Вчерашний A-Team на «Эхе»

Сходил вчера на «Эхо Москвы» в A-Team, которым принято пугать, и ничего страшного там не обнаружил. Ну то есть не все вопросы были приятными (но они и не должны быть приятными), и некоторые не показались мне глубокими — но было много весьма содержательных вопросов, и в целом, мне кажется, все получилось интересно.

Четыре Алексея, три бороды, две пары очков

Если вы слушали и дадите обратную связь, буду очень благодарен. Если вы не слушали, но послушаете (или прочитаете, или посмотрите) — еще более благодарен. На сайте «Эха» есть и аудиозапись, и расшифровка уже тоже есть, а видео я вот даже сюда прямо выложил:

Вообще, я вчера когда вышел с эфира — ужасно был собой доволен. Ехал в пробках сегодня утром, послушал — оказалось, что есть две проблемы. Во-первых, формат передачи предполагает, что тебя перебивают — я к этому был вполне готов — но получается, что ты сидишь, говоришь что-то связное, сам себя слышишь: а в эфире и на записи на это накладываются реплики ведущих, и получается гораздо менее связно и логично, чем кажется изнутри. Во-вторых, мусорных слов, особенно «там» и «так сказать» — выше всякого разумного предела. И если первая проблема — это вопрос к формату «A-Team», то вторая — исключительно ко мне вопрос. Ну, значит, буду работать над собой и над речью, заниматься буду.

Бонус-трек: большое интервью для Sib.fm — обо всём, от микрофонного дела до политической стратегии.

Комментарии: 

«Повышение устойчивости российского сегмента интернета» для чайников

Минкомсвязи под руководством кандидата экономических наук Н.А.Никифорова завершило работу над законопроектом о «национальной критической инфраструктуре интернета».

Это очередной вредный и порочный законопроект, очередной шаг на пути к «китайскому» сценарию развития интернета — под прикрытием благозвучных целей, разумеется. Речь в нем идет о том, что все основные элементы инфраструктуры интернета (которые сейчас самоуправляются международными некоммерческими организациями, сформированными, в первую очередь, самими интернет-провайдерами), признаются «критическими» с точки зрения неких «национальных интересов», и управление ими передается правительству РФ и уполномоченным правительством субъектам. При этом «особенности регулирования элементов критической инфраструктуры устанавливаются Минкомсвязи по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности» — то есть с ФСБ России.

Случайная картинка по запросу «как работает интернет» (с сайта компании Cisco)

Чем же плохо «создание национальной инфраструктуры Интернета»?
Посмотрите на любую картинку о том, как устроен и работает интернет. Вы увидите на ней «автономные системы», соединенные между собой по протоколу BGP. А знаете, чего вы на ней не увидите? Вы не увидите на ней государственных границ. В том числе, и государственных границ Российской Федерации.

Потому что так уж устроен интернет: пакеты данных с помощью протокола BGP сами прокладывают себе маршрут от отправителя до получателя через автономные системы, исходя из того, где между ними есть связи, где аварии, где какая загрузка, где пакет пройдет быстрее и лучше, а где хуже. Если вы читаете этот текст из Владивостока, то, вполне вероятно, предыдущий абзац дошел до вас через Шанхай, этот абзац — через Екатеринбург, а следующий дойдет через Лондон. Повлиять на это никто и никак не может, интернет устроен таким образом, что он сам, автоматически, все это решает и регулирует. Так вот он был задуман почти 50 лет тому назад, с тех пор так и развивается. И, благодаря этой уникальной способности саморегулироваться, стал сегодня тем, чем стал.

А Никифоров хочет добиться того, чтобы все пакеты данных, которые идут из России в Россию шли только внутри России. Искусственно внедрить концепцию «государственной границы» в прекрасную конструкцию интернета. Понятно, почему это плохо, почему это портит интернет: искусственно снижается количество доступных маршрутов трафика, снижается устойчивость работы сети (особенно при авариях и т.п.), резко вырастает зависимость от крупнейших российских операторов. Интернет будет медленнее, ненадежнее, дороже: просто потому, что там, где раньше было 100 возможных маршрутов, теперь останется 10. И ничего нового и конструктивного к структуре интернета законопроект Минсвязи не добавляет — только ухудшает то, что есть сейчас.

Зачем им это нужно? Ну тоже легко понять. С одной стороны, они хотят иметь возможность «в случае чего» полностью отключить российский интернет от международного. Ну, мало ли, чтобы в случае народных волнений люди не могли писать ничего во вражеские соцсети и читать вражеские сайты. А, с другой стороны, хотят, чтобы при таком отключении в России, грубо говоря, самолеты не падали и банки работали. Сейчас пока это невозможно: летом 2014 года Минкомсвязи проводило «учения» по отключению Рунета от глобальной сетевой инфраструктуры, и по результатам учений убедилось в очевидном: все просто ломается и перестает работать.

И вот теперь кандидат экономических наук Никифоров хочет освоить не одну сотню миллионов долларов, чтобы
— сделать интернет в России существенно хуже (тут все по Оруэллу: Минкомсвязи, которое отвечает за развитие интернета, портит его)
— полностью задублировать в России прекрасно работающую, надежную, саморегулируемую (и никем не контролируемую) инфраструктуру сети
— получить в свое распоряжение Большой Красный Рубильник, с помощью которого можно будет, по звонку из АП, выключить CNN, BBC, Facebook и YouTube в тот день, когда граждане России, наконец, захотят поднять жуликов и воров на вилы.

Хорошая новость в том, что вредность очередной попытки избыточно зарегулировать интернет понятна не только нам с вами; Экспертный совет при Правительстве РФ написал на законопроект отрицательное заключение:

В целом в законопроекте встречаются нормы двойного толкования, некорректные или не соответствующие действительности определения, неясность в вопросе финансирования «критической инфраструктуры национального сегмента сети Интернет». Текст законопроекта изобилует неточными или ошибочными определениями и терминологией о состоянии и принципах построения сети Интернет, к примеру, предлагаемое авторами выделение «национального сегмента сети Интернет» технологически и фактически некорректное. Интернет не делится на «сегменты» по какому-либо «национальному» признаку, тем более в привязке к произвольному набору доменных имен, напоминают эксперты.

Общество Защиты Интернета также считает законопроект о критической инфраструктуре национального сегмента сети вредным, будет следить за развитием ситуации вокруг него и предложит конкретные шаги по недопущению негативных последствий в связи с возможной реализацией этого законопроекта.

Комментарии: 

Индекс Свободы Интернета: октябрь 2016

Во-первых, извиняюсь за более позднюю, чем обычно, публикацию Индекса Свободы Интернетауезжал в отпуск после приговора. Во-вторых: вот, посмотрите, хороший тренд-то налицо. Есть ясное и четко видимое замедление падения индекса; его снижение в октябре — всего на 8 пунктов — стало рекордно низким с начала года.

Индекс Свободы Интернета в России на 1 ноября 2016 года — 779 пунктов

И тут очень важно отметить, что это не случайное событие, а ясное следствие гражданской активности — ведь из 16 оцененных экспертами Общества Защиты Интернета событий октября сразу 6 получили положительную оценку, а из этих шести по крайней мере четыре не «упали с неба», а стали следствием той общественной деятельности и политической борьбы, которую ведут ОЗИ, РосКомСвобода и другие организации, защищающие интернет в России. Если бы не наша с вами активная позиции, совершенно точно не было бы той риторики вокруг «пакета Яровой», которую мы видим сейчас; не было бы изменения отношения Facebook'а к цензуре (про это напишу подробно отдельно), не было бы отката вредной идеи о наделении региональных прокуроров правом досудебной блокировки сайтов. Вся общественная деятельность по защите интернета, безусловно, вносит свой вклад в появление тех событий, которые в Индексе Свободы Интернета имеют положительный знак.

Девять экспертов оценили 16 важных для интернета в России событий месяца; оценки экспертов оказались весьма близки

Но, к сожалению, пока что события с отрицательным знаком все еще перевешивают. Самой плохой новостью для российского интернета в октябре эксперты назвали подготовленный Минкомсвязи абсурдный законопроект «о запрете пропаганды обхода блокировок сайтов»(!); схожий отрицательный балл и у истории вокруг РКН и предполагаемой блокировки LinkedIn. На третьем месте с конца еще одна очень характерная история — о том, что Минкомсвязи активно развивает сотрудничество в области удушения интернета с главными экспертами по этим вопросам — китайцами. Эта тема близко примыкает к теме «национальной инфраструктуры интернета», про которую ОЗИ выступит с отдельным заявлением (или даже докладом).

Традиционно привожу некоторые из комментариев экспертов.

Про «запрет пропаганды блокировок»:
— Сначала запрет пропаганды операторам, потом всем, а потом и запрет самих инструментов. Приоткрывают новую калиточку репрессивного воздействия на сетевые коммуникации граждан (А.Козлюк);
[небольшой балл] только потому что пока проект. С кривыми формулировками под которые можно будет подвести что угодно (С.Бойко);
— В такой формулировке закон будет явно непоследователен: почему провайдерам пропагандировать нельзя, а всем остальным можно. Соответственно, последует продолжение (В.Харитонов);

Про блокировку LinkedIn (которой, заметим, пока так и не случилось):
Блокировка популярных сайтов стимулирует поиск путей обхода (И.Иванов);
Событие плохое, но поскольку мало кто верит, что это будет сделано на практике, оно вряд ли является на самом деле значительным для жизни Рунета (А.Солдатов);
Несмотря на то, что дальше разговоров пока не пошло, это очень плохая новость. Они, кажется, прощупывают возможность блокирования различных глобальных ресурсов. Решили начать с чего-то попроще (П.Диденко);

Про сотрудничество с Китаем в области интернет-цензуры:
Обмен опытом в организации цензуры — очень плохо (А.Исавнин);
Важно не само заявление, а то, что оно отражает нарастающий тренд сотрудничества с Китаем в области контроля над Интернетом (А.Солдатов);
Волин продолжает свой цикл неоднозначных высказываний. При этом явно поддерживает прокитайский тренд регулирования и импортозамещения (С.Дарбинян).

Спасибо всем, кто помогает формировать Индекс Свободы Интернета!
Присоединиться к числу экспертов можно написав нам.

Комментарии: 

Микрофонное дело: приговор вступил в силу

Примерно 40 минут потребовалось сегодня коллегии из трех судей Новосибирского областного суда, чтобы рассмотреть мою и моего адвоката апелляции на приговор по «микрофонному делу» — и оставить этот приговор в силе. Так что мой 28-й приезд в Новосибирск оказался и самым коротким; через четыре часа буду снова в Москве.

Было ли решение сюрпризом? Конечно, нет. Центральный районный суд Новосибирска два месяца назад пошел на довольно решительный шаг, переквалифицировав мне статью обвинения с тяжкой ч.3 ст.144 на небольшой тяжести ч.1 ст.144, и дав по ней минимальное наказание в виде относительно небольшого штрафа — лучше, давайте честно скажем, и быть не могло. И как говорят все, кто хоть немного понимает, как устроена судебная система в России сегодня — такое решение не могло было быть принято без консультаций с вышестоящим, областным судом. Поэтому оно было обречено на то, чтобы устоять в апелляции.

Приговор вступил в силу, и был немедленно исполнен: подписки о невыезде больше нет, с государством мы в расчете

Сегодня около 13.00 по новосибирскому времени приговор по «микрофонному делу», таким образом, наконец-то вступил в законную силу — закончилась эпопея, которая продолжалась аж 15 месяцев, с июля прошлого года. С одной стороны — теперь я осужденный уголовник. С другой стороны — нет больше подписки о невыезде, а уплата штрафа позволяет мне рассчитывать и на немедленное снятие судимости (она в принципе снимается через год, но при уплате штрафа можно и раньше).

Ну и конечно это все не означает, что мы закончили. Прохождение апелляции дает право обратиться в ЕСПЧ — и это будет сделано в кратчайшие сроки, благо «Агора» любезно предложила свою помощь. С другой стороны, мы с адвокатом Бандурой решили не отказываться от дальнейшей борьбы и в российских судах и параллельно подадим также кассационную жалобу.

Ну а в целом, конечно, я очень рад, что все это закончилось. И спасибо огромное всем, кто поддерживал все эти 15 месяцев.

Свое выступление на апелляции, по традиции, публикую в полном объеме.

Уважаемый суд!
Основные юридические доводы мои и защитника изложены в наших апелляционных жалобах, и мне не хотелось бы отнимать у вас время их повторением. А я хотел бы кратко пройти по основным сущностным моментам.
Читать дальше
Комментарии: 

Общество Защиты Интернета: новости, успехи, планы 

Хочу подробно рассказать о том, как дела у Общества Защиты Интернета, а также спросить у вас совета (но это в конце).

I. Старые проекты.
Когда мы с Сергеем Бойко все начинали, мы договорились, что начнем с трех небольших проектов, а по мере того, как с ними будет все получаться, будем добавлять новые. Поэтому для начала расскажу, что с этими тремя проектами.

1. Индекс Свободы Интернета.
Все хорошо работает. Много уважаемых экспертов собрано, индекс ежемесячно публикуется и позволяет объективно оценивать состояние дел и, главное, его динамику. Мы же хотим повлиять на эту самую свободу интернета — поэтому без объективной метрики никуда, без нее мы и не узнаем, удалось нам на что-то повлиять или нет. Поэтому Индекс Свободы Интернета — это самый первый, базовый и важный проект. Динамика, кстати, пока негативная, но кое-какие положительные тренды наметились.

2. Атака на СОРМ.
Тут все сложнее (но никто и не обещал, что будет легко). То, что СОРМ — это зло, незаконная коррупционная кормушка для сомнительных личностей, с которой надо бороться — это мы понимали с самого начала; но как бороться? Мы разобрались подробно с тем, кто «зарабатывает» на СОРМе, и мы придумали проект «народного провайдера» для того, чтобы идти судиться с ФСБ о незаконности СОРМа.

Дальше проект немного забуксовал: два месяца ушло на получение лицензии для «народного провайдера», еще два месяца — на подключение его к сетям и подготовку узла связи к сдаче. Почему: потому что мы, конечно, не хотели «втемную» использовать вышестоящих провайдеров, к которым подключались, и сразу рассказывали им, для чего сдаем узел связи. Конечно, многие отказывались... Но, наконец, два провайдера, согласившихся нас подключить, нашлись. Узел связи готов, и мы его идем сдавать на следующей неделе (ура!).

Пока вся эта работа велась, мы не сидели, однако, без дела, и дальше разбирались в том, как что устроено с этим СОРМом. И выяснили одну важную вещь: рынок СОРМа еще и потому коррупционен, что, вопреки закону, ФСБ не ведет публичного реестра лицензиатов. Это дает им возможность говорить провайдерам «купи оборудование там, где я тебе скажу» (вместо «вот список, купи там, где хочешь»). Мы даже написали официальный запрос в ФСБ, и они прямо сказали, что список не дадут (хотя норма закона, на которую они ссылаются в своем письме, ничего такого в себе не содержит):

Список компаний, имеющих право продавать оборудование для СОРМ — тайна за семью замками

Соответственно, наш план атаки на СОРМ претерпел некоторые изменения:
— на следующей неделе сдаем узел связи, в ответ от нас требуют согласовать план СОРМ
— требуем предоставить список лицензиатов, нам отказывают, судимся
— после этого уже судимся за компенсацию расходов

Смысл, впрочем, остается прежним: выбить из-под СОРМ его экономическую базу. Если удастся сделать так, что провайдеры перестанут платить, или станут платить значительно меньше — СОРМ исчезнет. Потому что сейчас он не решает никаких задач, кроме одной-единственной — обдирания провайдеров (ну и абонентов, таким образом).

3. Мониторинг связности.
Ведется в автоматическом режиме с весны, а все интересные артефакты на графике проверяются в ручном режиме. Так, в последнюю неделю есть довольно заметное снижение связности, но оно было вызвано тем, что отваливались болгарский оператор Sofia Connect и германский M-NET, которые были напрямую связаны суммарно примерно со 150 российскими провайдерами; это не выглядит системной проблемой, а выглядит временной трудностью, причем не на российской стороне. Короче говоря, Индекс связности работает так, как и задумывалось: дает грубую интегральную оценку состояния дел — примерно как температура тела человека — а дальше уже мы начинаем смотреть вручную детали. И пока видим, что все хорошо.

Индекс связности Рунета-2016: пока что все колебания в допустимом диапазоне значений

Конечно, нам хочется повысить точность мониторинга связности (я еще напишу отдельно большой пост о том, почему это важно), и с этой целью в конце августа ОЗИ совместно с рядом партнеров провело первый российский хакатон по интернет-измерениям. Времени на подготовку взяли недостаточно, поэтому первый блин вышел слегка комом, тем не менее, что-то получилось.

Наибольшего успеха добилась команда под руководством Сергея Тяпкина, которая проводила сравнение данных о российской трансграничной связности по данным протокола BGP (используемых в данный момент ОЗИ для построения графика связности) и данных о российской связности по данным проекта RIPE Atlas. Результат сравнения данных за один день показал довольно серьёзное расхождение: связи видимые протоколом BGP и в общем массиве traceroute измерений RIPE Atlas совпали неожиданно мало. Благодаря тому, что на хакатон приехал Виктор Наумов из RIPE NCC, из этого получилась важная обратная связь для RIPE NCC о том, как реально устроена сеть в России в сравнении с тем, как она выглядит для регистратора. Новый хакатон подготовим получше и проведем, вероятно, в начале декабря.

II. Новые проекты.
Не то, чтобы мы планировали брать что-то еще на себя, но само собой так сложилось, что задачи прыгали на нас и вешались нам на шею, и, объективно говоря, надо выделить еще три направления деятельности, которыми мы сейчас активно занимаемся.

4. Международное сотрудничество.
К внешнему миру, к крупным ИТ-компаниям постепенно приходит осознание того, что слушать только позицию Роскомнадзора и других российских чиновников, для того, чтобы выстроить свою стратегию работы в российском интернете — недостаточно. Потому что простое следование постоянно меняющимся законным и незаконным требованиям российских властей — верный путь к убыткам и потере пользователей, а больше и ни к чему; история с требованием «локализации персональных данных» — яркий тому пример.

Крупные мировые ИТ-компании, поэтому, активно ищут тех, кто мог бы давать им альтернативную точку зрения на происходящее с российским интернетом, тренды и перспективы — и ОЗИ все чаще выступает таким партнером-аналитиком. Это важная и для них и для нас история: мы им объясняем, что слепо выполнять требования РКН не надо, что законы бывают разные (некоторые принимаются для того, чтобы применяться, а некоторые — только для того, чтобы ими пугать) и так далее. В перспективе, мы надеемся, это позволит крупным компаниям занять единую и крепкую позицию в противостоянии по крайней мере наиболее одиозным и вредоносным инициативам российского правительства.

Отдельная большая история — ситуация с банами в Facebook. Расскажу подробнее отдельным постом, но если кратко: ОЗИ взаимодействует с Facebook напрямую, и продолжает добиваться того, чтобы практике необоснованных банов был положен конец — и неважно, кого банят, Виктора Шендеровича или Сергея Железняка.

5. Просвещение.
Открытый ключ, сертификат, MitM, DPI, УЦ — все эти слова еще год назад были интересны только специалистам. Но в силу многих событий последнего года (и, надеюсь, хотя бы отчасти и благодаря деятельности ОЗИ) очень и очень многие «обычные пользователи» стали осознавать, что все эти слова и вопросы теперь становятся частью их повседневной жизни. Нас буквально постоянно теперь просят рассказать о том, как и что устроено в интернете, что угрожает безопасности обычных пользователей, во что могут вылиться те или иные активности нашего неуемно активного государства и т.д.

Нам это очень нравится, и мы никогда не отказываем. Выступаем на конференциях и семинарах, записываем обучающие видео, пишем статьи и отвечаем на вопросы. Российский интернет стремительно становится таким местом, где даже самому рядовому пользователю лучше быть хорошо осведомленным о рисках и опасностях, поэтому мы считаем просветительскую деятельность важной частью того, что делает ОЗИ. Вот лишь некоторые избранные материалы этого года:
— видеоролики: про государственный MitM, про пакет Яровой, про СОРМ;
— статьи: про пакет Яровой, про дешифровку трафика, про защиту от дешифровки (платная);
— карточки: про защиту электронной почты.

Прямо сейчас в работе еще ряд материалов на эти и смежные темы; требует много времени, но очень важно, и будем этим и дальше заниматься.

6. Пакет Яровой.
Тут все понятно, «пакет Яровой» сам себя не отменит, надо им заниматься. Проводить митинги, собирать подписи, пинать нерадивых чиновников, заниматься просвещением, разоблачать жуликов-бенефициаров. Тут вот в чистом виде: «делай, что должно — и будь, что будет». Благо, получается-то неплохо. Работаем.

III. Что дальше.
Есть ощущение, что мы дошли до предела объема задач, которые можно решать просто вдвоем на волонтерской основе в свободное от зарабатывания денег время. Ну, вы сами видите по списку задач. И вот надо понять, что дальше делать:
— оставить все как есть,
— брать новые задачи (какие?), отказываясь от каких-то из нынешних (каких?),
— пытаться организационно расти (например, объявлять краудфандинг, официально регистрировать НКО, набирать сотрудников в штат и т.д.),
— другие варианты.
Интересует ваше мнение, ну и в целом любая обратная связь о работе ОЗИ интересует.

Комментарии: 

А что там с нашей петицией? 

14 октября 1926 года вышла первая книга о Винни-Пухе, а 14 октября 1964 года Леонид Брежнев возглавил советское государство.

А еще сегодня прошло ровно два месяца с того дня, как было собрано 100 тысяч подписей под петицией против «закона Яровой» на РОИ.

Не то, чтобы мы возлагали надежды на эту петицию, но было интересно посмотреть, какой будет реакции на нее при обязательном по закону формальном ее рассмотрении. Все-таки РОИ — это ж не просто так, это механизм, созданный для реализации предвыборного обещания Владимира Владимировича Путина в 2012 году. Он тогда перед выборами — и после декабрьских протестов 2011 года — пообещал всю эту электронную демократию: что петиции, набравшие больше 100 тысяч голосов, будут рассматриваться.

И после выборов даже назначил специального министра — Михаила Абызова — который будет этим заниматься.

Но Владимир Владимирович Путин опять соврал.

В соответствии с положением о РОИ, инициатива, набравшая 100 тысяч голосов, должна быть рассмотрена экспертной группой абызовского «Открытого правительства» в двухмесячный срок. Он истек сегодня. Рассмотрения не было.

Я голосовал за эту петицию, но она не была рассмотрена: это нарушение прав

Этим бездействием чиновника нарушаются права всех ста тысяч подписантов петиции, мои в том числе.

Поэтому мы подготовили исковое заявление в суд (от моего имени и от имени юристов ФБК — они тоже, конечно, подписывали петицию) с требованием признать бездействие Абызова незаконным.

Да, это можно назвать тактикой тысячи булавочных уколов — пусть так. Но мы обещали не ослаблять нажим на «пакет Яровой» — и не будем.

Комментарии: 

Прослушка 

«Это не телефонный разговор, давай при встрече», — как часто вы про себя посмеивались, слыша такую фразу? Зря посмеивались.

Скоро на русском языке выйдет — под названием «Битва за Рунет» — громко прогремевшая и получившая ряд престижных наград на Западе книга «The Red Web» Андрея Солдатова и Ирины Бороган. Некоторые отрывки из книги уже доступны — вот, например, на Медузе про прослушку и меры безопасности во время Олимпиады в Сочи.

Вот один впечатляющий фрагмент:

В 2007 году спецслужбы получили от российских судов 265 937 разрешений на прослушивание и запись телефонных переговоров, а также перехват e-mail, включая сообщения в социальных сетях и мессенджерах. В 2012-м таких разрешений уже было 539 864.

Журналист Олег Сальманов, также обративший внимание на этот фрагмент книги, дополнил его свежими данными и построил впечатляющий график:

Жертвы телефонной прослушки в 2015 году — уже почти миллион (!) россиян (график: Олег Сальманов)

В 2015 году легально, на основании решений суда, российские спецслужбы слушали почти миллион человек. Судя по графику, в 2016 году — будет уже сильно больше миллиона. Это далеко не только «лидеры оппозиции» и не только «политические активисты»; это далеко не только «потенциальные террористы» и далеко не только «подозреваемые в совершении преступлений». Миллион человек — это уже никак не укладывается в разумные рамки оперативно-розыскной деятельности, это буквально тотальная слежка.

Или так. Разрешение на прослушку дается на полгода. Прикиньте, хотя бы примерно, с каким количеством разных людей вы говорили по телефону за последние полгода? 50? 100? 300? Ну пусть даже 50. Вероятно, и каждый из миллиона прослушиваемых — тоже. У телефонного разговора же две стороны. Так что в 2015 году, вероятно, несколько десятков миллионов человек были участником хотя бы одного прослушиваемого телефонного разговора.

То есть вот лично вы были. Вы, дорогой читатель. Учитывая то, что вы читаете мой блог, недурная вероятность есть, что вы попали в миллион прослушиваемых постоянно. Но даже если нет, то с вероятностью близкой к 100% хотя бы один ваш телефонный разговор в этом году был прослушан и записан. Интересно, что это был за разговор? О чем? И, кстати, сколько же там «специалистов» сидит и слушает миллион человек? Десятки тысяч, как минимум.

Будьте бдительны, короче.

Это все, кстати, объясняет и всю степень истерики вокруг шифрованного трафика в интернете — они уже привыкли читать и слушать буквально все, что только можно, а шифрованный трафик им не по зубам: вот и бесятся.

Комментарии: 

Индекс Свободы Интернета: сентябрь 2016 

Итоги сентября: падение Индекса Свободы Интернета продолжает замедляться, хорошие новости почти уравновешивают плохие. Все же Индекс снизился по итогам месяца еще на 12 пунктов, и его значение по состоянию на 1 октября 2016 года составило 787 пунктов.

Интересно, что очень многие новости, оцененные положительно, пришли в сентября из правительства РФ

Как видно из таблицы, самой плохой новостью сентября эксперты сочли сообщение о планах ФСБ расшифровывать трафик «на лету» посредством хакерской атаки (-4.3 балла). Но разброс оценок этой новости очень велик (и это мы еще убираем две крайних!) — от «Это тотальный беспредел; остается надежда только на end-2-end шифрование» (А. Козлюк), до «Справедливости ради это не ФСБ, это был вброс» (К. Казарян). Действительно, пока угроза остается лишь словами — будем внимательно следить за развитием событий. В любом случае, история опасная; как сформулировал В. Харитонов: «мало того, что это нарушает базовые права человека, но может привести к отключению российских пользователей от международных сервисов».

Лучшие новости сентября — новости о том, что эксперты при правительстве выступили против обязательной идентификации в мессенджерах, и о том, что ведущие мировые ИТ-компании объединились в противостоянии правительствам в отношении обязательного раскрытия информации пользователей. То, что новости из-за границы занимают высокое место в рейтинге положительных для Рунета событий — это не новость; те положительные практики, которые принимают для себя мировые ИТ-компании, влияют на пользователей по всему миру. А вот правительство России в ньюсмейкерах со знаком «плюс» у нас нечасто: а ведь в сентябре таких новостей сразу несколько. Интересно, что Минсвязи превращается в орган, который пытается хоть как-то противостоять (пусть и очень слабо) закручиванию гаек в интернете — Общество Защиты Интернета может это только приветствовать.

Индекс заметно замедлил падение — но, хотелось бы, чтобы начал расти!

В составлении Индекса Свободы Интернета за сентябрь приняло участие 8 экспертов, оценивших 17 событий. Спасибо всем за это большое!

Комментарии: 

Считаю дни до 26 октября 

Рассмотрение апелляции по «микрофонному делу» в Новосибирском областном суде назначено на 26 октября, в 11.00 (в Москве это будет 7 утра). Узнал об этом от адвоката сегодня утром, и поймал себя на мысли о том, что считаю дни.

У меня ведь до сих пор действует подписка о невыезде — районный суд, вынесший приговор 31 августа, оставил ее в силе до вступления приговора в законную силу. А вступает он через десять дней с момента провозглашения приговора, если он не был обжалован, или после решения суда апелляционной инстанции, если обжалован был.

Честно скажу: огромный был соблазн не обжаловать.

1) Я получил самый минимальный приговор из всех, которые только были возможны. Меня судили по тяжкой статье, предусматривающей до шести лет лишения свободы; прокуратура просила два года условно; в итоге же суд закончился переквалификацией обвинения на статью небольшой тяжести (в частности — никаких ограничений на участие в выборах!), и по этой статье из всех возможных видов наказания суд избрал самое легкое (штраф), и сумму штрафа назначил тоже небольшую — 30 тысяч рублей. Меньше или легче — уже ничего и не бывает, только оправдательный приговор. Но статистику вы знаете, оправдательных приговоров в России не бывает.
То есть было исходно понятно, что шанс 99.9%, что апелляционная инстанция ничего не изменит; лучше уж точно не будет.

2) Сроки и деньги. Ясно было, что апелляция — это еще время (так и вышло: почти два месяца), а если ее не подавать — ну вот, десять дней прошло, приговор в силу вступил. Плати штраф и ты свободный человек, можно ехать и загорать, еще не везде пляжный сезон закончился. В условиях, когда больше года провел в треугольнике Москва-Новосибирск-Кострома это был сильный аргумент... Ну и плюс, новая стадия судебного процесса — новые расходы.

Но сомнений почти не было; решение идти дальше и обжаловать приговор было принято мгновенно, и я о нем не жалею.

Любой охранник публичного лица нарушает ст. 144 УК РФ в трактовке «микрофонного дела» по 10 раз на дню

Тут все просто: знаешь, что прав — делай, что должно. Мы ведь немалого добились (вопреки всему) и в первой инстанции: переквалификация моего обвинения с части 3 на часть 1 статьи 144 означает, среди прочего, что суд установил: никакого микрофона я не ломал, никаких синяков «журналисту» Поступинскому не ставил. Моя «вина», соответственно, осталась лишь в том, что я не дал ему подойти к Навальному или ворваться в штаб. Как я и говорил в прениях — ну так тогда можно по этой же статье хватать и судить любого охранника, который ставит заборчик между политиком и журналистом и любого пресс-секретаря, который отвечает «без комментариев».

Поэтому, конечно, надо идти до конца — и мы готовим к рассмотрению в областном суде детализированную жалобу, еще раз доказывающую, что никакого состава преступления в моих действиях не было и близко. Будем бороться до последнего.

Есть, конечно, и прагматическое соображение: «микрофонное дело» — абсолютно выигрышный, идеальный кейс для ЕСПЧ, но обращаться туда по закону можно только после «исчерпания всех средств добиться правосудия внутри страны», то есть — после прохождения всех судебных инстанций в России. Так что, пройдем апелляцию — и сразу в ЕСПЧ. И годика через 3-4 вернутся ко мне деньги, потраченные на 27 полетов в Новосибирск. Если, конечно, к тому времени Россия окончательно не пойдет своим уникальным путем вон из Совета Европы.

P.S. Кстати, прокуратура со своей стороны обжаловать приговор не стала. Это означает, что в соответствии со ст. 389.24 УПК РФ, если я все правильно понимаю, ухудшить мой приговор суд апелляционной инстанции не сможет. Фуууух.

P.P.S. После 26 октября смогу, наконец, летать куда угодно. Какие идеи? Кто ждет в гости?

Комментарии: 

Идеологам «пакета Яровой» приходится непросто

Три недели назад мы опубликовали гипотезу о том, что за «пакетом Яровой» в конечном счете стоит влиятельное питерское чиновничье-мафиозное семейство Соколовых, состоящее из папы (друга Патрушева и коллеги Чемезова), мамы (депутата Госдумы от ЕР) и сыночка (молодого зама молодого министра связи).

Большие деньги любят тишину — поэтому надо поднимать шум, чтобы спугнуть воров

В своем посте в ФБ по поводу этого микрорасследования Общества Защиты Интернета я объяснял, почему это важно: потому что такие огромные распилы, как распил на оборудования для «пакета Яровой» готовятся в максимальной тишине; потому что такие большие деньги интересны очень многим, и если тишину нарушить — то может начаться междоусобица желающих поучаствовать в распиле. А для нас это очень хорошо: пока будет идти такая междоусобица, о практической реализации «пакета Яровой» думать будет некому.

Ну так вот, у меня для вас хорошие новости: кажется, начало получаться!

В России есть некоторое количество мусорных сайтов псевдоСМИ, которые служат для легализации компромата. В этом качестве печально известны RosPres, FLB.ru, Moscow-post и некоторые другие. Бизнес-модель подобных ресурсов такова: с одной стороны у них лицензия СМИ, и они поддерживают какую-то минимальную ленту новостей, изображая из себя информационное агентство — с другой стороны за деньги ставят любой материал, сколь угодно чернушный, не проверяя и не редактируя. Благодаря этому все желающие могут «вбросить» компромат: после первой публикации, «более респектабельные» издания уже могут ссылаясь на эти помойки писать «по сообщениям СМИ...» или «если верить некоторым СМИ, то...».

Так вот, на позапрошлой неделе один из этих сайтов, «Руспрес», опубликовал большой материал про семью Соколовых, в котором, в частности, рассказал о десятках миллионов долларов на зарубежных счетах семьи Соколовых, множестве иностранных фирм и прочих нехороших вещах. Отдельно надо отметить, что госпожа Соколова уже много-много лет является депутатом Государственной Думы, и, соответственно, декларирует имущество и счета свои и мужа, но в ее опубликованных декларациях всего этого счастья нет. Да и понятное дело: супруг депутата Госдумы не вправе владеть зарубежными финансовыми инструментами.

Еще раз повторю, что «Руспрес» — помойка, и информации оттуда доверять нельзя. Факт публикации на «Руспресе» не доказывает ничего, кроме одного — кто-то платит деньги (немалые), чтобы мочить Соколовых. Причем это в первый раз; до 15 сентября 2016 года никакой публикации компромата в публичном пространстве против этой семьи не было (по крайней мере я поиском по Яндекс.Новостям не нашел). Ну и, надо сказать, хоть информация и слита на очень сомнительный ресурс, по крайней мере отчасти она соответствует действительности — банковские счета мы никак проверить не можем, а вот данные о регистрации фирм вполне публичны, и упомянутая в статье австрийская компания SK Science Consulting у Соколова-старшего действительно была.

Как и в России, в Австрии бухгалтерские балансы компаний публичны; вот, например, баланс фирмы SK Science Consulting за 2012 год, подписанный Валерием Соколовым (совпадают имя и дата рождения) в сентябре 2013 года
Лишь в декабре 2013 года Соколов уступает свою долю в SK Science Consulting своему деловому партнеру, бизнесмену Андрею Кочеткову (с именем Кочеткова связано много скандальных историй, но это тема для отдельного расследования)

Между прочим, уже этого достаточно, чтобы лишить госпожу Соколову мандата депутата Госдумы: вот, налицо иностранная компания, зарегистрированная на мужа, и это в 2013 году, когда запрет на владение иностранными финансовыми инструментами (включая и доли в компаниях) для депутатов и членов их семей уже вступил в силу.

Но более всего во всем этом интересна хронологическая последовательность:
6 сентября мы публикуем расследование про клан Соколовых и его желание нагреть руки на «пакете Яровой» вместе с Сергеем Чемезовым,
15 сентября против Соколовых начинается вброс компромата,
21 сентября ФСБ выступает с инициативой отказаться от реализации «пакета Яровой» по схеме Чемезова (с построением огромных хранилищ данных), и, вместо этого, расшифровывать и анализировать трафик на лету.

Это могут быть связанные события, а может быть и случайностью. Но, в любом случае, мы продолжим раскапывать бенефициаров «пакета Яровой», следуя стратегии уничтожения его экономической базы через опубличивание бизнес-интересов жуликов, которые за ним стоят. Пока получается очень неплохо.

Комментарии: