Вакансии в региональных штабах

Наши региональные штабы — живая, работающая политическая структура. И довольно большая; в них суммарно работает, на постоянной основе около 160 сотрудников. Как и в любой структуре такого размера, постоянно есть кадровые потребности: кто-то уходит сам, потому что меняются жизненные обстоятельства (переезды, семейные дела...), с кем-то мы расстаемся (не справляется, погасла искра...), кто-то переезжает из города в город. Короче, у нас периодически появляются вакансии, и в этом посте собраны открытые вакансии по состоянию на сегодняшний день.

Приходите в нам работать! Ненормированный рабочий день. Официальная зарплата. Обыски и спецприемники. Возможность делать Россию лучше. Местные чиновники будут вас бояться. А вам будет, что детям рассказать.

Координатора штаба мы ищем в Пскове и в Иваново.
Универсального бойца, СММщика и видеомейкера в одном флаконе на полный рабочий день, мы ищем в Брянске, Ижевске, Оренбурге и Смоленске.
Просто СММщика (возможно, на парт-тайм) — в Краснодаре.
А в штабе в Нижнем Новгороде рассчитывают получить много резюме соискателей должности расследователя.

В каждом из случаев мы ждем от соискателя резюме и мотивационное письмо (отвечающее на вопрос «почему я хочу работать в штабе Навального в этой должности и почему у меня получится») в свободной форме. В каждом из случае мы ожидаем, что соискатель будет
— хорошо и грамотно писать и говорить
— понимать политическую обстановку в своем регионе
— чрезвычайно стрессоустойчивым (ну вы понимаете)
— чрезвычайно адекватным, уметь и хотеть общаться и работать с людьми, взаимодействовать с коллегами, волонтерами, сторонниками, оппонентами
— готов к ненормированному графику
— идейным, инициативным и креативным

Зарплата по результатам собеседования.

Разумеется есть и специальные требования: координатор должен уметь координировать, монтажер монтировать, расследователь — расследовать. Но их уже лучше уточнять в переписке с контактным лицом.

А именно, с координатором штаба (для соискателей должности сотрудника штаба):
Брянск: [email protected]
Ижевск: [email protected]
Оренбург: [email protected]
Смоленск: [email protected]
Краснодар: [email protected]
Нижний Новгород: [email protected]

или с региональным менеджером федерального штаба (для соискателей должности координатора в Пскове и Иваново): [email protected]

Пишите, ждем!

Комментарии: 

Дело ФБК: как мы живем в новой реальности

Писал на прошлой неделе пост про Умное голосование, и обнаружил, что до того ничего не публиковал в этом блоге уже три месяца. И на то есть объективная и уважительная причина. Три месяца эти ушли на выстраивание обороны от самой мощной силовой атаки на нашу инфраструктуру за всю историю. Три с лишним месяца, 112 следователей по особо важным делам, три волны обысков и допросов, блокировка 700 с лишним счетов, 267 обысков и допросов, сотни (или тысячи уже) единиц похищенной техники — это было довольно жестко! Это поставило перед нами вопрос о выживании. И мы на него ответили: выжили. В какой-то момент времени было прямо не очень понятно, прорвемся ли, но теперь это просто факт — мы есть, мы отбились, мы стали только сильнее.

Что было самым сложным в эти месяцы? Принять, что правил больше нет. Законов-то нет уже давно, к этому привыкли, но до последнего времени худо-бедно соблюдались правила здравого смысла. Атаки Кремля должны были на чем-то базироваться, абсурд вырастал из реальности. То есть, условно говоря, когда оппозиционный политик Вася летел с семьей в отпуск в Турцию, с точки зрения этих неписаных правил Кремлю можно было (незаконно) получить доступ к данным о билетах, (незаконно) снять видео, как Вася проходит паспортный контроль, (незаконно) отдать его на НТВ, чтобы там выпустили видео о том, как Вася полетел продавать Родину Эрдогану, Трампу и марсианам. Но если Вася сидел в Москве в спецприемнике, то выпуск такого видео Кремлю в голову не приходил — ну потому что в конце-то концов, вот он Вася, сидит на Симферопольском бульваре 2Г, макароны с рыбной котлетой ест! А если, допустим, у активиста Пети при обыске находили какую-нибудь секс-игрушку (как будто в этом есть что-то плохое!), то можно было сделать большой репортаж Рен-ТВ о либерастах-извращенцах; но если Пете удавалось все спрятать, то он мог быть уверен — ничего подобного не будет, такие вот правила игры. Так вот, новая реальность, наступившая этим летом, заключается в том, что таких правил больше нет. Абсурд полностью победил.

— Вы верблюд! И теперь докажите, что это не так. Но почему вы верблюд, мы вам не скажем!

И да, мы были к этому не вполне готовы. В прежней реальности невозможно себе было представить, что по уголовному делу, возбужденному по событиям, якобы имевшим место в 2016-18 годах, можно арестовать счета, открытые в сентябре 2019 года. Что можно при обыске изъять новый нераспечатанный компьютер в заводской упаковке, как «вещественное доказательство по делу». Что можно вообще назвать определенную сумму денег «легализацией заведомо незаконных денежных средств неизвестного происхождения» — заведомо незаконных, но неизвестного происхождения! Что можно объявить «иностранным агентом» организацию, все отчеты которой за много лет находятся в Минюсте, а все банковские проводки изучаются под микроскопом. Такие вещи просто не проходили проверки здравым смыслом — но летом 2019 года Кремль так перепугался, что решил: «а ну и к черту здравый смысл!».

Именно поэтому вторая большая волна обысков (12 сентября) была для нас более болезненной, и нанесла куда больший ущерб, чем первая (6 августа) — потому что по старым правилам невозможно себе было представить повторные обыски с выносом всей техники по одному и тому же делу. К счастью, мы быстро учимся; мы усвоили изменения — и уже третья волна (15 октября) прошла для нас значительно легче, мы были готовы. Это не значит, разумеется, что не будет четвертой волны — будет, наверняка — но для того, чтобы действительно сорвать нашу работу, им придется придумать что-то новенькое.

Так и живем: с заблокированными счетами, в постоянной готовности к новым обыскам и допросам. Живем и работаем: выпускаем видео, давим жуликов, одерживаем победы, готовимся к большим политическим кампаниям 2020-2021 годов. Куда мы денемся-то? Ведь в России все равно кроме нас и Путина/Кремля/АП/ЕР (не суть важно, как этот монстр называется) нет больше другой значимой политической силы.

Но при этом очень не хотелось бы, чтобы к «делу ФБК» было такое легкое, снисходительное отношение. Мол, ну, понятное дело, Путин борется со своими политическими оппонентами, а чего они хотели-то, легкой жизни? Нет, так нельзя. Мы имеем дело с полноценными политическими репрессиями — многими сотнями обысков и допросов, тысячами единиц украденной техники на десятки миллионов рублей, арестами счетов и созданием невозможных условий для нормальной работы оппозиционной политической организации, и проводятся эти репрессии по прямому политическому заказу власти в целом и президента Путина в частности. В любой демократический стране куда меньшее давление на оппозицию — повод для отставки, импичмента, перевыборов; в любой политической системе силовой произвол такого уровня — причина политического кризиса, уголовных дел, массовых митингов, принудительной смены власти. Но Путин дерзко продолжает испытывать терпение граждан России.

Разумеется, мы не собираемся с этим мириться; мы не принимаем эти правила игры, и мы не будем «привыкать» и «успокаиваться». Да, мы можем и будем работать и в новой реальности — но будем неустанно говорить о том, насколько она порочна и преступна. Для этого мы сделали специальный сайт, посвященный «делу ФБК». Здесь собраны все материалы по «делу ФБК», показана его абсурдность и поддерживается в актуальном состоянии полная хроника событий. Обязательно рассказывайте о «деле ФБК» всем, кому можете; делитесь сайтом в социальных сетях, распространяйте ссылку в личных сообщениях — само по себе «дело ФБК» является ярким и отличным способом агитировать против Путина, за Прекрасную Россию будущего.

Ну и несколько важных комментариев на тему того, как же мы справляемся в новой реальности.

1. Как удается продолжать работу?
Удается. Я не буду вдаваться в детали — не хочется облегчать работу банде Бастрыкина-Габдулина — но все штабы на местеФБК тоже), что означает, что мы платим все арендные платежи и зарплаты; смогли построить рабочую и неломаемую инфраструктуру для того, чтобы продолжить собирать ваши пожертвования (никакого другого источника финансирования у нас, как вы знаете, нет). Самая большая задержка зарплаты, которую мы допустили, была около двух недель. Мы не потеряли никого из сотрудников в Москве, и всего трех сотрудников в регионах — а люди, конечно, это самое ценное, наш самый главный актив, куда дороже ноутбуков, телефонов, видеокамер и световых приборов. Август и сентябрь 2019 года были рекордными по объемам пожертвований в этом году, сравнившись с лучшими месяцами президентской кампании. Действие родило противодействие. Одна цифра: за эти три месяца больше 4 тысяч человек подписались на регулярные, ежемесячные пожертвования в пользу ФБК и/или сети региональных штабов Навального. Верю, что Габдулин и Бастрыкин, которые постоянно шлют в банки свои запросы, видят это, кусают локти и бьются лбом об стену. В конце концов, они провалили (очередное) задание: Путин и Кириенко велели им уничтожить ФБК и штабы. ФБК и штабы не уничтожены. Точка.

2. Не пропадают ли мои пожертвования?
Нет. Мы проделали большую работу для того, чтобы защитить ваши пожертвования от генералов из СК, хотя это и требует теперь много большИх усилий от наших финансовых служб. Мы сумели реорганизовать наш платежный календарь и взаимоотношения с подрядчиками так, чтобы генералам просто нечего было арестовывать. И когда прилетает, раз в пару недель, очередная блокировка — она прилетает на пустой счет (или, в худшем случае, на небольшой остаток на нем). Мы чувствуем огромную ответственность перед вами за ваши деньги, и пытаемся расходовать их с 100%-ным КПД. Ну и все-таки не надо забывать — даже те деньги, которые оказались на арестованных счетах, которыми мы не можем пользоваться из-за абсурдной обеспечительной меры на 75.5 млн рублей — они ж не пропали, не пошли в доход государства. Они лежат на счетах, и когда-нибудь, когда дело будет закрыто, вернутся к нам и пойдут на добрые дела. Когда? Ну это и от нас с вами очень во многом зависит.

3. Как сейчас наиболее правильно вас поддерживать?
Как и всегда, ничего не изменилось. На сайте ФБК есть форма для донатов, и на сайте штабов есть форма для донатов, и самый правильный способ нам помочь — это именно привязать свою карточку к этой форме, подписавшись на регулярные ежемесячные платежи. Тогда вам вообще ни о чем беспокоиться не надо — мы правильно снимем деньги с карточки и правильно направим их на тот счет, который у нас рабочий и открытый в данный момент времени. Ничего не надо перенастраивать при очередной волне арестов и блокировок, всё будет работать. На сайте штабов, кроме того, доступны и другие инструменты: переводы прямо на мою личную карту Сбербанка и переводы биткоинами. И то, и другое совершенно законно. Но будьте внимательны: мы поддерживаем на сайте всегда актуальные реквизиты карты Сбербанка и биткоин-кошелька, но они могут меняться. Перед переводом проверяйте, что вы отправляете рубли (или биткоины) по актуальным реквизитам. Подписка на ежемесячные платежи остается самым лучшим и надежным инструментом поддержки, и позволяет нам уверенно планировать бюджет и проекты.

4. ФБК и штабы — это одно и то же или нет? Я запутался!
Нет! И это делает «дело ФБК» особенно абсурдным, кстати. ФБК — НО «Фонд борьбы с коррупцией» — это созданное в 2011 году Алексеем Навальным юридическое лицо, которое занимается антикоррупционными расследованиями. Штабы Навального в Москве и регионах были созданы в 2017 году, во время президентской кампании, и занимаются политической работой, выборами, борьбой с местными жуликами, правозащитной работой. Юридическая структура штабов сложнее, потому что они присутствуют в четырех десятках регионов; и именно поэтому с самого запуска сети штабов в 2017 году, мы принимаем не только переводы с карт, но и биткоины, и рубли на мою карточку, и другие инструменты; это дает нам больше гибкости в ситуациях, когда какой-нибудь арендодатель в условном Нижнем Новгороде хочет сдать помещение по договору с физлицом, а типография в условном Белгороде — напечатать листовки за перевод на Яндекс.Кошелек. Юмор (черный юмор?) в том, что за все годы ни одна копейка с биткоин-переводов или с переводов на личные карты не попадала и просто не могла попасть в ФБК, потому что единственный способ, которым деньги попадают в ФБК — пожертвования на сайте donate.fbk.info. И это еще ярче подчеркивает политический заказ с самого верха в «деле ФБК»: для генералов из СК ведь нет никакого секрета в нашей финансовой инфраструктуре, они давным-давно все платежки и проводки получили, и они знают прекрасно, что никаких «взносов через банкоматы», «биткоин-кошельков» и «переводов наличных» в ФБК нет и никогда не было. В «деле ФБК» нет ФБК. И, тем не менее, в материалах дела есть, например, требование «выявить всех сотрудников организации ФБК», у них у всех (как и у самого ФБК) блокируются счета, проводятся обыски... Впрочем, в деньгах штабов тоже, конечно, ничего противозаконного нет — это такие же ваши пожертвования, просто проводятся они более сложными маршрутами (например, приходится потрудиться, чтобы превратить в рубли, которыми можно заплатить аренду, зарплату или налоги, биткоин-переводы или донаты на PayPal-кошелек).

Резюме. ФБК и штабы Навального — смежные и дружественные, но разные структуры с разными бюджетами и разной системой краудфандинга. (Операционной деятельностью ФБК руководит директор ФБК Иван Жданов, а деятельностью штабов — ваш покорный слуга). В зависимости от того, какая часть нашей деятельности вам ближе и кажется важнее, вы можете поддерживать ФБК, штабы, или ФБК и штабы одновременно. Самый лучший способ это сделать — подписаться на ежемесячные пожертвования. Мы делаем все возможное для того, чтобы ни одна копейка ваших денег не попала под арест, наложенный по «делу ФБК», и пока что у нас это, с вашей помощью, неплохо получается.

Спасибо вам за вашу поддержку!
Еще раз напомню: вот ссылка, чтобы финансировать работу региональных штабов, а вот ссылка, чтобы поддерживать ФБК, и нет ничего плохого в том, чтобы нажать на обе!

Комментарии: 

Умное голосование: 2019, 2020, 2021

Мы же тут обновили сайт Умного голосования. На нем теперь подробный рассказ о том, как прошла эта беспрецедентная для России политическая кампания, с цифрами и деталями. Подведены все итоги Умного голосования-2019, которое работало в 32 регионах и отобрало у «Единой России» более сотни депутатских мандатов.

Результаты «партии Умного голосования» — это результаты второй политической силы в стране

20% кандидатов «Умного голосования» стали депутатами заксобраний регионов или городских Дум (горсоветов) региональных столиц. Еще более 50% — заняли вторые места в своих округах. Если бы в России была бы демократическая и конкурентная многопартийная система, такой результат был бы типичным (и очень хорошим) для второй по размерам партии в стране, играющей ключевую роль в политической системе. Но в России такой системы нет — и тем более ценен результат «Умного голосования», который подчеркивает и показывает, что мы умеем и готовы добиваться серьезных электоральных результатов, наносить поражения или смешивать карты партии власти даже в условиях тотального недопуска на выборы наших кандидатов и отсутствия формальной регистрации у нашей партии.

А еще он показывает высокий уровень политической сознательности наших сторонников, которые (несмотря на большие дискуссии по этому поводу, бушевавшие в августе), в целом оказались готовы к очень сложному в плане политической культуры шагу — к осознанному тактическому голосования за часто малоприятных, малопонятных и/или малоизвестных кандидатов. Первый эксперимент с «Умным голосованием» был очень рискованным; он мог попросту провалиться; но, благодаря вам, у нас многое, хотя и не все, получилось. И мы показали наглядно, почему, собственно, нас на выборы уже много лет не пускают — да потому что, вопреки пропаганде, мы получали бы не 2%, а 20-30%, формировали бы крупнейшие оппозиционные фракции в парламентах всех уровней, а то и просто побеждали бы.

Это же подтверждается и результатом Сергея Бойко в Новосибирске на выборах мэра, который по сути, воспроизвел результат Алексея Навального на выборах мэра Москвы в 2013 году; Бойко, набрав около 20% голосов и заняв второе место с огромным отрывом от всех остальных конкурентов действующего мэра Анатолия Локтя из «системных оппозиционных партий», наглядно показал, что никакая «системная оппозиция» российским избирателям не нужна и неинтересна, а за координатора штаба Навального в обычном российском городе-миллионнике, далеко-далеко за пределами Садового кольца, голосуют отнюдь не маргиналы, а десятки тысяч умных и продвинутых избирателей. А ведь Локоть шел от «нерушимого блока» ЕР и КПРФ, которые специально заключили политический пакт между собой (КПРФ не выставляла кандидата на губернаторских выборах, а вся политическая машина ЕР работала на победу номинального «коммуниста» Локтя на мэрских).

Добавим сюда муниципальные выборы в Санкт-Петербурге (их нет на первой картинке, потому что если на региональных выборах по всей стране Умное голосование поддержало около 800 кандидатов, то в одном только Питере на муниципальных выборах — более 1500 кандидатов!), которые были с огромным отрывом самыми грязными и кошмарно организованными в 2019 году, где до сих пор продолжаются суды (и растет количество избранных депутатов от «Умного голосования») — и где, несмотря на это, от монополии «Единой России» были очищены десятки муниципальных собраний.

Цифры до сих пор (!) меняются, до сих пор нет окончательных результатов невероятно грязных выборов

Все это дает нам основания смотреть в будущее с оптимизмом. Наша победная траектория совершенно понятна. Нам нужно больше регистраций на сайте «Умного голосования» для того, чтобы еще сильнее унизить «Единую Россию» в следующий Единый день голосования — в сентябре 2020 года. Там нас опять ждет несколько десятков избирательных кампаний регионального уровня (включая такие важные и перспективные в электоральном плане города и регионы, как Новосибирск, Нижний Новгород, Челябинск, Тамбов, Чебоксары, Липецк, Томск и многие другие — где у нас работают очень сильные штабы и высок уровень протестных настроений), и мы постараемся расширить географию и охват Умного голосования. Если в 2019 году мы брали только региональные парламенты и горсоветы региональных столиц, то в 2020 году постараемся и муниципальные собрания крупных нестоличных городов охватить; во многих подобных городах, таких, как Набережные Челны или Новороссийск, у нас тоже есть сильные группы сторонников, которые тоже рвутся принять участие в консолидированном голосовании, разрушающем монополию Единой России.

Мне кажется, что теперь, когда мы продемонстрировали, какой потенциал у Умного голосования, убеждать своих знакомых и коллег регистрироваться и принимать в нем участие должно стать гораздо легче, чем летом 2019 года, когда мы, по сути, «продавали кота в мешке». Теперь-то можно просто тыкать пальцем в отличные и мощные выступления кандидатов «Умного голосования» в Мосгордуме, которая, после 20 лет унылого застоя, внезапно вновь стала «местом для дискуссий» — или, скажем, в городскую Думу Иркутска, в которой единороссы утратили большинство, что привело к потере своего поста легендарным местным жуликом мэром Бердниковым (мэр в Иркутске избирается депутатами). Хотите как в Москве или как в Иркутске? Вам — в Умное голосование!

Уж в Кремле-то в потенциал Умного голосования точно поверили. Ничем иным беспрецедентная атака на ФБК и наши региональные штабы не может быть, конечно, объяснена. Смысл всей этой истории с обысками, выносом всей техники и блокировки сотен банковских счетов в одном — сделать так, чтобы нас не было. Чтобы некому было Умное голосование организовать. Ни в 2020 году, ни, особенно, в 2021-м, когда в Единый день голосования пройдут не только десятки региональных выборов, но и очередные выборы в Госдуму.

Потому что если они нас не уничтожат (а если вы нас будете поддерживать, то они нас не уничтожат), то в 2021 году в Государственную Думу не будет избран ни один единоросс по одномандатному округу. По крайней мере, лично я вот так формулирую задачу-максимум, и считаю ее отнюдь не шапкозакидательской, а, напротив, совершенно реалистичной. В 2019 году в Москве, как показывают расчеты, «Умное голосование» прибавляло кандидатам, на которых оно указало, 18-20 процентных пунктов. В регионах — 10-15 пунктов. Если мы удвоим, а лучше утроим базу «Умного голосования» к осени 2021 года (не вижу ни одной причины, почему у нас это не должно получиться, если мы сможем отстоять инфраструктуру ФБК и региональных штабов, будем дальше вести наши политические кампании и выпускать расследования) — то простая арифметика показывает, что у единороссов просто не будет шансов. И это уже будет совсем другая Госдума, совсем другая политика, совсем другая Россия.

Комментарии: 

... а мы крепчаем: новые штабы, несмотря ни на что

Вчера вечером, в эфире программы «Россия будущего» на канале Навальный LIVE больше всего по времени говорил о «деле ФБК». Ну потому что это важно, понимать, что там в этом деле — а в нем нет НИЧЕГО, кроме попытки уничтожить всю финансовую инфраструктуру Фонда борьбы с коррупцией и сети региональных штабов Навального. Потому что ФБК и штабы — это не только команды людей с горящими глазами, делающих Прекрасную Россию Будущего ближе с каждым днем — но и юридические лица с договорами, банковскими счетами, подрядчиками и бухгалтерами, налогами и арендными платежами, отпускными и больничными — всем тем, без чего большая организационная структура никак не может существовать. В эфире подробно обо всем этом:

И, прикрываясь абсурдными формулировками о «легализации средств неизвестного происхождения, полученных заведомо незаконным путем» следствие во главе с чешским шпионом паном Бастрыкиным и юным генералом Габдулиным пытается разгромить именно эту оргструктуру. Мол — «окей, убедили, вы не бросаете работать, когда Навальный месяцами сидит под арестом, а покажите-ка теперь, как вы сможете работать, когда на полгода под арестом все ваши банковские счета и карты — и личные, и корпоративные? вот тут-то вы взвоете! ничего у вас не получится!».

Ну что я могу сказать? Вызов принят, генерал Габдулин.

ФБК уже ответил — перешел в такой режим работы, какого никогда раньше не было, устроил настоящий расследовательский марафон, и фигачит по одному расследованию каждый день.

Спикер Мосгордумы Шапошников.
Бывший спикер Мосгордумы Платонов.
Глава департамента по мэрии Москвы по противодействию коррупции Регнацкий.
... кто будет сегодня? не переключайтесь!

Ну а моя зона ответственности — региональная сеть штабов. И вот мой ответ. В августе 2019 года мы открываем ПЯТЬ новых региональных штабов Навального, такой прирост у нас был только в разгар президентской кампании.

Уже стартовали:
Штаб в Архангельске, координатор Андрей Боровиков.
Штаб в Саранске, координатор Евгений Пашуткин.
Штаб в Рязани, координатор Роман Бугаков.

Начинают работу в течение буквально следующих 3-4 дней — штабы в Барнауле и Брянске. И общее количество штабов будет 45, таким образом.

А вот пара цифр по итогам развития видеоканалов региональных штабов за июль:
— общее количество просмотров составило 2.3 миллиона
— прирост новых подписчиков: 11% (всего за месяц!)
— первый региональный канал (Санкт-Петербург) перевалил за 20К подписчиков, четыре канала пробили планку в 10К подписчиков
Все еще немного, но это очень приличные темпы роста для нашей сети распространения правды.

Спасибо, что продолжаете нас поддерживать; без вашей помощи эта работа была бы невозможной. Сейчас, когда генерал Габдулин своими постановлениями блокирует нам то один счет, то другой, особенно важно напомнить, что на сайте штабов информация о работающих механизмах донатов всегда актуальна. Убивают что-то одно — запускаем что-то другое, и все работает. Поэтому, перед тем, как сделать пожертвование — обязательно проверьте, по каким реквизитам это сейчас можно сделать. И смело переводите!

Это картинка, на нее не надо кликать! Кликать надо вот сюда: https://shtab.navalny.com/#donate
Комментарии: 

Владимир Соловьев и его неудобные вопросы

Вчера и позавчера у известного российского и итальянского теле- и радиоведущего Владимира Рудольфовича Соловьева были очень непростые дни. Его непрерывно бомбило.

Бомбление было довольно бессвязным, но через поток мыслей Соловьева рефреном прорывалось название одной европейской страны. Но нет, не Италии — Люксембурга.

«Журналист» Соловьев, очевидно, полагал, что он таким образом задает «неудобные вопросы» мне. Типа — «Алексей, ты вот меня обвиняешь в том, что я скрывал вид на жительство и недвижимость в Италии, но вот же твой коллега Леонид Волков тоже имел вид на жительство и недвижимость в Люксембурге, чем я хуже, почему такие двойные стандарты»? И, ходит, видимо, очень довольный собой: «вот как я Навального уел».

И я подумал: а давайте очень подробно разберем тогда этот кейс. Он ведь очень показательный. Дает отличный повод поговорить и про двойные стандарты, и про фактчекинг, и про профессионализм журналиста Соловьева, и про прекрасную Россию будущего.

Сначала фактическая сторона дела.
Телеведущий Владимир Соловьев, 1963 года рождения, владелец двух вилл в Италии на озере Комо, обладает видом на жительство в Италии с 2009 года, является налоговым резидентом Италии (проводит там не менее 183 дней в году и платит там налоги). Источники доходов: зарплата в финансируемой из государственного бюджета ВГТРК и консалтинговые контракты с государственным же Сбербанком, оформленные через зятя. Большую часть времени вместе со своей семьей проводит в Италии. Любой вопрос Соловьеву относительно его доходов, вилл и вида на жительство вызывает истерику и брызгание слюной.
Политик и ИТшник Леонид Волков, 1980 года рождения, с 2013 по 2015 год обладал видом на жительство в Люксембурге и долей собственности (50%) в таунхаусе в городке Мамер (пригороде Люксембурга), в котором, собственно, и проживал с семьей. Вид на жительство был оформлен на основании рабочей визы, полученной для работы по контракту с люксембуржской ИТ-компанией Artec 3D, и не продлевался после истечения контракта. Источник доходов — проекты и консалтинг в сфере ИТ. Постоянно проживает с семьей в Подмосковье. На вопросы про доходы, недвижимость и вид на жительство отвечал сто раз — но радостно отвечу и в сто первый.

Кстати, почему я отвечаю? В комментариях часто пишут: «Волков не госчиновник, денег из бюджета не получает, почему он вообще должен отчитываться?». И правда, не должен. Но мне несложно. Дело в том (и разница с Соловьевым в том), что моя история очень простая и я ей горжусь.

Вот история про мои доходы, про деньги, которые я заработал — и это не журналисты-расследователи раскопали (как в случае с Соловьевым и его коррупционным контрактом со Сбербанком), а я сам рассказал. Большую часть своей профессиональной жизни я провел в компании «СКБ Контур», начинал как стажер-программист, а в итоге, через 12 лет, стал акционером и членом совета директоров. В 2010 году, покидая «Контур», я продал свои акции примерно за 2 миллиона долларов, и с тех пор получаю доходы от деятельности в качестве ИТ-консультанта и от инвестиционной деятельности. Когда я в последний раз участвовал в выборах, я публиковал декларацию о доходах и подробно эти доходы описывал. (Кстати говоря, это были выборы в Заксобрание Свердловской области в 2011 году, с которых меня сняли по подписям: «эксперты-графологи» из МВД произвольно объявили некоторые из моих подписей «нарисованными», мы привели почти всех подписантов в Свердловский областной суд, меня там восстановили (!), но избирком обжаловал решение суда (!) в Верховном суде, и там уже меня сняли окончательно: привезти всех подписантов в Москву я никак не мог, и там судья Пирожков вынес решение о том, что «нет оснований не доверять заключению экспертов»).

А вот история про таунхаус в Люксембурге, тоже мною собственноручно написанная в моем же собственном блоге. Тоже забавная история: когда после московских выборов 2013 года я переехал с семьей в Люксембург жить и работать в ИТ-компании Artec 3D, мы сначала снимали таунхаус, а потом поняли, что благодаря крайне низкой ставке по ипотечному кредиту — 1.8% годовых! — купить тот же самый дом в ипотеку будет дешевле, чем снимать, месячный платеж меньше окажется. Вот бы в России так... В 2015 году, после развода, этот таунхаус остался моей бывшей жене, она и мои старшие дети и сейчас в нем живут. И нет, я не стесняюсь того, что двое моих детей живут в Европе, ведь я никогда не говорил, что Европа — это корень вселенского зла, направленного против России. Напротив, я горжусь тем, что они получают европейское образование, владеют несколькими языками, что в их самой обычной школе «по месту жительства» четвероклассники — такие как мой десятилетний сын Боря — на уроках обществоведения обсуждают проходящие по всей Европе «школьные забастовки за климат», и учителя рассказывают им про свободу слова и свободу собраний, не пугают «проблемами при поступлении», а, напротив, объясняют, что выражать свою гражданскую позицию на митингах — это хорошо и правильно. Даже если ты школьник.

А и вот мой вид на жительство. Он был привязан к разрешению на работу, тут написано: «не разрешается смена отрасли или профессии», потому Люксембург дал мне вид на жительство только как «ценному IT-специалисту». У этой маленькой страны продуманная иммиграционная политика, они очень избирательно подходят к тому, кому можно и кому нельзя там обосновываться. В ноябре 2015 года мой вид на жительство истек и не продлевался — да и не мог бы. Я к тому времени ушел из пригласившей меня на работу компании, развелся, вернулся в Россию, снова женился — да еще и находился в тот момент под подпиской о невыезде по «микрофонному делу». В этом смысле очень смешно, что придуркам типа Соловьева не обновили методички, и они четыре года спустя продолжают обзывать меня «резидентом Великого Герцогства Люксембург». Во-первых это нелепо, потому что это уже давно не так. А во-вторых это нелепо, потому что это вовсе не обзывательство. Люксембург — отличная страна с хорошей экологией и развитой экономикой, с самым большим в мире ВВП на душу населения (в 10 раз больше, чем в России!), с отличным мозельским вином и классными технологическими компаниями. Чего ж тут обидного-то?

Итак, вот я и ответил на все вопросы журналиста Соловьева. И даже как-то недоумеваю: вот простые вопросы (откуда у вас деньги, что у вас за недвижимость, что у вас за вид на жительство) — на них легко и просто отвечать. В какой это вселенной они являются «неудобными»? Почему Владимиру Рудольфовичу они даются так тяжело? Почему он исходит на слюну, банит людей сотнями и не может ответить ни на один вопрос?

Давайте попробуем разобраться, почему же такая разная реакция? В чем разница между таунхаусом в Люксембурге и виллами на озере Комо? Между оппозиционным политиком и пропагандистом?

Я горжусь тем, что приложил руку к становлению одной из крупнейших ИТ-компаний России и заработал деньги этим трудом, и что сейчас я, с моим опытом, востребован как консультант для многих ИТ-проектов и в России и за ее пределами, и мне за это хорошо платят. Я горжусь тем, что жил в Европе и в Америке, общался с кучей разных людей из разных культур из стран, что у меня друзья по всему свету, и я не делю людей на «своих» и «чужих». Я горжусь хорошим образованием и радуюсь, когда моим друзьям удается поступать учиться в крутые учебные заведения. И самое главное: я верю в то, что говорю, и мои дела соответствуют моим словам. Я хочу, чтобы Прекрасная Россия будущего была частью Европы, чтобы жители России ездили в Европу как можно чаще и посылали туда детей учиться (а европейцы своих детей — к нам), чтобы мы не бряцали оружием и не рассказывали сказки про «солдат НАТО», а сотрудничали, торговали, взаимовыгодно партнерствовали со всеми развитыми странами. Мне очень просто отвечать Соловьеву не потому, что Люксембург чем-то лучше Италии, а потому что мне нечего стыдиться.

А Владимиру Соловьеву — есть чего. Поэтому он прячет свой вид на жительство, свои дома и своих детей. Поэтому он не может ответить ни на один из вопросов. Как это так: когда ты свои деньги украл из бюджета, получив по незаконным контрактам от государственных компаний, и инвестировал их в экономику страны НАТО? Как это так: когда ты зарабатываешь тем, что с утра до ночи рассказываешь про ужасы Гейропы, а сам перевез туда всю семью, переехал сам и платишь там налоги? Как это так: когда ты рассказываешь про два часа на дню про величие Путина и бесконечную любовь к родным березкам, а сам всеми корнями врос в итальянскую землю, и изменяешь пельменям с равиоли?

Владимир Соловьев, в сущности, даже, не пропащий человек. Потому что ему на самом деле очень стыдно — а это отличная эмоция. Он просто очень плохой журналист, который не умеет работать с самым элементарным фактчекингом, и очень плохой пропагандист, который ни на копейку не верит в те идеи, которые ему сейчас велено продвигать. Вот таким вот я вижу итог нашего подробного сопоставления.

Ну вот, милый Владимир Рудольфович. Как видите, мне на все ваши заданные и незаданные вопросы легко ответить. А вы-то нам когда ответите?

Комментарии: 

Что предстоит московским кандидатам

Станок Лотос-М168

Это — брошюровочный станок Лотос-М168, и если его нет на вашей вечеринке, то даже не пытайтесь меня пригласить. У каждого кандидата в Мосгордуму он есть — иначе подготовить к сдаче в избирком 5500-6000 подписей (настоящих, не нарисованных) — попросту невозможно. (Это, кстати, один из верных способов, чтобы отличить рисовальщиков — они платят за лист, который переписывают в укромном месте ровным почерком, поэтому у них бывает и по 10, и по 15 строк в подписном листе, все идеальные — и 6000 подписей занимают 400-500 листов. В реальном уличном сборе делают обычно 4-6 подписей на листе — иначе слишком мелко и обязательно будет что-то типа "подпись залезла на соседнюю строку", а потом выбраковывают из них половину из-за помарок и описок — и 6000 подписей превращаются в 2000 листов, а то и больше).

6 июля — день, когда кандидаты должны сдать подписи в избирком. Это звучит просто: отнесли и сдали — на деле же речь идет про адскую работу штабов и их юристов. Я уже объяснял раньше, почему московский 3%-ный подписной барьер фактически непроходим, но даже если чудесным образом нужное количество подписей удалось собрать, все самое сложное только начинается. Подписные листы нужно должным образом «оформить» — то есть пройти через целый ряд иезуитских требований, начиная от нотариального заверения подписи каждого сборщика, до заверения каждого листа самим кандидатом, от правильного составления так называемой «описи» — бесконечно нудной процедуры вычеркивания каждой подписи, которая залезла за край поля или начертания «исправленному верить, подпись» на полях у каждой подписи, где есть минимальная помарка в данных. Это бесконечное упражнение в каллиграфии и прилежании, не имеющее никакого отношения ни к электоральному процессу, ни к установлению воли избирателей, займет по крайней мере сутки.

В этой папке (Новосибирск, 2015 год) — как раз около 5000 подписей, такую предстоит сдать до 6 июля каждому независимому кандидату в депутаты Мосгордумы

Это все, конечно, особенно злит на фоне того, как десятки кандидатов, одобренных мэрией, будут успешно и без проблем зарегистрированы безо всяких подвигов и ночных бдений. Как они добывают свои подписи, можно посмотреть здесь, если вы вдруг еще не видели:

Но, отбросив эмоции в сторону (хотя бесит все это московско-кремлевское лицемерие просто до ужаса), давайте зададим вопрос: что мы еще можем сделать для того, чтобы помочь независимым кандидатам?

Я вот подумал, и запилил пламенное видеообращение о том, какие у нас есть планы и задачи на ближайшие дни. Посмотрите и передайте дальше. Ниже просуммирую также текстом.

1. Приходите в Центр Сбора Подписей сегодня, завтра или в четверг, с 10:00 до 22:00. Там 32 независимых кандидата из 26 округов Москвы ждут ваших подписей, каждая из которых может оказаться буквально решающей. Приходите сами, и приводите кого можете привести. Еще раз: 2, 3, 4 июля. 4 июля — последний день работы ЦСП! Потом не будет смысла — кандидаты не успеют оформить собранные подписи.

2. В пятницу, 5 июля, мы в ЦСП проведем презентацию собранных нашими кандидатами подписей. Начало в 15.30. Покажем подписные листы, расскажем о том, через что пришлось пройти кандидатам на всех этапах сбора подписей, и о том, какие шаги предстоят в дальнейшем. Из соображений безопасности — во избежание провокаций и порчи добытых потом и кровью подписных листов — на саму презентацию придут только кандидаты, сотрудники ЦСП, и ваш покорный слуга. И журналисты, которые заранее аккредитуются на мероприятие через Киру Ярмыш. Но чтобы все могли видеть, будет стрим всего мероприятия на Youtube-канале Навальный LIVE.

3. Ну а если вы прописаны не в Москве, и хотите поучаствовать в победе над Единой Россией более существенным способом, нежели чем просмотр стрима — регистрируйтесь на сайте Умного Голосования!

Комментарии: 

Вопреки наличию согласования 

"Никто не может быть привлечён к ответственности дважды за одно и то же преступление", - гласит статья 50 Конституции РФ, – "но если Собянину очень нужно, то может". По крайней мере, так написано в той редакции Конституции, которой пользуется легендарная судья Тверского суда Москвы Ольга Затомская (Боровкова).

В соответствии с решениями двух судов — Симоновского и Тверского —именем Российской Федерации установлена следующая правовая реальность. (А когда решение суда вступит в законную силу, только такая реальность и имеет значение).

20 мая 2019 года, капитан полиции Б. А. Бандура, сотрудник управления по охране общественного порядка ГУВД ЮАО Москвы, находясь в своём рабочем кабинете в ГУВД ЮАО, решил осуществить мониторинг интернет-ресурсов, и в ходе оного вдруг обнаружил девятимесячной давности стрим с всероссийской акции протеста против повышения пенсионного возраста 9 сентября 2019 года, а в этом стриме обнаружил мои призывы к гражданам выходить на Пушкинскую площадь в Москве к 14:00 9 сентября. Утром 21 мая я был задержан, и на основании рапорта капитана Бандуры,арестован на 20 суток.

За трансляции судят уже не первый раз

7 июня 2019 года, капитан полиции Б.А Бандуры, находясь в своём рабочем кабинете на Петровке, 38, снова решил осуществить мониторинг интернет-ресурсов, в ходе которого обнаружил тот же самый стрим. Ещё раз посмотрел его (бедный! там почти 11 часов!), и обнаружил мои призыв к гражданам выходить на площадь Ленина в Санкт-Петербурге к 14:00 9 сентября. Утром 10 июня, при выходе из спецприёмника, я был задержан, и на основании рапорта капитана Бандуры, арестован на 15 суток.

Тут, разумеется, даже не очень посвящённый в детали и юридические тонкости наблюдатель может резонно задать несколько вопросов. Например, почему и как так вышло, что мои "призывы" к митингу в Питере были замечены только со второго раза (особенно с учётом того, что на заседании в Симоновском суде мы смотрели отрывки стрима, которые мне инкриминировались, и в каком из них я говорю: "14:00. Москва, Пушкинская площадь. Санкт-Петербург, площадь Ленина")

Или, например, как же всё-таки быть с пресловутой ст.50 Конституции: окей, мы считаем, что митинги против пенсионной реформы 9 сентября 2018 года были одним, единым событием, а полиция и суды считают их разными событиями, но мой-то стрим в любом случае был одним деянием!

Но более внимательный к деталям наблюдатель обратит внимание на другое и задаст другой вопрос – и этот вопрос откроет дорогу ко всем ответам сразу. Вопрос такой: "а почему 20 мая мониторинг интернет-ресурсов вёлся из кабинета в ЮАО, а 7 июня – с Петровки, 38"? Ответ: потому что материалы по "призывам к митингам" рассматриваются "по месту выявления". ГУВД по ЮАО находится на территории, обслуживаемой Симоновским судом, а Петровка 38 – это Тверской суд. И это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Симоновский – обычный районный суд Москвы. В меру гнилой, но ничего особенного. Поскольку офис ФБК находится на территории Симоновского суда, мы все с ним отлично и не по разу знакомы. Стиль Симоновского суда – это стиль обаятельного и вежливого судьи Хызыра Муссакаева, который удовлетворит все ходатайства защиты, выслушает всех свидетелей, приобщит все доказательства, строго соблюдёт все процессуальные нормы, напишет подробное решение – и, конечно, влепит максимальную санкцию. Но сделает это с полным уважением. В первую очередь, конечно, не из любви к искусству, но из страха перед начальством, всесильным Мосгорсудом: случись что не так, имей место какое-нибудь процессуальное нарушение – Мосгорсуд заругает, а то, глядишь, и отменит постановление; с Симоновским судом у нас такое бывало не раз и не два.

Тверской суд – совсем другое дело, Тверскому суду Мосгорсуд не указ. Процессуальные нормы – тем более. Симоновский ютится в тесных комнатах, у Тверского – новое, с иголочки, просторное огромное здание на Каланчёвской.

Постановление Муссакаева по моему делу – восемь страниц, заседание шло шесть часов. Ольга Затомская по ровно такому же делу написала три страницы и управилась часа за полтора. Не удовлетворила ни одного ходатайства, не смотрела видеозапись и не вызвала ни одного свидетеля, не приобщила ни одного письменного доказательства (в том числе – письма из Правительства Санкт-Петербурга о согласовании митинга 9 сентября на площади Ленина!), наорала на меня и удалила из процесса моего защитника Ивана Жданова.

Митинг в Петербурге был СОГЛАСОВАН

Всё дело в том, что Тверской суд – это личный суд Сергея Семёновича Собянин. Мэрия Москвы – адрес: Тверская, 13 – расположена на территории, относящийся к юрисдикции этого суда, и, стало быть, он рассматривает все дела с участием мэрии. Отнюдь не только политические – но, скажем, любой иск подрядчика, с которым неправильно расплатились по госконтракту, автоматически приземлится именно в Тверском суде. C понятным результатом.

Тверской суд не в меньшей степени, чем Мосгорсуд, является ключевым элементом собянинской вертикали власти в Москве. И обеспечивают работу этой вертикали специальные судьи типа Ольги Затомской. Симоновском суду нельзя было доверить вынесение второго ареста за один и тот же стрим – а Затомской-Боровковой можно и не такое поручить.

Правда, не обошлось без курьёзов. Затомская так спешила, что вообще пропустила обязательную процессуальную стадию исследования материалов дела. Это когда оглашается каждый имеющийся в деле документ и его краткое содержание (решение суда может основываться только на материалах, которые были исследованы в ходе судебного разбирательства). Поэтому остался не оглашенным самый первый лист дела, тот самый рапорт капитана Бандуры, содержащий феерическую фразу "вопреки наличию согласования".

Феерический рапорт капитана Бандуры


Так вот меня и осудили: за призывы к участию в митинге "вопреки наличию согласования". Что, кстати, в часи наличия согласования – чистейшая правда. Тверской суд такой Тверской.

***

Переходим к выводам.

Вывод 1.Ольга Затомская – довольно смелая женщина. Статья 305 УК РФ "Вынесение заведомо неправосудного судебного решения" предусматривает лишение свободы на срок до 4 лет и относится, тем самым, к статьям средней тяжести, срок давности там 6 лет. То есть, осуждая меня второй раз за один стрим – и, разумеется, прекрасно осознавая преступность своих действий – Ольга Затомская сделала ставку на то, что крыша в виде Путина и Собянина будет у неё над головой аж до лета 2025 года. Это – дерзкая ставка. Я бы на такую не решился. Обещаю сделать всё, что в моих силах, чтобы эта ставка проиграла.

Вывод 2. Не скажу про первый, но мой повторный арест – это 100% привет от Сергея Собянина и мэрии Москвы; выше это доказано. Тайминг тут совершенного прозрачен: 5 июня назначены сентябрьские выборы в Мосгордуму, 7 июня начался и 5 июля закончится сбор подписей независимыми кандидатами, 9 июня начал работу наш Центр Сбора Подписей.

Наш штаб под моим руководством является активным участником этих политических процессов – но только теперь, как и в декабре 2017 года (выдвижение Навального в президенты) и в марте 2018 (забастовка избирателей) – с начальником штаба в спецприёмнике. Ничего, справимся, не привыкать.

Вывод 3. Если вы возмущены моими арестами и прописаны в Москве, то у вас есть отличный способ выразить возмущение осмысленным политическим действием. В любой день – лучше раньше, чем позже, не откладывая – приходите в Центр Сборе Подписей по адресу Рождественский бульвар, дом 10/7, строение 1. Время работы: ежедневно с 10:00 до 22:00 и оставляйте подпись в поддержку выдвижения независимых кандидатов по вашему избирательному округу. Это сейчас больше всего огорчает Сергея Собянина и Ольгу Затомскую.

Приходите оставлять подпись против "Единой России": Рождественский бульвар, дом 10/7, строение 1.
Комментарии: 

Дело об оскорблении величества 

Во вторник, 4 июня, в 10 часов 40 минут утра, в 440-м кабинете Тверского районного суда (ул. Каланчевская 43а) впервые в Москве и в третий раз в истории России будет рассматриваться дело об оскорблении Его Величества В.В.Путина – протокол об административном правонарушении по ч.3 ст.20.1 КоАП РФ о "выражении явного неуважения к органам государственной власти РФ" в отношении меня. Вот за этот твит:

исторический твит: https://twitter.com/leonidvolkov/status/1120749102206263296

Органом, которому не хватило уважения, оказался, как видите, опять Путин. (Есть такой орган государственной власти у нас в России, если вы вдруг не знали). Неуважение заключается в цитировании оглашения постановления об аналогичном правонарушении в отношении жителя Новгородской области Юрия Картыжева, который, как вы наверняка помните, назвал Путина "сказочным долбоёбом". Картыжев записал и выложил, как районный судья зачитывает постановление – получился важный документ эпохи. Не только смешной – потому что в постановлении суда, разумеется, многократно цитируется словосочетание "сказочный долбоёб", – но и очень показательный тем, как суд выстраивает "логику" своего постановления о том, что а) упомянутый Картыжевым Путин – это тот самый Путин, и б) тот самый Путин – не престарелое физическое лицо, по недоразумению занимающий должность президента РФ, а именно орган государственной власти, типа министерства или парламента. Послушайте, если ещё не:

Но мало им было эффекта Стрейзанд с этим "сказочным долбоёбом" в апреле, они решили на второй круг пойти. А то вдруг кто подзабыл. Причём для них это прямо очень важно: составить протокол в отношении меня поручил аж лично генерал-майор Захаров, начальник Управления по охране общественного порядка ГУВД Москвы, а капитан Бандура из УВД ЮАО дважды приезжал ко мне в спецприёмник – сначала, чтобы составить протокол об административном правонарушении, а потом – чтобы привезти письмо из Тверского суда о том, что заседание назначено на 4 июня. Согласно материалам дела, 25 мая " в ходе мониторинга соцсетей" прямо на Петровке 38 некий сотрудник полиции внезапно "обнаружил" мой твит от 23 апреля, а уже 27 мая было готово "заключение лингвистической экспертизы" которое достойно отдельного цитирования:

заключение "эксперта"

"Эксперт" не обращает внимания на то, что мой твит не содержит ничего кроме цитирования материала, с которым я рекомендую ознакомиться своим подписчикам, а концентрируется на "доказательстве того", что Путин из моего твита – это тот самый Путин. Двухходовочка такая: а)вообще, конечно, Путин – это может быть какой угодно, но б) тут ведь твит пишет Волков, который погружен в политический контекст, так что это стопудово тот самый Путин! Логика убийственная, что сказать.

Конечно, мой твит и дело "о сказочном долбоёбе" – лишь повод. Причина совсем в другом. Новая статья 20.1ч3 КоАП РФ крайне удобна для генерала-майора Захарова и его коллег санкцией в виде ареста на срок до 15 суток при повторном правонарушении.

И тем, что рапорты можно писать прямо на Петровке 38. И тем, что "лингвисты-эксперты" всегда под рукой и подпишут всё что угодно.

Когда меня оштрафуют и решение о штрафе вступит в законную силу, дальше уже задерживать и арестовывать на 15 уток можно будет в режиме конвейера. Понадобилось закрыть меня – находишь какой-нибудь критический твит о ком-нибудь или чём-нибудь – и готово. В целом, нетрудно сделать, чтобы я (и кто угодно другой, конечно) вообще из спецприёмника не вылезал.

Но к чёрту алармизм. Пока что нас ждёт увлекательное открытое судебное заседание, в ходе которого многократно прозвучит фраза: "Путин – сказочный долбоёб". Приходите, будет интересно!

Комментарии: 

Центр Сбора Подписей в Москве: наше новое секретное оружие против Единой России

Рейтинг Путина упал до исторического минимума за всё время наблюдений. Рейтинг «Единой России» низок настолько, что партия власти формально не выставит ни одного кандидата на выборах в Мосгордуму – прекрасно знает, что если у кандидата в бюллетене будет указано «выдвинут ЕР», то за него никто не проголосует. Но сдаваться жулики и воры, конечно, не собираются.

Вы прекрасно знаете, что они придумали. По всем 45-ти московским избирательным округам от партии власти пойдут формально самовыдвиженцы – которым мэрия «поможет» собрать требуемые подписи (3% от зарегистрированных в округе избирателей) – а всех опасных конкурентов по подписям же и «зарежут», технология отработанная.

Мы хотим попробовать этому помешать. Это непросто – но возможно.

https://vote2019.appspot.com

Сначала напомню теоретическую базу. Выборы в МГД пройдут по 45-ти одномандатным округам. В округе примерно 180-200 тысяч избирателей, то есть для регистрации кандидату (кроме выдвинутых ЕР, КПРФ, СР, ЛДПР) надо будет собрать 5500-6000 подписей. Сделать это предстоит за три недели – примерно с 15 июня по 5 июля. Подписи можно собирать только среди избирателей, зарегистрированных по месту жительства в соответствующем округе, и уже одно это делает задачу сбора неразрешимой.

Ну, вот просто представьте себе: Москва, июньский вечер, сборщик подписей попал в подъезд многоэтажки и начинает обходить квартиры. В половине просто никого нет дома. Отпуска? Дачи? Работа в ночную смену? Просто люди допоздна на работе и в московских пробках? Остаётся 50% квартир, где кто-то есть. Но в половине из них не открывают. Не хотят. Заняты своими делами. Не доверяют. Или боятся. Не зря ЖЭК повесил объявление в лифте: «Осторожно! Под видом сбора подписей орудуют мошенники!».

«Осторожно! Под видом сбора подписей орудуют мошенники!».

Итак, допустим в 25% квартир сборщику всё же удалось попасть (кто занимался хоть раз поквартирным обходом, знает – это чрезвычайно оптимистичная оценка, но допустим). Но даже в этом случае, по крайней мере в половине случаев, разговор закончится ничем. «Мы политикой не интересуемся», «Мы боимся» или «А куда потом эти подписи пойдут?». Да, в конце-то концов, будут и такие, кто скажет: «А нас всё устраивает!» или «А что мне за это будет? Рублей 500 заплатите!» и «Мы по телеку видели – вы американские шпионы!». Если у вас есть знакомые, которые пробовали подписи собирать – спросите их, они вам расскажут массу таких же или подобных историй. Ещё и повеселее

Но наш вечерний сборщик настойчив и убедителен, дружелюбен и коммуникабелен. И в половине случаев – в 12% квартир – он слышит: «Хорошо, мы подпишем». Рано радоваться. Он только на полпути к успеху. От жителя нужна ведь не просто подпись. Нужен паспорт и все данные из него: серия и номер, точный адрес регистрации, год рождения… Всё это надо тщательно сверить и перенести в подписной лист, без единой неточности или помарки. И вот на этой месте мы теряем ещё половину потенциальных подписантов (если не больше). «Паспортные данные не дам», «Вы на моё имя кредитов наполучаете, а я потом куда?» – и так далее.

Делим, стало быть, ещё пополам. В 6% квартир нашему сборщику открыли, с порога не прогнали, согласились паспорт в руки дать… Но в половине случаев (как минимум тут уже он сам разочарованно выдохнет: «Ох, извините, вашу подпись не могу взять». «Как? Почему?» — «Так у вас прописка не в округе». Это ж Москва… Особенно среди целевой аудитории сторонников независимых кандидатов – какая доля тех, кто имеет регистрацию не в Москве? Кто живёт в съёмной квартире? Кто зарегистрирован в Москве в одном месте (уж где получилось или, например, ради школы) – а живет в другом. И всё – при всём желании подпись уже не собрать.

Так вот, легко и непринужденно, обход 100% квартир в Москве превращается в реальную возможность подписи разве что в 3% из них – да и то при большом везении. Или, другими словами, барьер в 3%, на вид такой безобидный, превращается в 100% — преодолеть его можно надеяться, только если постучать в каждую дверь в округе без исключения, поговорить с каждым, кто согласен говорить, попытаться переубедить каждого. За три летних недели. Это безумно дорого, это крайне организационно сложно. Это практически невозможно. На прошлых выборах в МГД, пять лет назад, этого не смог сделать ни один независимый от мэрии кандидат. Думаю, выше я вполне убедительно показал, почему это невозможно. (В 2015 году на региональных выборах в Новосибирске команда собрала более 17 тысяч подписей – но там требовалось 0.5% от списочного числа избирателей, и теперь вы понимаете, какая пропасть между 0.5% и 3%? В первом случае: не попал в подъезд — и ладно, не стоит ждать, пошёл к другому. Не хотят открывать дверь? Не тратим времени на переубеждение, скорее идём к другой. А при сборе 3% всё иначе: если не бороться за каждую дверь, за каждую подпись, то двери просто закончатся гораздо раньше, чем строки в подписных листах).

Мэрия Москвы всё это прекрасно знает. В этом и есть их план. Пока их дрессированные «самовыдвиженцы» понесут в избирком папочки с тысячами нарисованных без помарок «идеальных» (но неизвестно, откуда взявшихся) подписей, независимые кандидаты должны будут спалить миллионы рублей на отчаянный и практически безнадёжный сбор подписей. Ну, а в конце пути тех, кто прыгнет выше головы и совершит чудо, будут ждать «справка ФМС» по имени Дарья Тимурович или «эксперты-графологи», показаниям которых, разумеется, нет никаких оснований не доверять.

"Волшебница" Элла Александровна Памфилова

Мы всё это тоже хорошо знаем, разумеется. Биться с размаху в бетонную стену не собираемся (договариваться с жульём из мэрии – тем более). Но сейчас не 2014 год. Время пробовать что-то новое.

После того, как будут назначены выборы в МГД, мы немедленно откроем Центр Сбора Подписей для независимых кандидатов. Сейчас там идут последние приготовления.

Что такое будет наш Центр Сбора Подписей?

Представьте себе что-то типа московского МФЦ (только лучше!). Наш ЦСП будут работать в центре Москвы, недалеко от метро, без выходных с 10:00 до 22:00. Мы сделаем так, что в нём всегда будут находиться сборщики, уполномоченные на сбор подписей по всем округам Москвы. То есть не надо сидеть дома и гадать – не разминётесь ли вы со сборщиком. Не надо ехать в штаб своего кандидата «по прописке», если вы живёте в совсем другом районе Москвы. Можно выбрать любое удобное время.

Если вы хотите перемен; если просто хотите, чтобы на выборах в МГД было из кого выбирать; если поддерживаете идею «Умного голосования»; просто если хотите сделать, без шуток, важный гражданский шаг – приезжайте в ЦСП. Приезжайте всей семьёй, с друзьями и коллегами – даже если все зарегистрированы в разных уголках Москвы, в ЦСП каждый сможет поставить подпись, и она попадёт к соответствующему независимому кандидату.

Разумеется, ЦСП не подменяет и не отменяет работу штабов кандидатов. Будут ходить сборщики по квартирам, будет и уличный сбор у метро, и сбор подписей в штабах кандидатов. Мы просто создаём важную дополнительную возможность.

Во время президентской кампании Навального и на сайте «Умного голосования» мы собрали базу контактов в Москве объёмом около 130 тысяч email'ов. Посмотрим, конечно, какая будет конверсия, но если бы все эти сторонники прошли бы через ЦСП – это дало бы в среднем по 3 000 подписей на каждый из 45 московских округов, то есть, сэкономило бы каждому независимому кандидату половину усилий. Не только усилий, но и денег – сборщику, который занимается поквартирным обходом, платят за его очень нелегкую работу обычно в районе 200-300 рублей за подпись. Поскольку услуги ЦСП для кандидатов будут бесплатны, мы надеемся таким образом сэкономить московским независимым кандидатам 25-35 миллионов рублей, которые очень пригодятся им для содержательной политической работы и агитации после регистрации.

В чём подвох? Ни в чём. Во-первых – да, мы представили пятёрку кандидатов(Соболь, Жданов, Милов, Яшин, Янкаускас), которых мы поддерживаем явно, но с точки зрения централизованного сбора подписей нет никакой разницы, собирать подписи в ЦСП для 5 кандидатов или для 45. Точнее, для 45 даже проще – так заведомо никто из избирателей, решивших прийти в ЦСП, чтобы поставить подпись, не потратит своего времени напрасно.

Наши прекрасные кандидаты

Во-вторых, большая-то задача остаётся прежней. Лишить «Единую Россию» монополии на власть (для начала – в Москве). Для этого у нас есть «Умное голосование», и, даже если в итоге мэрия добьётся своего, и независимые кандидаты не будут зарегистрированы, «Умное голосование» будет работать: выберем того, у кого больше всего шансов победить кандидата от мэрии, и поддержим этого человека, каким бы малоприятным ни был бы наш выбор.

А ЦСП – это попытка избавиться от последнего причастного оборота предыдущего предложения – сделать так, чтобы выбору не надо было быть малоприятным. Создать шанс для нас с вами на то, чтобы в сентябре «Умным голосованием» можно было бы поддерживать сильных независимых кандидатов по максимальному количеству московских округов.

Москва против "Единой России"

Ну, и несколько организационных объявлений под конец этого длинного, но важного поста.

ЦСП – это проект московского штаба Навального, которым руководит Олег Степанов, oleg.stepanov (at) navalny-team.org.

У нас есть ещё некоторое количество вакансий сотрудников ЦСП (сборщики подписей, а также операторы ресепшена и менеджеры зала), это отличная подработка на месяц для мотивированных сторонников, студентов или немного старше. Хотите собирать подписи в ЦСП? Напишите Олегу! (И не забудьте приложить резюме, мотивационное письмо).

Вы – независимый кандидат в Мосгордуму и хотите отдать в ЦСП свои подписные листы? Тем более напишите Олегу. Срочно!

Вы прочитали, вдохновившись, и планируете в июне приехать в ЦСП, чтобы поддержать независимых кандидатов в Мосгордуму? Не забудьте, если вы этого ещё не сделали, зарегистрироваться на сайте «Умного голосования», чтобы мы были с вами на связи и вы вовремя узнали о начале работы Центра и возможных изменениях в графике его работы.

Вы журналист? Центр Сбора Подписей будет работать публично и открыто для прессы. Мы сделаем всё, чтобы затруднить для мэрии «зарубание по беспределу» подписей независимых кандидатов. Вы сможете прийти и увидеть своими глазами, посмотреть и посчитать подписи. Приходите!

У вас нет московской регистрации, но вам, как и нам, не плевать на выборы в Мосгордуму? Вы хотите поддержать проект Центра Сбора Подписей и «Умное голосование»? Поддержите нас любой суммой – мы превратим ваше пожертвование в поддержку независимых кандидатов в Москве!

Комментарии: 

Три новых штаба: Курган, Пенза, Смоленск

Ух я давно не писал таких постов — почти два года! И так мне радостно снова писать: в трех городах России открываются новые штабы Навального.

Мы очень сильно должны были сократить нашу сеть год назад — по понятным причинам: закончилась президентская кампания, объемы краудфандинга существенно снизились, мы сократили две трети сотрудников и закрыли половину штабов. Это грустно — но естественно, нельзя же все время жить в состоянии максимальной мобилизации. Кампания заканчивается, люди расходятся, возвращаются к «мирной жизни». Но ядро сети сохранить удалось, а, главное, удалось найти и придать смысл его работе после кампании. Не просто значиться, не просто быть точками на карте — а вести конкретные политические проекты в регионах, которые будут привлекать новых сторонников. И у нас это получилось.

Собственно, лучшая оценка качества работы штабов Навального — рост количества сторонников и волонтеров, которые регистрируются на сайте региональных штабов, а это, в свою очередь, приводит и к росту пожертвований, которые мы получаем. И мы решили рискнуть, и открыть несколько новых штабов. «Рискнуть» — потому что открытие штабов означает принятие долгосрочных обязательств; в ежемесячный бюджет добавляются три новых арендных платежа, шесть новых платежей по трудовым договорам. Но мы надеемся, что работа новых штабов будет так хороша, что оправдает эти расходы.

Встречайте!

Курган: координатор Михаил Кузовков.
Пенза: координатор Антон Струнин.
Смоленск: координатор Андрей Волобуев.

Если вы внимательно следили за президентской кампанией Навального — имена эти вам знакомы. И Михаил, и Антон, и Андрей и тогда были координаторами в своих городах. И после того, как мы закрыли их штабы год назад — продолжили работать, сотрудничать с нами уже как волонтеры. Не потерялись, не плюнули, не отказались от своей политической позиции. Очень радостно, что эти отличные парни снова с нами в строю как полноценные координаторы.

Мы работаем над открытием еще двух-трех штабов в течение мая-июня, следите за новостями. И, конечно, не забывайте, что все это возможно только благодаря вашей поддержке.

А вот как работают те штабы, которые уже открыты — примеры только за эту неделю.

Штаб в Кемерово организовал кампанию за сохранение Рудничного бора — лесопарка, в котором губернатор Цивилев задумал построить монструозную «статую святой Варвары». Кампания длилась 203 дня — это было долгое противостояние — но в итоге те же самые депутаты кемеровского горсовета, которые сначала разрешили строительство в бору, проголосовали за запрет этого строительство. Большая общественная кампания — и успех.

Штаб в Липецке празднует отставку главы Задонского района Григория Мосолова, который был нами уличен в многомиллионном воровстве на закупках компьютеров в школы Задонска. Сначала господин Мосолов угрожал штабу судом, а потом стал фигурантом уголовного дела и отправился в отставку.

Штаб в Хабаровске выпустил эпичное расследование про экс-мэра Соколова, его шесть американских квартир и его мафию, которая помогла ему украсть сотни бюджетных миллионов за 18 лет мэрства. Рекорд для всех региональных расследований — более 350 тысяч просмотров! И вот первый результат — ушел в отставку один из ключевых фигурантов расследования, вице-мэр Лебеда. Надеемся, что отставка — это лишь первая, короткая остановка Лебеды на пути в тюрьму.

Надеюсь, наши новые старые коллеги из Кургана, Пензы и Смоленска скоро порадуют нас не менее впечатляющими успехами!

Комментарии: