Трусливый гражданин

Эта история в письмах началась 6 ноября, на следующий день после моего поста и эфира на Эхе о том, что «Активный гражданин» является фикцией и профанацией идеи электронной демократии.

6 ноября.
Приветствую! Мы тут у нас в Высшей школе урбанистики НИУ ВШЭ затеяли небольшой круглый стол по поводу "Активного гражданина" и вообще взаимодействия горожан и власти в цифровую эпоху. Обсуждение человека на 4-5. Надеемся всё-таки кого-то из мэрии вытянуть, кто АГ занимается. Запланировали на вечер среды, 18-го ноября в библиотеке Достоевского на Чистых. Соответственно, тебя хотим позвать туда. Скажи, тебе удобно будет такое время (и вообще событие)?

Да, конечно, не вопрос. С радостью.

За деньги налогоплательщиков создана система бессмысленных для голосований «за все хорошее»
9 ноября.
Привет! Круглый стол по активному гражданину решили перенести на среду, 25-го на вечер (это 20.00 ориентировочно).

Хорошо, хорошо.

22 ноября.
Привет! Вот ивент круглого стола:

Отлично. И в очередном посте с итогами дискуссии по АГ ставлю анонс круглого стола. Но тут...

24 ноября.
Привет! Я хочу сообщить, что мы снова круглый стол переносим. Тут внезапно на нас среагировали из мэрии (хотя до этого две недели ни ответа, ни привета, и мы уже не рассчитывали на них), и там чуть ли не Ракова изъявила желание поприсутствовать. Но очень просили перенести дискуссию, так как у них на среду какое-то очень важное мероприятие выпадает. Так как мы и так много сил приложили, чтобы кого-то, кто непосредственно за АГ отвечает, вытянуть, то решили пойти навстречу. Насчет Раковой я все же сомневаюсь, конечно, но какого-нибудь Ермолаева они вполне могут делегировать. Тогда и дискуссия будет интереснее и внимания к ней побольше.
Мы с ними в среду-четверг должны решить, переносим на неделю или на две. Если поймем, что они чё-то мутят (это же мэрия все таки), то просто проведем без них через неделю. Мне правда очень неудобно вот так в последний момент переносить, но скажи, ты будешь в Москве в следующую среду или через две недели в среду?
Ещё теоретически могут попытаться на нас как-то надавить, чтобы тебя не было (пока вроде все спокойно с этим), но тут мы решили, что либо проводим круглый стол с твоим участием (если у тебя получается присутствовать), либо не проводим вообще.

Последний абзац звучит, прямо скажем, подозрительно, не правда ли? Я коллегам из ВШЭ честно написал, что это все полная ерунда, и что мэрия просто не хочет разговаривать, а хочет дождаться, пока тема уйдет, перестанет быть интересной, а потом тихонечко слиться.

Примерно 250 тысяч голосов по любому вопросу, вне зависимости от его важности — уровень «белого шума» в системе
24 ноября.
... Для нас принципиально, как для лаборатории, которая занимается городскими конфликтами, попытаться собрать на одной площадке разные стороны. Ведь, по большому счёту, претензии к тому же АГ и так всем известны и понятны, а вот если появляется тот, кто на них может как-то ответить, то это гораздо интереснее становится.
Мы когда ставили две недели назад стол на эту среду, были уверены, что тема протухнет к этому времени. Но вроде ничего, держится. А всего-то несколько человек с разных сторон про неё пишет. Так что, учитывая, что скоро новая инфа по этой теме выйдет, и соответственно, на нее будет реакция, то и через две недели будет актуальной.
Самый, конечно, щепетильный вопрос — в том, что мэрия в своих просьбах может пойти дальше: согласовать список вопросов, потом согласовать список спикеров. Тут, что называется, будем решать проблемы по мере поступления. ...

Ну хорошо. Договорились на 9 декабря. И я предупредил: если снова будет срыв — я публично расскажу эту историю.

26 ноября.
В общем, не будем мы круглый стол проводить (
Хотя стоп, я поторопился, похоже. Возможно, всё-таки получится через две недели.
Тут просто оч сложные внутренние дела.

Ладно, ладно, ждем.

1 декабря.
Привет! Скажи, ты 16-го вечером будешь в Москве (это среда)?

Да. Хорошо. Освободил расписание. Перенес дела.

16 декабря.
да нифига, теперь на январь переносится(

Короче говоря, извините, но объявляю свою техническую победу на несостоявшихся дебатах за неявкой оппонента. Как никто из мэрии не явился защищать «Активного гражданина» на Эхо, так никто и не пришел на удобную для них площадку в Вышке. Видимо, они сами слишком хорошо знают цену своему детищу. Ну, как говорится, слив засчитан.

И о хорошем. Вчера получил из МВД уведомление о том, что мое заявление о преступлении в отношении Сергея Собянина и Анастасии Раковой (по факту мошенничества) принято и будет рассматриваться по существу; правда, почему-то, в управлении МВД по ЮАО (я всегда считал, что Сергей Семенович и Анастасия Владимировна обделывают свои преступные делишки по адресу Тверская 13, то есть в ЦАО). Ну, посмотрим, как далеко зайдет.

Комментарии: 

Вышли на международный уровень 

Петиция против переноса в Россию персональных данных российских пользователей, хранящихся на серверах иностранных ИТ-компаний, за первую неделю своего существования собрала 30000 подписей и, как и было запланировано, начала благодаря этому выходить на международный уровень.

Сегодня The Guardian опубликовала статью журналиста Андрея Солдатова, автора нашумевшей книги The Red Web (о том, как российские спецслужбы наращивают контроль над интернетом), посвященную нашей с вами петиции. В своей статье Андрей рассказывает о том, чем сейчас является система СОРМ и заканчивает вопросом к интернет-гигантам: защитят ли они данные своих пользователей? Это именно тот вопрос, на который мы хотим получить ответ.

Чем больше голосов его зададут, тем скорее мы его получим.

Продолжают присоединяться к петиции и известные люди в России: вот, например, подписал петицию и всем порекомендовал это сделать Александр Плющев. Поступите и вы таким же образом: подпишите и расскажите всем.

Комментарии: 

Еженедельный Перископ

Все пишут, что эксперимент прошел успешно. Я, как и обещал в субботнем посте, устроил прямой эфир в Перископе сегодня в 16.00 и в течение получаса отвечал на все вопросы.
Полная запись эфира доступна по ссылке. (Первые 3-4 минуты вожусь с техникой и настраиваюсь, дальше немного сумбурно, а потом привык и стало вроде достаточно динамично. Смотреть можно и с телефона и с десктопа).

Спасибо всем, кто смотрел!

Планирую расширить границы эксперимента и делать что-то подобное регулярно. Запишите время: понедельник, 17 часов. Формат: выступление на 5-7 минут по основной теме прошлой недели, ответы на вопросы по этой теме, ответы на вопросы по любым темам. Итого будем стараться укладываться в 30 минут, примерно как сегодня. Посмотрим пару недель, как пойдет, дальше будем придумывать какие-нибудь инновации. Подписывайтесь!

Комментарии: 

Старт кампании-2016

Вчера в Москве прошло большое мероприятие Демократической коалиции — официальный запуск избирательной кампании 2016 года. Важное, знаковое мероприятие.

— Коалиция подтвердила, что сохранилась и продолжает работу (коалиции уже 8 месяцев, и, если мне не изменяет память, это самое долгоживущее объединение на демократическом фланге за последние 25 лет; хотя у нас в коалиции 5 довольно разных партий, мы находим форматы совместной работы и в итоге договариваемся по всем, порой весьма чувствительным, вопросам);
— Коалиция заявила, что будет участвовать в выборах в Госдуму в 2016 году, и будет следовать тем принципам, которые были положены в ее основу при создании коалиции в апреле 2015 года (выдвижение единого списка кандидатов на базе партии Парнас и применение механизма праймериз для формирования списка);
— Коалиция представила план подготовки к выборам (предкампания в формате краудсорсинга предвыборной программы в декабре-марте, проведение праймериз для формирования списка в марте-апреле);
— Коалиция определилась со структурой избирательного списка (Михаил Касьянов во главе списка; все остальные места как в общефедеральной части так и во главе территориальных групп разыгрываются на праймериз; короткая общефедеральная часть; относительно небольшое — 35-40 — количество территориальных групп).

11 декабря — бодрый старт думской кампании 2016 года

Но интересно, что восприятие «изнутри» и «снаружи» оказалось очень различным. Среди всех тех, кто был на вчерашнем мероприятии, готовил его, участвовал в переговорах — есть ощущение успеха. Конференции 11 декабря предшествовали три месяца напряженной политической работы, включавшей в себя еженедельные встречи, глубокий анализ костромской неудачи, непростые переговоры о формате праймериз, принципах нарезки тергрупп, содержании предкампании. Все эти темы удалось свести к взаимоприемлемому компромиссу, одобрить внутри каждой из участвующих в коалиции партий и достойно представить публике.

Снаружи, напротив — много скепсиса и критики. Так бывает: оставшаяся за кадром работа не видна и не очень понятна; с чего мы начинали и к чему пришли — это понимаем только мы, а публика оценивает (и оценивает критически) итоговый результат. Это нормально. Значит, нужно вести разъяснительную работу.

Конечно, 99% вопросов и критики связаны с одним-единственным решением — о том, что Касьянов возглавит список. (Уже хорошо: вероятно, это означает, что все другие решения по кампании 2016 года не вызвали вопросов). Пройдемся по основным вопросам и претензиям.

Не посоветовались со сторонниками.
Вообще-то это не так. То есть вот совсем. В октябре мы провели большой опрос-анкетирование путем email-рассылки по всем базам контактов сторонников, собрали и обработали более 22 тысяч (!) анкет. Именно так мы узнали, что сторонники
— выступают за участие демократической оппозиции в выборах 2016 года (85% считают что «обязательно надо» и «скорее надо» участвовать, и лишь 5% выступают за бойкот выборов),
— полагают (80%), что именно Демократическая коалиция представляет их политические интересы,
— готовы голосовать за Парнас (69%), и полагают, что коалиция должна выставлять список именно на базе Парнаса (58%; еще 16% затруднились ответить, 9% предпочли Яблоко),
— считают, что лучшими способами формирования единого списка являются открытые праймериз (58%) или коалиционные переговоры (28%).
Мы также получили рейтинги узнаваемости и популярности потенциальных кандидатов, которые сыграли важную роль в выстраивании политической конструкции.

Так вы и наберете 2%.
Действительно, это наиболее вероятный результат. Но не в силу принятого решения, а в силу объективной политической ситуации. Я писал после Костромы очень подробный анализ раскладов перед выборами в Госдуму: чтобы набрать 5% в среднем по стране, надо получить не менее 25-30% в городах-миллионниках (что вряд ли реально); соответственно 2% — это 10-12% в столицах; выглядит вполне реалистично. Даже такой результат потребует серьезной кампании и напряжения всех сил. А 3% (то есть госфинансирование и право выдвигать кандидатов на выборах всех уровней без сбора подписей) — это уже расшибиться в лепешку. Такие уж сейчас в России «выборы»; дело тут вовсе не в Касьянове.

Предали светлую идею праймериз. И это не так. Весь список, кроме первого места, будет сформирован на основе праймериз; это совершенно беспрецедентная история. Например, коллеги из «Демвыбора» весной, когда все начиналось, существенно не поддерживали праймериз как идею, а сейчас являются их сторонниками. (Этого не получилось бы без весенних праймериз, которые мы сделали очень прозрачными, таким образом, что удалось развеять весь скепсис наблюдателей). Или вот, например, коллеги из «Парнаса» на первых этапах переговорного процесса предлагали всю федеральную часть списка сформировать путем коалиционных переговоров, а на праймериз разыграть только позиции в территориальных группах. Путем длительной политической работы удалось найти компромисс, который всех устроил: Парнас, который предоставляет всем участникам коалиции свою партийную лицензию и право участвовать в выборах по своему списку, взамен получает одно защищенное, гарантированное место в списке. Это выглядит разумным и справедливым компромиссом.
Замечу еще: если Парнас преодолевает 5%-ный барьер, минимальный теоретически возможный размер фракции — 12 мандатов (скорее получится 14-15). Поэтому с точки зрения шансов стать депутатом, все места в федеральной части списка абсолютно равнозначны.

Список должен был возглавить...
... Юрий Шевчук, Павел Дуров, Юлия Навальная, Сергей Галицкий, Андрей Макаревич, Михаил Ходорковский, Леонид Парфенов, Дмитрий Потапенко, Олег Басилашвили, Лев Шлосберг, Жанна Немцова, Папа Римский.
И то правда, круто было бы. Одна проблема: авторы всех этих предложений забыли поинтересоваться у предлагаемых ими кандидатов хотят и могут ли они участвовать в списке Парнаса? Дело это весьма неблагодарное, требующее вложения больших ресурсов в обмен на крайне эфемерные перспективы и вполне реальные проблемы. Для многих — как для Алексея Навального или Михаила Ходорковского — еще и невозможное по закону (в связи с судимостью). В течение последних трех месяцев мы провели огромный объем переговорной работы (в том числе, и с некоторыми людьми из списка выше), и эта работа убедила нас в том, что на сегодняшний день единственный человек с федеральной известностью, который одновременно имеет право и хочет участвовать в списке Парнаса — это Михаил Михайлович Касьянов.

«Да кто вообще за Касьянова будет голосовать. Его же все знают как Мишу-2%»?
Вспомните Кострому. У нас было всего три недели на кампанию, и мы почти все вынуждены были потратить на узнаваемость: бренд Парнас в начале кампании знали 20% избирателей, в то время, как у Яблока, КПРФ, СР, ЛДПР было больше 95%. Титаническими усилиями узнаваемость поднять мы смогли, а на построение рейтинга времени уже просто не хватило. Мы хотим учесть этот опыт и не повторять его. Касьянов сегодня единственный из имеющих право баллотироваться демократических политиков с федеральной узнаваемостью — и это отлично. Узнаваемость — половина результата; дальше уже вопрос политической работы. (Вспомните кампанию Ельцина в 1996 году).
Короче говоря: главное, что Касьянова знают. А уж будут голосовать или нет — это вопрос к качеству предвыборной кампании. В России результат на выборах всегда определяется кампанией, а не репутацией. Ну и кстати важно не забывать, что мы выдвигаем не кандидата в президенты, а список в Госдуму. Голосовать будут за список, за партию, за идею, за ценности — в значительно больше степени, чем за конкретного человека. Мы будем вести кампанию Демократической коалиции, а не кампанию Касьянова. При этом сам Касьянов в ходе коалиционных переговоров принял на себя (и публично подтвердил в своем вчерашнем выступлении) серьезные обязательства: активно участвовать в кампании, ездить по регионам, выступать, отвечать на вопросы, работать над своим имиджем. Уверен, что свои обязательства он выполнит и это тоже поможет кампании.
Ну и главное. Тоже из опыта Костромы: кто был, тот помнит, как нас там мочили и в черных газетах, и легальных газетах конкурентов, и в телепередачах. И хотя Касьянов в Кострому ни разу не приезжал, разве это мешало в каждом сюжете, в каждой очерняющей статье упоминать то, что именно он является председателем Парнаса? Что, есть у кого-то сомнения, что на выборах в ГД-2016 пропагандистская машина будет работать по полной? Что список Парнаса не будут мочить с утра до ночи? И что мем «Миша 2%» не будет лежать в основе всей чернухи? У меня таких сомнений нет. И никаким образом это не зависит от того, будет Касьянов в списке, или нет. Ну а раз так, то, как говорится, «зачем платить больше»?

В сухом остатке.
1. Михаил Касьянов — лучший из путинских премьер-министров, добившийся впечатляющих результатов в экономике на фоне низких цен на нефть; последовательный и принципиальный политик, с которым трудно договориться, но который всегда отвечает за свои слова и не переигрывает достигнутые договоренности (вспомните июньскую историю с Котляр, там он это очень ярко продемонстрировал). Он будет отличным депутатом Государственной Думы, если список преодолеет 5%-ный барьер — в этом вряд ли у кого-то могут быть сомнения.
2. Во главе списка нужен политик с федеральной узнаваемостью, и другого (имеющего право участвовать в выборах) у нас сейчас нет. Имиджевые проблемы, во-первых, никуда бы ни делись и если бы Касьянов не участвовал бы в списке, и, во-вторых, поправимы путем работы, которую он будет вести.
3. Его выдвижение во главе списка — продукт политического компромисса, который был построен за три месяца непростой работы, в полном соответствии с принципом «политика — искусство возможного». Этот компромисс всеми участниками коалиции воспринимается как справедливый. При этом базовые принципы коалиции не нарушены, и состыкованы с мнением сторонников.

P.S.: Отдельно обидно читать про «вот был бы жив Немцов». Если бы был жив Немцов, он бы участвовал в праймериз, занял бы высокое место и даже, вероятно, возглавил бы список. И ровно все те, кто пишут «ну что вы, совсем долбанулись, с Касьяновым вам ничего не светит, у него такой антирейтинг», писали бы «ну что вы, совсем долбанулись, с Немцовым вам ничего не светит, у него такой антирейтинг», вот прямо теми же словами. Извините.

P.P.S.: Я пока не лишен права участвовать в выборах, у меня еще суд не завершился. Поэтому я выдвину свою кандидатуру на праймериз Демкоалиции, буду вести кампанию и добиваться высокого места в списке. А там уже видно будет.

P.P.P.S.: Я сам много и быстро читаю и предпочитаю текстовый формат изложения мыслей. Но глядя на стену букв выше я, конечно, понимаю, что не всем так удобно и понятно. Поэтому, с одной стороны, конечно, обещаю отвечать на все вопросы в комментариях к этому посту, но, с другой стороны, хочу попробовать и новые форматы. Мне кажется, что для быстрых вопросов и ответов лучше всего подходит новомодный Перископ. Эксперимент будем ставить в понедельник, в 16.00 по московскому времени. Подписывайтесь, и готовьте вопросы!

Комментарии: 

Мамин юбилей

У моей мамы сегодня замечательный юбилей, с чем я ее и поздравляю.

Прага, 1996

Очень хотел это сделать лично — и даже купил билеты, чтобы слетать завтра в Екатеринбург на семейный праздник — но не получилось. Судья Петрова, которой я на заседании суда 3 декабря передал ходатайство с просьбой разрешить мне выходные 12-13 декабря провести в Екатеринбурге, несколько дней думала и позавчера официально мне отказала.

Абсурд: было заседание 3 декабря, следующее назначено на 23 декабря. Следствие завершено, ничего по моему делу в эти дни не происходит и не может происходить. За все время с момента возбуждения дела я ни разу не нарушал свою подписку о невыезде, вовремя являлся на все следственные действия и все заседания суда, 9 (девять!) раз слетав для этого в Новосибирск. Ни разу ни на минуту не опоздал. Но вот суд мне делает такую просто личную мелкую пакость.

Добро пожаловать в клуб «политических подсудимых», что называется. Так, на всякий случай, для понимания: даже с «официальной» точки зрения я не преступник, вступившего в силу приговора суда нет. Мера пресечения не является репрессивной мерой, мерой наказания. Она является обеспечительной мерой. Подписка о невыезде нужна для того, чтобы следователь (а потом суд) знали, где я нахожусь, могли в любое время провести со мной следственные действия; чтобы обеспечить мою явку на заседания — но не для того, чтобы меня «наказывать», наказывать-то как бы «еще не за что». Обидно, и не по-человечески.

Ну а маму поздравляю, здоровья тебе до 120 лет, и чтобы их вторая половина получилось не менее насыщенной, интересной и богатой на радостные события, как первая! Извини, что не смог приехать.

Комментарии: 

«Российским силовикам я бы за проезд в маршрутке передать не доверил, не то, что личные данные»

За первые четыре дня петиция против переноса персональных данных в Россию собрала больше 27000 подписей, это очень хороший старт. Важно, что люди не просто подписывают, они высказываются (и достаточно развернуто) о своем отношении к затронутым петицией вопросам. Это очень помогает и мне, как инициатору петиции, понимать, что всех больше всего волнует, в какую сторону вести работу.

Экономист Алексей Захаров

Это так и работает: сначала начинают высказываться обычные люди, потом заметные в обществе («лидеры общественного мнения»), потом журналисты и политики. Так петиция набирает политическую силу и значимость, обретает звучание. В нашем случае цель очень простая: адресаты петиции — руководители крупных международных ИТ-компаний — в силу своей работы постоянно читают значимые англоязычные технологические СМИ. Как только наша волна дойдет до TechCrunch или Mashable, мы достигнем нашей цели.

Журналист Андрей Колесов

(Лирическое отступление. Андрей этого, конечно, не помнит, но это он, 15 лет тому назад, первым стал писать у себя в PCWeek про сдачу налоговой отчетности через интернет, и, кажется, был первым журналистом, которому я давал интервью на профессиональные темы. Было, поэтому, очень приятно увидеть его имя в числе первых подписантов петиции).

Вчера начали подключаться и русскоязычные СМИ (вот, например, Радио Свобода). Нам остался сделать один серьезный шаг — и это задача на следующую неделю — сделать тему международной. Европейские и американские журналисты, которым я рассказываю про петицию, говорят о том, что 50 тысяч подписей заведомо сделают ее значимым информационным поводом; это значит, что каждому из тех, кто уже подписал ее, достаточно привлечь всего еще одного сторонника.

Сделать это не так трудно. В исходном посте о запуске петиции, я рассказывал личную историю про железнодорожные билеты, конфиденциальные данные о которых люди, уполномоченные их охранять, слили псевдожурналистам. Личные истории работают, потому что люди хорошо умеют примерять все на себя. Представить себе свои личные риски от того, что российские государственные органы читают твою личную переписку или анализируют твои личные покупки может каждый. А нет никаких сомнений в том, что закон о локализации персональных данных направлен именно на это (вот пара ссылок — прошлогодняя и свежая — которые это вполне доказывают).

Поэтому привлечь сторонников просто: напишите у себя в Фейсбуке, ВКонтакте или в Одноклассниках простой короткий пост о петиции и о том, почему лично вы ее подписали, почему лично для себя считаете это важным. Этого будет абсолютно достаточно.

И еще раз напомню про суть нашей петиции.
1. Мы призываем международные интернет-компании к организованной забастовке против Роскомнадзора, против нелепого и вредного закона о локализации персональных данных.
Такая забастовка весьма вероятно будет успешной; мы не раз видели, как организованное сопротивление заставляло российские власти включать обратный ход и отыгрывать свои решения. Если чем и компенсируется строгость и бессмысленность российских репрессивных законов, так тем, что они отменяются с той же легкостью, с которой и применяются.
2. Российские пользователи доверили свои персональные данные Facebook, Google, Twitter и другим сервисам в том числе потому, что понимают, что те будут принимать все необходимые усилия для защиты этих данных. Выполнение же требований закона существенно повлияет на защищенность данных и тем нарушит права пользователей.
3. Это касается каждого. Речь не только о политических активистов, которую могут опасаться преследований за какие-нибудь «крамольные высказывания» в личной переписке; речь о каждом пользователе — любой попадает в зону риска в том случае, когда его данные (от писем до билетов, от покупок в интернет-магазинах до анкет на сайтах знакомств) оказываются в руках криминальных структур, которые, в России, неотделимы от так называемых «правоохранительных органов». Нет никаких сомнений в том, что переданные в Россию личные данные пользователей немедленно станут доступны самым банальным жуликам и ворам, которые смогут их использовать для самых банальных краж, шантажа, мошенничества.

Извините за много букв; все это гораздо короче сформулировал один комментатор в фразе, которую я вынес в заголовок поста:

«Российским силовикам я бы не доверил за проезд в маршрутке передать, не то что свои персональные данные».

Подпишите петицию против переноса персональных данных международных сервисов в Россию — защитите свои персональные данные от жуликов и воров!

Комментарии: 

Почему петиция против переноса персональных данных сработает 

Я вчера петицию запустил, и, как вы понимаете, я от вас с ней теперь долго не отстану. Потому что это серьезная и важная штука.

Начало отличное — более 3500 подписей за первые сутки — но эта история не на одни сутки. Я хочу попробовать провести полноценную общественную кампанию — с материалами в СМИ, с высказываниями известных людей, с аналитикой — чтобы, в итоге, достучаться до руководства крупнейших интернет-компаний и подтолкнуть их к правильному решению. К забастовке против абсурдных требований Роскомнадзора, и в защиту интересов миллионов российских пользователей.

Я знаю, что это совершенно реально; я знаю, что в каждой из пока не определившихся компаний (в первую очередь речь про Google, Facebook и Twitter, но не только про них) идет серьезная внутренняя борьба за и против выполнения требований закона о переносе персональных данных. В каждой из них есть определенный хрупкий баланс сил, который легко нарушить маленьким толчком — и наша петиция может им оказаться.

Нам часто хочется как-то выразить свое отношение к происходящему в России, но не имеем для этого подходящих инструментов; мы часто чувствуем себя беспомощными. Петиция против переноса персональных данных, в этом смысле — уникальная возможность:
1) она очень проста, понятна, справедлива;
2) она не делит на «ватников» и «либерастов», она соответствует интересам 99% пользователей;
3) она адресована не российским властям, так что у нее есть все шансы достичь адресата и успеха.

Мы просто не хотим, чтобы интернет портился; чтобы силы, которые портят интернет — побеждали. Мы знаем: то, что власти делают в России с персональными данными пользователей, это не просто плохо — это незаконно. (Вот только на этой неделе свежее подтверждение: решение ЕСПЧ о незаконности российского СОРМ). Мы считаем свободный интернет важной ценностью, которую надо защищать.

Очень многие люди не просто подписывают петицию, но еще и оставляют свои комментарии. Чтение этих комментариев — искренних и сильных — особенно убеждает меня в том, что мы с вами на верном пути и делаем правильное дело.

Подпишите петицию против переноса персональных данных!
И, что особенно важно, расскажите об этом в социальных сетях; так это работает, так петиция начинает набирать больше голосов и становится заметной. Просто расшарьте ее или напишите любой текст от себя с ссылкой на петицию — этим вы приблизите победу.

Комментарии: 

Петиция против переноса персональных данных в Россию

Меньше чем через месяц истекает отсрочка, которую Роскомнадзор дал интернет-компаниям для выполнения закона о переносе в Россию персональных данных (закон вступил в силу 1 сентября 2015 года, но Роскомнадзор обещал в этом году не проводить проверок и не штрафовать). В течение последних месяцев Роскомнадзор кнутом и пряником подгонял компании соглашаться, и, насколько известно, ситуация сложилась пограничная. Некоторые (небольшие) компании решили не выполнять закон и отказаться от бизнеса в России; иные (как небольшие, так и значительные) компании решили выполнить требования этого закона. Что же касается самых крупных игроков, то никто из них еще окончательно не определился.

Российские власти, со своей стороны, уже радостно готовы принять персональные данные под свою опеку. Потирая ручки, близкие к власти «предприниматели» строят за бюджетные деньги дата-центры, в которых предлагается размещаться иностранцам. И, конечно, все это обильно поливается соусом «защиты интересов россиян». Типа, если ваши данные будут лежать фиг знает где, к ним будет иметь доступ страшное АНБ, и это очень плохо.

Но, простите, АНБ далеко, а ФСБ и всякое прочее Б — близко. Что такого страшного с моими (и вашими) персональными данными может сделать АНБ я лично никак придумать не могу, и в чем уж я точно уверен, так это в том, что на серверах в Калифорнии они будут в миллион раз защищеннее, чем на серверах в Москве.

Далеко за примерами ходить не надо: вот меня лично это коснулось буквально пару недель назад, когда данные о моих железнодорожных билетах из якобы «защищенной» ведомственной базы данных были слиты «журналистам»-стукачам. Вот уж точно «это может случиться с каждым», и дело здесь вовсе не в политической деятельности. С вашими данными можно сделать много чего неприятного. То, куда вы едете и когда вас нет дома будет интересно не только политическим оппонентам, но и самым обычным ворам; то, что вы покупаете в интернете (и чем платите), куда вы ходите, с кем общаетесь — все это бесконечно ценная информация для мошенников, телефонных жуликов, воров, шантажистов. Элементарные примеры придумайте сами.

Вы точно хотите, чтобы ваши персональные данные попали к российским преступникам? Вряд ли. Вы точно уверены, что этого не случится? Да ладно? В стране, где генеральная прокуратура (в лице двух заместителей генпрокурора и двух сыновей генпрокурора) тесно связана с бандой Цапков, а председатель Следственного комитета обязан своим постом «малышевской» ОПГ?

Это просто факт: для 99% самых обычных российских пользователей интернета выгоднее и лучше, чтобы их персональные данные хранились за пределами России. Это безопаснее, это удобнее, это дешевле, наконец (российский ИТ-рынок — всего около 2% мирового; создание для него отдельных дата-центров — это отдельные расходы для компанией, и эти расходы так или иначе будут переложены на плечи пользователей). Но российские власти, как обычно, действуют не в интересах 99% пользователей, а в интересах 1% — вороватых чиновников (которым, и правда, есть почему бояться АНБ), спецслужб (которым хочется обосновать бюджеты на новые расширения штатов специалистов по чтению чужих писем) и преступников.

Интернет-компании сейчас с Роскомнадзором один-на-один и испытывают большое давление. С одной стороны на них давят, с другой — никто не защищает. Их аккуратно обрабатывают по одному, и, если так будет продолжаться, они могут сломаться. Запросто. Если мы им не поможем.

В практическом смысле я предлагаю попробовать (для начала) одну простую штуку — онлайн-петицию к руководству ведущих интернет-компаний. Я набросал текст по-русски и по-английски, максимально короткий. Давайте подпишем, распространим, соберем, например, 50 тысяч голосов, и посмотрим, что это даст. Возможно, что именно такого первого толчка, такого ясного сигнала от пользователей в России не хватает интернет-компаниям, чтобы определить свою позицию и начать ее отстаивать.

Если вам кажется эта затея сомнительной, прочитайте некоторые вопросы и ответы.

Q.: Ты призываешь Facebook, Google, Twitter и проч. нарушать закон?
A.: Я призываю их сопротивляться неконституционному и порочному закону, принятому нелегитимной Госдумой в череде иных преступных и абсурдных ограничений прав российских граждан. Это ничем не отличается от забастовки дальнобойщиков против «Платона»: тот тоже введен в силу законом, ну и что? Интернет-компаниям мы тоже предлагаем объявить своего рода забастовку. А главное в любой забастовке — действовать сообща, единым фронтом, без штрейкбрехеров. Наша петиция может им помочь объединиться.

Q.: Интернет-петиции никогда ни к чему не приводят, в чем смысл?
A.: У нас есть немало печального опыта с петициями, обращенными к российским властям: действительно, они закрывают глаза даже на голоса на РОИ, собранные в соответствии с их же правилами и ограничениями. Но в данном случае мы обращаемся не к российским властям, а к руководству западных интернет-компаний; они гораздо более чувствительны к мнению пользователей и прессы, к общественному мнению. Могу привести такой пример из личного опыта: когда в декабре 2014 года Facebook по незаконному предписанию Роскомнадзора заблокировал мой ивент, посвященный приговору по «делу Ив Роше», волна критики в американских СМИ привела к тому, что руководство Facebook (на уровне Шерил Сендберг) было вынуждено признать свою ошибку, извиниться, и отказаться от блокировки дублирующих ивентов, несмотря на повторные предписания РКН.

Q.: Если они откажутся переносить данные, их просто всех заблокируют, разве нет?
А.: Если будет как сейчас — а сейчас идут сепаратные переговоры, РКН пытается «развести» компании по одиночке — то, конечно, отдельные отказы в переносе данных будут легко подавлены. Напротив, если отрасль выступит единым фронтом, власти, весьма вероятно, спасуют и отступят. По крайней мере, весь прошлый опыт этому учит: например, Википедия отказалась прогибаться в вопросах незаконной блокировки отдельных статей, и несмотря на сильное давление, Роскомнадзор в итоге отступил (хотя и грозился заблокировать Википедию целиком). Сейчас нет ощущения, что власти готовы на радикальные шаги по «отключению интернета», поэтому, если интернет-компании будут совместно и сильно стоять на своих позициях, у них есть отличные шансы победить, защитив и свои, и наши интересы. А петиция направлена на то, чтобы им в этом помочь.

Надеюсь, я вас убедил, что, по крайней мере, стоит попробовать.
Подпишите и распространите петицию!

Комментарии: 

Суд по микрофонному делу: допрос потерпевшей Кирсановой

В четверг в Новосибирске состоялось первое открытое заседание по микрофонному делу (напомню, что все материалы дела без исключения опубликованы для всеобщего ознакомления); в рамках этого заседания проходил допрос одного из потерпевших — заместителя главного редактора новосибирской редакции LifeNews Ольги Кирсановой.

Кирсанова признана потерпевшей как материально-ответственное лицо редакции, т.е. она отвечала за «сломанный» микрофон, и именно она написала заявление о том, что он был сломан. Второй «потерпевший» — непосредственный участник инцидента репортер Поступинский — признан таковым из-за якобы полученного им синяка. Но его в четверг в суде не было почему-то (хотя на предварительном слушании он был).

Сидим с адвокатом в зале суда и ждем начала процесса

На «Медиазоне» был подробный, близкий к дословному онлайн допроса Кирсановой, остановлюсь только на паре самых ярких моментов двухчасового заседания.

— Поступинский мне про синяк сказал...
— А почему этого не было в ваших показаниях?
— Я лицо материально-ответственное, отвечаю за микрофон, его рука меня не волнует...

— Вы смотрели сюжет, который он снял?
— Нет
— Но вы же даете ему редакционное задание, вас не волнует, какую работу он сделал?
— Нет, это не в зоне моей ответственности

Мое короткое выступление

Ну и так далее в том же духе. Пикантные мелочи:
— в справке об ущербе от Lifenews значится одна модель и марка микрофона, в направлении на экспертизу и заключении эксперта совсем другая;
— инцидент был 17 июля, а заявление было подано только 23 июля, по команде из Москвы (команду, по словам Кирсановой, дали шеф-редактор Lifenews Рауль Смыр «и другие начальники»);
— никакого журнала выдачи техники, никаких проверок ее состояния не ведется; микрофон просто лежит в редакции и корреспондент его берет с собой на выезд;
... ну и так далее.

Много такого, что привело бы к моментальному прекращению дела в любом юридическом сериале, но мы-то в российском суде, а не в юридическом сериале, поэтому у нас еще куда эпизодов в этом сезоне впереди.

Бонус-треки:
- комментарий для «Свободы» перед заседанием,
- большой и очень подробный репортаж на Tayga.info,
- репортаж «Свободы» из зала суда,
- репортаж Sib.Fm из зала суда,
- репортаж Sibkray из зала суда

Продолжение — 23 декабря в 15 часов 15 минут. Центральный районный суд Новосибирска, судья Петрова, 4-й этаж. Заседания открытые, приходите. Будет допрос Александра Поступинского, человека с удивительной избирательной памятью.

Комментарии: 

Лояльный гражданин

В Москве позавчера проходил «Московский гражданский форум», одной из ключевых его тем была электронная демократия, главной звездой — могущественный вице-мэр Анастасия Ракова. Презентационные материалы мэрии, на отличном уровне исполнения, свидетельствуют о том, как растет вовлеченность москвичей в принятие решений о жизни столицы. В системе «Активный гражданин» все больше все более активных пользователей, проникновение электронной демократии во все сферы общественной жизни города растет и ширится. Ура, товарищи!

Но, наверное по досадному недоразумению, мэрия показала не все слайды. Когда Алексей Навальный представлял расследование Ильи Рождественского про то, как устроен «Активный гражданин», он предложил всем желающим присылать нам анонимно материалы об АГ на «черный ящик ФБК». И, знаете, пришло много интересного (спасибо всем, кто откликнулся!).

На покупку лояльности социально активных москвичей мэрия планирует направить 150 млн рублей

Например, мы получили внутреннюю презентацию о планах развития проекта АГ до конца 2016 года, согласно которой мэрия планирует тратить на поощрения пользователей АГ в разы больше денег. Казалось бы, какой в этом смысл? Ведь уже много раз объясняли: выдача поощрений за участие в голосованиях приводит к появлению большого числа пользователей, которые просто кликают куда попало, не думая, чтобы набрать как можно больше баллов и обменять их на те или иные вполне осязаемые материальные ценности.

Стимулируешь халявщиков — заводятся халявщики, а что еще ожидать-то?

И, главное, поскольку халявщики голосуют не глядя, не ради принятия решений, а ради баллов, их решения не являются осмысленными, а поданные ими голоса не могут интерпретироваться как поддержка того или иного решения. Это просто «белый шум», на фоне которого смысловое наполнение голосования становится неразличимым.

В мэрии об этой проблеме прекрасно знают, и в ее существовании открыто признаются: даже в самом резонансом голосовании по «Войковской» осмысленно голосовали менее 75 тысяч человек, четверть общего числа участников; оставшиеся же 230 тысяч «активных горожан» жали кнопки не вникая и не разбираясь.

Это, естественно, исключает всякую возможность говорить о том, что на самом деле «решили москвичи». Я об этом говорил во время эфира на «Радио Свобода»: я вполне допускаю, что при нормально организованном голосовании москвичи действительно проголосовали бы против переименования, но нормально организованного голосования не было, поэтому мы лишены возможности знать, как оно на самом деле. И ссылаться на цифры «голосования» в АГ якобы 300 тысяч «москвичей» никак нельзя. Это примерно как с «референдумом» в Крыму...

Но почему же создатели системы, сами осознающие проблему, не решают ее?

Одно простое объяснение — в административной логике. Ну вот представьте себе, что вы — начальник департамента информационных технологий Артем Ермолаев. Вице-мэр Ракова выделяет бюджет на создание системы электронной демократии. Вы ее делаете, в ней 500 пользователей. Анастасия Владимировна топают ножкой и говорит, что этого мало, и вы плохо работаете, а также, что бюджет ДИТ на следующий год будет сильно меньше. Вы придумываете, что можно халявными баллами нагнать пользователей. Через три месяца их уже не 500, а 500 тысяч, и Анастасия Владимировна гордо говорит на пресс-конференции, что она создала самую крутую в мире систему электронной демократии, а вы получаете премию и почетную грамоту в красивой рамочке. Можете ли вы после этого — даже если вы хотите, чтобы в системе не осталось халявщиков, а были бы реальные пользователи — сделать так, чтобы халявщики пропали, и от 500 тысяч осталось 50 тысяч? О нет. Что будет с вашим бюджетом? Как будет выглядеть Ракова на следующей пресс-конференции? О чью голову она разобьет красивую рамочку? То-то же...

Реальная цель проекта АГ — выявление лояльных пользователей

Но есть, увы, и еще одно объяснение. Как следует из присланных нам материалов, создатели АГ и не ставили своей целью никакую «электронную демократию» (то есть вовлечение избирателей в принятие решений и реальное их участие в принятии решений). Цели в ином.

Выявление лояльных...

Посмотрите. Все материалы я опубликовал на Гугл.Диске ровно в том виде, в котором они были присланы через «Черный ящик», можете сами посмотреть.

Лояльность, а вовсе не активность (а ведь эти слова скорее являются антонимами) мотивирует мэрию развивать «Активного гражданина». Именно поэтому организаторы голосований не только не видят ничего неправильного в подкупе избирателей и увеличении числа халявщиков, но и целенаправленно продолжают развивать эту активность.

Результат совершенно предсказуем. Все удивлялись цифрам по Войковской — ну как так может быть, что при 800 тысячах скачиваний приложения есть аж 300 тысяч проголосовавших; это же конверсия, совершенно недостижимая ни для одного, даже самого успешного стартапа. Но если посмотреть на другие голосования, то мы видим, что эти 300 тысяч — отнюдь не исключение, а, скорее, правило. И понятно, халявщикам (и ботам) ведь совершенно без разницы, по какому вопросу кнопки жать (как в Госдуме, примерно) — баллы-то начисляются одинаково.

304 тысячи «активных горожан» проголосовало в суперрезонансном голосовании по Войковской, которое было центром информационной повестки не только московской, но и федеральной, на протяжении двух недель... и 326 тысяч «активных горожан» проголосовало по животрепещущему вопросу о порядке уборки листвы.

Вот что «действительно» волнует москвичей

Мне кажется, комментарии здесь излишни.

Резюме.
1. Московская мэрия за бюджетные средства создала систему, не имеющую ничего общего с электронной демократией. Декларируемая цель — выявление мнения москвичей по резонансным вопросам городской повестки — не решается, поскольку реальное мнение небольшой части активных участников тонет в «белом шуме», создаваемом халявщиками. И это не «случайно» так получилось, а осознанное решение, так и задумано.
2. Реальная цель проекта АГ — выявление и наращивание базы лояльных (а вовсе не активных) граждан и подкармливание их маленькими приятными подачками.

P.S.: В ответ на мои предыдущие статьи по теме АГ и заявление в правоохранительные органы о привлечении Собянина и Раковой к уголовной ответственности за мошенничество, мэрия ответила с похвальной скоростью, но очень по-чиновничьи: объявила о намерении провести тендер и нанять подрядчика для проведения аудита системы. Неплохо, но, боюсь, ключевое слово тут «провести тендер», то есть еще какое-то количество денег освоить. А зачем, собственно? Аудит можно провести гораздо раньше, чем в конце 2016 года, и без всяких там затрат. Краудсорсингом. Давайте сформируем общественную комиссию, которая все посмотрит изнутри и даст заключение, в чем проблема-то? Думаю, желающих среди авторитетных и неравнодушных в ИТ-сфере профессионалов найти можно будет без труда. Уверен, что, например, Александр Плющев или Антон Носик не отказались бы в таком аудите поучаствовать. Я тоже готов войти в состав общественной комиссии.

Update: пропустил — пока я был в Новосибирске, мэрия, оказывается, уже тендер объявила: вот документация, собираются потратить 9 млн рублей на аудит «Активного гражданина». Могу лишь повторить предложение из последнего абзаца: все это можно сделать быстро и бесплатно. В принципе основное предложение по улучшению работы системы содержится в этом посте и в нем обосновано: перестать раздавать поощрения за голосование.

Комментарии: