителей петербуржского «Пятого канала» знает, кто такой Леонид Волков; что они должны чувствовать и о чем думать в связи с ежевечерними отчетами о ходе его отпуска? Но когда «журналисты» выполняют задачи политического сыска, они уже не думают о рейтингах, зрителях, их интересах...

Остаются ли они при этом «журналистами»? Нет. Подчеркиваю: ждали на перроне у вагона. Знают номер поезда, знают номер вагона. То есть заведомо незаконно получили данные из автоматизированной системы, куда поступают сведения о купленных железнодорожных билетах. Системы, по идее, весьма защищенной; информация о перемещениях — не просто персональные данные, но весьма чувствительные.

Но «журналисты» этого не стесняются. Они гордятся своей работой вместе с ФСБшниками. В своем первом сюжете они пишут «журналисты нашего канала встретили...». Ага, случайно так, шли по лесу и встретили. Большая журналистская удача! Сегодня случайно встретили на перроне, неделю назад случайно встретили в лесу на озере.

Удобно, правда, быть «журналистом-расследователем», когда тебе незаконно сливают данные из всяких защищенных государственных баз данных, правда? Кстати, кому еще и для чего их сливают те, кто их должен защищать? Почем их можно купить? Какую ответственность понесут те, кто сливает и продает данные, которые используются для незаконной слежки за оппозиционными политиками? Сколько еще оппозиционных политиков должно быть убито, чтобы незаконная слежка перестала быть чем-то в порядке вещей?
Риторические вопросы, конечно же.

Это ведь то, о чем я уже писал. Микрофонное дело не просто «еще одно» в череде политических дел против несистемной оппозиции. Это показательный процесс, в котором власти хотят подчеркнуть разделение журналистов на два сорта: тех, кто за власть (они могут бить и им за это ничего не будет) и тех, кто не за власть (их можно бить и им за это ничего не будет). И очень характерно, что в связи с микрофонным делом снова и снова возникают сюжеты, подчеркивающие, что это разделение уже произошло.

В сухом остатке. Завтра выхожу на работу, и первое, чем займусь — заявления в отношении «журналистов» Пятого канала в связи с их незаконной деятельностью, а также в отношении тех, на ком лежит обязанность по хранению и обработке персональных данных в ИТ-системе, в которой хранятся данные о железнодорожных билетах. Никаких иллюзий: вряд ли по этим заявлениям будут хотя бы какие-то действия (как, кстати, ровно ничего не случилось и по моему заявлению в отношении Габрелянова и компании, даже отказной материал не прислали), но я большой сторонник идеи, что все такие вещи надо фиксировать и подшивать, фиксировать и подшивать.

Комментарии: 

Блокировки

В эпическом голосовании пользователей Рутрекера относительно методов противостояния Роскомнадзору побита новая невероятная планка числа участников: более 1.2 млн проголосоваваших. Более двух третей высказываются за отказ от выполнения все новых и новых требований регулятора.

Я сейчас не собираюсь комментировать сам спор Рутрекера и правообладателей и разводить еще одну ветку копирайто-срача. Я о другом; я не раз слышал точку зрения в духе «чем хуже, тем лучше», типа вот сейчас заблокируют этот ресурс, другой, третий, все эти сотни тысяч пользователей научатся пользоваться инструментами для обхода блокировок и на выходе мы получим совершенно свободный интернет.

Мне этот оптимизм не очень близок. Я не верю, что вот эти 800 тысяч проголосовавших «буду искать способы обхода блокировки» в итоге действительно пойдут и действительно найдут. Я сам ставил такой эксперимент: когда мой блог в ЖЖ незаконно заблокировали в декабре 2014 года, я в течение нескольких месяцев продолжал его вести «как ни в чем не бывало». Казалось бы — вот политически активная и лояльная аудитория, не впервые с блокировками сталкивающаяся: она-то уж найдет дорогу к важным для нее текстам? Но ничего подобного: статистика зафиксировала падение посещаемости в 15-20 раз. Реально обходили блокировку лишь около 5-7% моих читаталей.

Во многом это связано, наверное, с тем, что действительно простых, вот совсем «в одну кнопку» или «установил и забыл» решений против блокировок нет. Именно это и делает неуклюжую стратегию Роскомнадзора — над которой продвинутые пользователи лишь посмеиваются — весьма эффективной.

Хочу проверить мою гипотезу. Скажите: у вас на том устройстве, с которого вы прямо сейчас читаете этот пост, установлен ли и прямо сейчас активен ли какой-либо инструмент для обхода блокировок?

  • Да, ставил его специально для этого
  • Да, ставил для чего-то другого (VPN, анонимайзер...), но пользуюсь для обхода блокировок тоже
  • Нет, ставил, но сейчас не активен (не продлил платную подписку, выключил...)
  • Нет, ничего не установлено
Комментарии: 

Сайт о микрофонном деле

Центральный районный суд Новосибирска тоже сделал мне подарок на день рождения и вчера, наконец, назначил предварительное слушание по «микрофонному делу» — оно состоится 23 ноября.

Карточка дела на сайте районного суда

Это будет только предварительное слушание: мы заявим ходатайства о ряде экспертиз, определимся с порядком вызова и списком свидетелей, еще раз заявим о необходимости прекращения этого абсурдного дела. Ну и дата основного заседания станет известна.

В ближайшее время, очевидно, предстоит много писать об этом деле, поэтому коллеги из ФБК (большое спасибо!) оперативно сделали для меня небольшой сайт, на котором собраны все материалы и будут публиковаться все новости по делу. Просто для удобства журналистов и интересующихся: чтобы все было в одном месте.

delo.leonidvolkov.ru

Мы через некоторое время сделаем даже такую вещь (насколько я знаю, этого никто не делал никогда еще): убрав все персональные данные, выложим все материалы дела (3 тома, 660 листов) в полном объеме. Каждый сможет покопаться в анатомии уголовного дела: как выглядит документооборот, как добываются и подшиваются «доказательства», как проводятся допросы и создаются вещдоки. И любой желающий — сторонник или противник — сможет составить свое полное представление о характере этого дела.

А оно очень важное и знаковое — я уже писал об этом не раз. Меня хотят лишить возможности участвовать в политической деятельности, а российских журналистов — разделить на два сорта: на тех, кого можно бить, и тех, кто может бить кого угодно.

P.S.: Проиллюстрировать важность дела могу и такой историей. Вчера у меня был день рождения, и моя жена Аня устроила мне сюрприз: сняла на несколько дней уютный деревянный коттедж на озере в Ленинградской области, чтобы мы там отдохнули. Поскольку следствие было уже завершено, а дата суда еще не назначена, я через адвоката попросил у судьи разрешения на несколько дней уехать из Москвы, и мы спокойно уехали. На следующий день на территорию коттеджа врываются два журналиста питерского 5-го канала в сопровождении двух сотрудников ФСБ (такие, по крайней мере, были у них корочки), чтобы снять «сенсационное разоблачение»: Волков, якобы, нарушает подписку о невыезде и вообще собирается бежать в Финляндию. Особенно жалко при этом выглядели ФСБшники: они-то знали, что я ничего не нарушаю, и работали просто эскорт-сервисом для «журналистов», своими корочками отгоняя охрану коттеджного поселка. Незавидная роль!

Ну уж нет. Ни в какую Финляндию я не собираюсь. Я уже купил билеты на суд в Новосибирск и прилечу туда 23 ноября, и там мы обсудим, кого надо судить по 144-й статье: меня, за выдуманную поломку микрофона и выдуманный синяк, или, например, пана Бастрыкина, вывозившего журналиста в лес и угрожавшего убийством?

Кстати, если вы согласны, что по 144-й статье судить надо Бастрыкина, а не меня — помогите распространить ссылку на сайт о микрофонном деле как можно шире!

Комментарии: 

Поздравьте меня с днем рождения! 

Привет, у меня сегодня день рождения, мне 35.

Я проснулся и насчитал в фейсбуке, телеграме и телефоне 300+ поздравлений, начал отвечать, сбился со счета и стер все пальцы о клавиатуру. Спасибо большое за все эти теплые слова и пожелания. Хорошие друзья, которые считают важным то, что я делаю — это потрясающе крутая опора. И это то, что позволяет строить самые амбициозные планы и не сомневаться: рано или поздно, пусть не с первого и не со второго раза, все получится.

И еще я подумал, что, возможно, кто-то из тех, кто меня поздравил, хотел бы мне что-нибудь подарить, и я очень хорошо знаю, какой подарок я хочу получить.

Я работаю в Фонде борьбы с коррупцией. Каждый день я прихожу на работу и сталкиваюсь с самыми удивительными, смелыми, крутыми людьми в нашей стране. Людьми, которые отказались от очень много, чтобы сделать жизнь в России лучше, справедливее, честнее. Каждый день я восхищаюсь друзьями, с которыми я работаю вместе, и это восхищение заставляет находить внутренние резервы, не опускать руки, придумывать новые идеи и проекты, двигаться вперед.

Пожалуйста, поддержите Фонд борьбы с коррупцией.
Месяц работы ФБК — безусловно, самого крутого и эффективного очага сопротивления мракобесию и ворью в России сегодня — стоит 2 миллиона рублей. Это меньше, чем 200 рублей от каждого из моих подписчиков на фейсбуке.
Сделайте это прямо сейчас.
Затмение не бывает вечным.

http://donate.fbk.info
Комментарии: 

Ну что ты так вцепился в этого «Активного гражданина»? 

«... ведь есть проблемы поважнее: страна втянута в две войны, тотальная коррупция, нищета, Путин, вот это всё, а тебе не дает покоя какая-то поделка московской мэрии» — спрашивают меня.

Отвечаю: войны, коррупция, нищета и даже Путин когда-нибудь закончатся, а нам всем потом еще жить и жить. И я очень верю, что жить нам — при электронной демократии. Много лет пропагандирую эту идею, и верю, что рано или поздно так все и будет. Поэтому ужасно бесят все поделки, которые прикидываются электронной демократией, ей не являясь: они способны нанести серьезный урон самому имиджу хорошей идеи.

Московский «Активный гражданин» — яркий и явный пример такой позорной профанации. Александр Плющев в своем отличном эссе «Активный гражданин. Но мутный» подробно разобрал и проверил все основные недостатки АГ. Убедиться в его правоте может каждый: скачать приложение и увидеть, что единственной защитой является номер телефона, а голосовать по любому вопросу можно с пустым профилем. Система никак не определяет москвичей, никак не определяет, что голосующий — живой человек, никак не стимулирует его разбираться в сути обсуждаемых вопросов. Тыкай в кнопки и получай бонусы, неважно как и куда тыкаешь: эта система выращивает не активных граждан, а безответственных.

Но ладно бы только это. Создатели системы зачем-то безбожно фальсифицируют данные о ее популярности. Мэрия гордится тем, что в АГ, якобы, есть 1.2 млн пользователей, а в резонансных голосованиях участвует по 200 тысяч человек. Как такое может быть, если у системы немногим больше 100 тысяч загрузок на Андроиде (сейчас приложение находится в категории 100-500 тысяч, а совсем недавно была в категории до 100 тысяч), и примерно 300-400 тысяч загрузок в Apple Store на iOS (там нет публичной статистики, но эксперты назвали мне такие данные на основании динамики места приложения в топе российского Apple Store)? И это ведь скачивания, не пользователи.

На прямой вопрос о том, как так может быть, разработчики ответили в твиттере, что есть еще Windows Phone и есть десктоп, т.е. пользователи, которые с компьютера заходят. Ну, утверждение про Windows Phone (все-таки крайне экзотическую операционную систему) я оставлю на их совести, может быть там, конечно, и есть мистические сотни тысяч пользователей, а вот с десктопом вообще не клеится:

Через десктоп на страницу голосования по Войковской за 2 ноября зашло 19317 человек, 2 ноября — всего 9212 человек

Дружественные айтишники накраудсорсили мне данные метрики по количеству заходов на страницу самого резонансного голосования (по Войковской) с десктопа; по данным мэрии, там сейчас уже под 200 тысяч проголосовавших. Но на саму страницу голосования заходило менее 20 тысяч человек 2 ноября и менее 10 тысяч человек 2 ноября — далеко не впечатляющие цифры — не говоря уж о том, что, опять же, далеко не каждый заход это голосование. По этим данным легко прикинуть, что доля десктопа не может быть больше 15%.

Поэтому оценка в 1.2 млн пользователей всего (больше половины всей явки на мэрских выборах 2003 года!) явно недостоверна, как и оценка в 200 тысяч голосующих: такое число живых участников без манипуляций можно вовлечь только путем длительной и активной информационной кампании. А данные АГ — это либо накрутки и фальсификации, либо деятельность пользователей, зарабатывающих халявные баллы:

Когда создать аккаунт очень легко и за это дают плюшки без какой-либо ответственности, это всегда заканчивается понятно чем

Я скорее склоняюсь к версии про фальсификации (хотя нельзя отрицать и просто массового голосования виртуалов), потому что уж очень странно выглядят и публиковавшиеся графики динамики голосования:

По правой шкале - число подданых к определенному моменту времени голосов, по левой - результаты голосования на этот момент времени

Да, закон больших чисел никуда не делся: действительно, по мере роста числа голосов итоги должны стабилизироваться. Но здесь во-первых невероятно стабильный график роста числа голосов (а как же вечернее время? ночное? обеденный перерыв?), а, во-вторых, невероятно быстрая стабилизация и неизменность результатов. В разное время суток голосуют разные категории граждан у которых разное мнение; все графики изменения результатов электронных голосований, которые мне довелось наблюдать, выглядели как графики затухающих колебаний, а не как константы. Поэтому доверять данным АГ очень сложно. А проверить никак нельзя.

Короче говоря, так электронная демократия не делается. Важнейшая штука про все электронные голосования (то есть такие, где нельзя взять и ручками пересчитать бюллетени и проверить) заключается в том, что обеспечение прозрачности и проверяемости результата чуть ли не важнее, чем само голосование, потому что малейшие сомнения в правильности подсчета голосов полностью аннулируют любую ценность подсчета.

Например, когда мы делали выборы в КС оппозиции три года тому назад, мы
1) обеспечили доступ всех политических сил к инструментам администрирования системы,
2) опубликовали исходные коды,
3) опубликовали полный массив голосов и все логи голосования
— и все это не потому, что кто-то сомневался в правильности работы софта и подсчета голосов, а потому что без проверяемости результатов не может идти и речи об их легитимности.

А если вы делаете непрозрачную, не поддающуюся аудиту систему без какой-либо защиты, то получается вот что:

Мой профиль в системе девственно пуст, я не гражданин, а виртуал - но мне все равно дают голосовать

... и больше ничего. Называть это «электронной демократией» нельзя, тем более нельзя базировать на этом какие бы то ни было решения. И речь тут отнюдь не про Войковскую, тут речь о том, что московская мэрия явно планирует заменить «Активным гражданином» не всегда уютный для местных властей инструмент публичных слушаний. Публичные слушания — очень несовершенный инструмент, но все-таки благодаря ему иной раз удается отбивать непопулярные инициативы властей; в сервильности же «Активного гражданина» в его нынешней редакции сомневаться не приходится.

Короче говоря, хорошая ИТ-система, а тем более система электронной демократии, не может быть построена на лжи и непрозрачности, и кто-то должен об этом сказать. Ну пусть это буду я. «Активный гражданин» — фикция, голосования в нем — фикция, а потраченные на него деньги следует считать растраченными, украденными. И это очень вредная фикция, она приучает людей к совершенно неверному и искаженному представлению о том, что такое электронная демократия, как она должна работать и применяться. Такие проекты не развивают экосистему интернет-сервисов, а портят ее.

Кстати, это еще одна проблема: в том, что нет, кажется, никого, кто системно говорит о том, как интернет портится в последнее время, кто защищает его интересы (и, следовательно, интересы всех пользователей). Официальными «представителями интернета» выступают провластные, ангажированные, высокооплачиваемые клоуны типа обсуждавшегося ранее Мариничева или Клименко:

Не удивительно, что их «представительство» приводит к тому, что принимаются все новые репрессивные законы, а Россия впервые попала в категорию стран с несвободным интернетом по рейтингу Freedom House.

Но я немного ушел в сторону; это отдельная большая тема, заслуживающая большого обсуждения. На самом деле, мы можем многое сделать для того, чтобы сделать интернет лучше и защитить его от посягательств государства, жуликов и государственных жуликов. Про это я напишу отдельно.

А про «Активного гражданина», про электронную демократию в целом и про то, что происходит с интернетом в России буду говорить сегодня после 20.00 на «Эхе Москвы» в передаче «Блог-аут» у Ирины Воробьевой. Слушайте и задавайте вопросы.

Комментарии: