Лимит в полмиллиона

Изучаю таблицу с ответами мэрий 39 российских городов на 195 заявок-уведомлений о проведении встреч Навального со сторонниками, любопытствующими и сомневающимися (я уже очень подробно рассказывал, как у нас построен этот процесс подачи уведомлений и согласования маршрута) – в этот раз на 27-29 октября.

Изучаю – и смеюсь. Потому что всё ну очень наглядно и наивно. В огромном Красноярске «нет ни одной свободной площадки» – а в небольшом Сыктывкаре – есть. В Ростове-на-Дону считают встречу с Навальным «антиконституционной» – а в Курске уже не считают, там, очевидно, разные Конституции. В Ижевске уверены: встреча с Навального с гражданами неизбежно повлечёт за собой «массовые беспорядки и акты вандализма», а вот власти Якутска этих опасений не разделяют.

Вроде как праздник местного самоуправления и отрадный плюрализм мнений в среде администраций российских городов...пока не становится очевидным принцип. Города с населением больше 500 тысяч человек – 100% отказов по беспределу, ни одного даже хотя бы переноса в Тьмутаракань – нет, просто отказы (и даже немотивированные переносы) незаконны заведомо – вот и практика показывает, что мы в большинстве городов выиграем суды (когда-нибудь потом), но факт остаётся фактом: под кучей издевательских предлогов нам блокируют возможность провести встречу Алексея Навального с гражданами во всех крупных городах России.

И кардинально иная ситуация в городах с населением меньше 0,5 млн человек – незаконных отказов мало, в основном переносы, некоторые из них даже на приемлемые площадки (хотя по больше части всё равно издевательские).

Тонко придумано? С точки зрения эффективности кампании, разницы между встречей в городе с населением 1 млн и 250 тысяч – в четыре раза ровно. Затраты (билеты, гостиницы, сцена, звук, оповещение) – ровно такие же или незначительно меньше, а людей придёт вчетверо меньше просто потому что город небольшой. И нашистам можно будет делать перед началом встречи «опять-никто-не-пришёл»-фотки с коптеров. А если мы поедем в Самару или Красноярск (памятуя о том, что незаконный отказ равен согласованию – по закону), нас там опять завинтят, и при этом пропаганда изойдётся: «у них же было согласовано в Якутске и Сыктывкаре, зачем они тащат школьников под дубинки в Перми!».

(Так работает пропаганда. Лживые ублюдки прекрасно знают, что их отказы незаконны. Прекрасно знают, что незаконны и действия полиции, и что ответственность за любые провокации всегда лежит именно на власти – но им не мешает это упиваться гнусной ложью через все свои бесконечные медиа и проплаченных блогеров).

Зачем это всё рассказываю? Чтобы вы были в курсе того, что происходит, и не удивлялись тому, как выглядят маршруты наших поездок.

Что вы можете сделать, если вы живёте в крупном городе, в котором нам раз за разом незаконно отказывают в проведении встречи? Компенсировать это своей работой.

Приходить в штаб на верификацию и за агитационными материалами. Подключаться к агитации, брать значки и автонаклейки. Вместе со штабом придумывать и проводить акции, направленные на то, чтобы потребовать от местных властей не чинить незаконных препятствий приезду Навального.

Да, вот такая у нас кампания – когда нам простейших, совершенно простых и законных вещей типа встреч кандидата с избирателями или распространения агитационных газет приходится добиваться потом и кровью, тяжелой работой с переменным успехом – а нашим оппонентам сходят с рук любые беззакония и провокации.

Но никто ведь и не обещал, что будет легко.
Главное – не опускать руки и работать дальше.

Комментарии: 

Давление и истерика

Давайте я вам расскажу, как всё было!

– Элла Александровна, ну что я вам могу сказать, будьте готовы к тому, чтобы его регистрировать.
– Сергей Владиленович, но ведь я уже сто раз публично сказала, что никогда и ни за что, по вашему же указанию!
– Гибче надо быть, гибче. Мы опросы проводим, видим, ситуация меняется. Люди хотят настоящих выборов. Мы, конечно, и дальше будем говорить, что никакого Навального не допустим, но вы-то не читайте, что мы для лохов сливаем, а будьте готовы действовать по ситуации.
– Ну как я буду выглядеть-то! Вы же, вы же сами от меня требовали, чтобы я и весной и летом повнушительнее щёчки надувала и рассказывала, как я на страже закона стою и уголовников к бюллетеню не подпускаю. Обо мне подумайте, о моей репутации! А если решите это делать, то делайте не через меня, а через чудиков или как-нибудь ещё.

***

Вот после таких диалогов и рождаются истеричные тирады, подобные той, что имела место позавчера. Где и «нет, никогда не зарегистрирую», и «только если суд решит» и «положу заявление на стол». Элла Александровна и кричит, и сбивается на откровенную истерику («смотрела смерти в глаза»), и тут же, через запятую, как бы рассказывает варианты выхода (в суд, идите в суд, вот тогда с меня и взятки гладки), и торгуется.

Не с нами торгуется, заметьте.

Фраза «никакое давление, ни уличное, ни административное, не свернёт меня с этого пути, или я положу заявление на стол» – она ведь не к нам с вами обращена. А к кому-то, кто на неё оказывает административное давление, и кому она угрожает «заявлением на стол» если это давление станет ещё сильнее и «свернёт» Эллу Александровну с пути. То есть к своему непосредственному начальству, которым и является Сергей Владиленович Кириенко.

Что ж, зафиксируем этот факт. Радует.

Зафиксируем и другой: слово «давление» встречается в тираде Памфиловой (по крайней мере в доступной мне цитате по Интерфаксу) чуть ли не чаще всех других слов – четырежды. Радует меня и это: значит то, что мы делаем – имеет эффект и достигнет своей цели. Значит, мы создаём давление, и очень существенное. Элла Памфилова почему-то окрашивает это слово негативными эмоциями, но разве это правильно? На то и граждане, чтобы чиновники – такие как глава ЦИК или босс из АП, оплачиваемые нашими налогами – постоянно чувствовали себя под прессом. Чиновник, на которого никто не оказывает давления – врёт и ворует. А вот под давлением это делать уже труднее.

Так что давайте нажмём ещё сильнее: выдавим из Эллы Александровны по капле ложь и лицемерие. Глядишь, там, в итоге, в отжиме, и человек проявится. А не нравится под давлением? Так никто не заставляет. Как она сама и говорит, выход есть всегда: заявление на стол. Не живи за наш счёт – и сразу никакого давления.

А ещё, конечно, у меня стойкое дежавю. Всего-то полтора года назад же ровно это уже было. Ну только не «горе-юристы», а «некомпетентные мальчишки».

Барвиха. Помните? Несколько сотрудников ФБК пошли на муниципальные выборы в Барвихе, самом богатом сельском поселении России. Идея о том, что Жданов и Албуров получат мандаты, дающие право контролировать прозрачность распределения земель на Рублёвке, была для губернатора Воробьёва хуже кости в горле. И местные власти занялись любимым делом – начали напропалую фальсифицировать. Нагнали сотни гастарбайтеров на досрочное голосование, и закружилась карусель. А Элла Александровна, верная наследница Чурова, на всё это закрыла глаза.

Вот тогда – когда мы все эти фальсификации задокументировали, показали, и доказали, что ЦИК их покрывает – Памфилова и сказала знаменитую фразу про юристов ФБК: «некомпетентные мальчики». На нас тогда ещё, помню, все шикали: «что же вы на Эллу Александровну наезжаете, она ещё только-только пост приняла, ещё возможно не разобралась, а так-то она святая женщина». И вообще, надо бы вам перед ней извиниться.

А ещё дня через два или три, точно уже не помню, ЦИК единогласно нарушения признал, выборы в Барвихе отменил, и даже Мособлизбиркомского начальника выгнал. Признав нашу полную правоту. Только вот за «некомпетентных мальчиков» Элла Александровна извиниться забыла.

Ну и ладно. Мы не гордые. Можете, Элла Александровна, и за «горе-юристов» не извиняться. Только, как это было и с Барвихой, сделайте то, что и по Конституции, и по закону, вы обязаны сделать – зарегистрируйте кандидата Алексея Навального. Вы, может, газет не читаете, так я вам скажу: его приговоры и по делу Кировлеса, и по делу Ив Роше признаны незаконными, ему есть 35 лет, он гражданин России и он соберёт 300 тысяч подписей в свою поддержку. Вот ровно как во всех ваших любимых законах и написано.

***

Впрочем, ладно, грешно смеяться над убогими. Неслучайно же вечером того же дня, что Памфилова произнесла свою речь-отповедь, она изящно была перечёркнута «сливом анонимного источника в АП» о том, что, мол, в АП 4 месяца думали-думали, и решили Навального на выборы не пускать. Указали Памфиловой на её место в пищевой цепочке. так сказать. (Кстати, «заявление на стол» можно бы и сразу положить – куда уж красноречивее указано, что вовсе не её дело решать, кого регистрировать).

Ну а что касается «сливов из анонимных источников» – читайте пост Навального, там всё написано и объяснено.

И если позавчера ещё не вполне стало понятно, почему этот очередной слив появился именно в то время, то вчера всё стало на свои места.

Ну а нам, к счастью, не до сливов.

Работаем, давим.

Вы уже написали своим знакомым и троюродным братья в Астрахань, рассказали им о встрече в воскресенье?

Комментарии: 

Источник провокаций

Угадайте, что это:

  • 33 380 наклеек красных круглых, 200 мм, стоимостью 8р/шт, суммарно на 267 040 рублей;
  • 901 бейдж стоимостью 43р/шт, суммарно на 38 743 рубля;
  • 2 пресс-баннера стоимостью по 7000 рублей каждый.

Всё равно не угадаете.

Потому что это вещественные доказательства, изъятые с нашего склада в Москве 5 октября в ходе обыска по делу о нападении на Ляскина.

А ещё 146 футболок и толстовок, 550 значков, 28 300 автомобильных наклеек разных размеров, более 200 тысяч экземпляров различных агитматериалов и ещё всякое по мелочи – на общую сумму свыше 1,27 млн рублей. Всё это изъято следователями и, вероятно, мы всё это больше никогда не увидим – как не увидели до сих пор технику, вынесенную неизвестными лицами из офиса ФБК в ночь с 26 на 27 марта, как не увидели агитматериалы, которые 6 июля были вынесены с нашего склада как вещдоки по делу о «массовых беспорядках» 26 марта.

Теперь вот – и дело Ляскина. Думаю, оно много лет будет над нами висеть, как «дело ЮКОСа» над структурам «Открытой России» – как удобный повод в любой момент открыть любую дверь, положить всех лицом в пол и ограбить.

Потому что бейджи, наклейки и футболки вряд ли расскажут следствию, кто и как организовывал нападение на Ляскина 15 сентября – к тому же, эшники, которые организовывали нападение, и без пресс-баннеров это знают – и значит придётся задавать эти вопросы ноутбуками и телефонам, документам и сотрудникам ФБК. Мы всё это уже проходили, знаем, как это бывает.

Но вы всё же задумайтесь. Эшники находят некоего судимого гражданина, посылают его тереться в штабе и около штаба, потом этот гражданин чуть не убивает Колю, потом он рассказывает, что Ляскин сам это и заказал – а в итоге грабители в погонах снова выносят весь наш склад.

Если это не крайняя мерзость, то что это. (И да, не устану повторять – подобная история одна, сама по себе, случись она в европейской стране, вывела бы на улицы десятки тысяч людей и, вероятно, привела бы к смене правительства).

Ещё эта история подчёркивает один важный тезис, который последние месяцы стал явным как никогда. Ну вы же знаете, что у нас есть Конституция на бумаге, смешная, а есть Конституция настоящая, по которой страна живёт. Та, где написано «Путин – навсегда» и «больше трёх не собираться». Вот в ней же на первой странице сказано: «Единственным источником провокаций в Российской Федерации является власть».

Комментарии: 

Огонь по штабам

Информация которая у меня есть, весьма обрывочна, но даже её достаточно, чтобы видеть: в последние несколько дней имела место самая большая волна задержаний и арестов наших региональных координаторов за все 10 месяцев кампании в поддержку допуска Алексея Навального к президентским выборам.

Добавим к этому факту ещё два обстоятельства:

1) то, что у меня и у Навального по 20 суток, а сразу после освобождения у меня новый суд в Нижнем Новгороде, а Навальному, напротив, могут составить такой же, как мне протокол по 7.10 – так что 20 суток легко превратятся в 40, если не в 50.

2) то, что в отличии от 26.03 и 12.06 никаких массовых арестов рядовых участников акций в поддержку требований Навального не последовало, а задержанных в Москве и Санкт-Петербурге по большей части отпустили вовсе без протоколов.

О чём это говорит? О том, что наши политические оппоненты решили устроить очередной стресс-тест для созданной нами политической структуры: обезглавить и посмотреть, как он в таких условиях будет работать.

Это интересный тест, на самом деле, и важный. Мы прекрасно знаем, что их структура сугубо вертикальна, и без руководства впадает в паралич. Никто ничего не может решить, все ждут распоряжений начальства, иначе у них ничего не работает.

Во-первых, посмотрим, кто из координаторов как сумел построить работу у себя в регионе. У кого без него все разваливается, никто не знает что делать – плохо. У кого продолжаются верификации и агитация, решаются все текущие задачи – хорошо.

Во-вторых, если выйдем из этого испытания с честью: что ж, вот ответ на вопрос о том, кто действительно может строить гибкие и устойчивые организационные системы. кто на самом деле в состоянии управлять страной. (Вы представьте себе, какой бардак и хаос начнутся, если Путин и половина губернаторов на 20 суток присядут? У нас, очень надеюсь, такого не будет!)

И в-третьих, в-главных. А зачем они это делают?

Вот раньше была понятная тактика – хватать побольше случайных людей, чтобы сбить численность будущих митингов. Чтобы всем было страшно на улицу выходить: именно потом, что схватить-оштрафовать-арестовать могут любого. Но аресты только координаторов, наоборот, рядовых активистов и волонтеров могут только успокоить: «если я не на острие, я ничем не рискую». Тогда зачем, какая логика? Вижу только один ответ – лучше изучить, прощупать нашу оргструктуру: понять, на ком, что завязано, где тонкие и узкие места, где может порваться и сломаться.

Это имеет для Кремля смысл в одном единственном случае. Если там смирились или готовятся смириться с тем, что Алексей Навальный будет зарегистрированным кандидатом в президенты РФ, и им предстоит вести с нами противоборство уже не в неопределенных условиях кампании за регистрацию кандидата, а жёстких рамках официальной избирательной кампании.

Что ж. Нам надо с честью выйти из этого, очередного испытания на нашем пути к победе. Стойкости и сил всем задержанным координаторам. Продуктивной работы всем штабам.

Комментарии: 

Нет серебряной пули. Есть упорная работа

Главное развлечение в спецприёмнике – чтение новостей, которые мне привозит Руслан. Новости, колонки, интервью – время тянется медленно, в ход идёт всё.

И вот пару дней назад с удивлением читаю в интервью уважаемого А. А. Венедиктова:

— А что, как вы думаете, произошло вообще на муниципальных выборах?
— Для меня произошла одна очень важная вещь: результаты выборов показали, что у Навального нет ключа от ядерного чемоданчика оппозиции, и без его поддержки демократы могут избраться во власть.
https://www.novayagazeta.ru/ar...

Простите, Алексей Алексеевич, я как-то думал, что главное – «муниципальная революция» в полутора десятках муниципалитетов, которые теперь, десятки лет спустя, снова становятся политическими субъектами – как это продемонстрировало перед 7.10 Тверское мунсобрание (спасибо Я. Якубовичу и команде!).

Но больше удивляет всё равно другое: а что, почётный главред Эха правда полагал, что существует некая кнопка? Но это же чушь!

И вся новейшая политическая история показывает: нет никакой волшебной кнопки, нет никакой серебряной пули, нет никакого быстрого и яркого решения клубка проблем. Единственное, что имеет значение и даёт результаты – трудная, упорная, методичная работа вдолгую.

Вот, например, мы 10 месяцев уже ведём нашу кампанию в крайне токсичной внешней среде: построили 80 штабов, которым не страшны обыски и аресты координаторов, методично, по крупинкам собрали 950 тысяч электронных адресов и 630 тысяч подписей. Эта деятельность вроде и не связана с яркими внешними спецэффектами – но уже 10 месяцев держит кампанию Навального в фокусе общественного интереса, делая её главным политическим событием современной России.

Заметьте: в первые две недели после того, как Навальный объявил о своём выдвижении – с 13 декабря 2016 года и до Нового года – мы собрали около 60 тысяч подписей, где-то 10% от того, что имеем сейчас. Вот это примерно и есть соотношение между «волшебной кнопкой» и большой политической работой. 10/90. Громкий призыв, мощный пост, яркое видео сами по себе способны дать, может быть, 10% от того политического эффекта, который принесёт упорная работа – и то в лучшем случае.

Я, кстати, несколько раз объяснял эту же самую простую истину на примере всё той же московской муниципальной кампании. Когда спрашивали: «а почему Навальный не призывает?..» И мы объясняли: нет никакого толка в призывах, результат даёт только кампания.

Вот Гудков и Кац, а также многие районные команды кандидатов такую работу на протяжении многих месяцев вели – и результата добились. Молодцы: не ждали «волшебной кнопки», а впахивали.

Другой пример: митинги 26 марта – мы их готовили 2 недели. СММ, рассылки, посты, проработка месседжа – и результат налицо. 12 июня мы готовили месяц – и результат вдвое выше. Потому что подготовка митинга – это тоже большая кампания.

Каждую из состоявшихся региональных встреч Навального с избирателями мы готовим две недели по скучному, детально проработанному плану – от печати табличек до четырёх волн рассылок, от политики ведения групп в соцсетях до продвижения ролика-приглашения. Результат – 8 встреч, каждая из которых стала крупнейшим политическим массовым мероприятием в соответствующем городе за последние 25 лет.

Вот только так это и работает.

На 7 октября готовили встречу в Питере и, хотя за неделю до встречи всех арестовали и стало ясно, что встречу нам сорвут, мы, в качестве эксперимента, решили не сворачивать программу подготовки и оповещения и отработать её настолько, насколько это было возможно в сложившихся условиях.

Результат – снова налицо.

В условиях беспрецедентного прессинга и запугивания, превентивных арестов и при том, что все знали, что Навальный не приедет – не менее 5-7 тысяч вышло, несмотря на все угрозы, на «несанкционированную» встречу с Навальным без Навального. Это означает только одно – на законном согласованном митинге-встрече с Навальным на Марсовом поле было бы 50-70 тысяч.

В АП и в Кремле, конечно же, это прекрасно понимали, отсюда и их паническая истерика, поэтому и провокация в Нижнем Новгороде. Допускать такого «подарка» на юбилей Путину они не могли, полетели бы головы.

Вот и весь ключ к происходящему.

Не даём себя сбить с пути и продолжаем работать,

Не ждём серебряной пули. Режим свалит не удачной сказанная фраза, не забойный видеоролик – а честная низовая политическая кампания, наращивающая обороты, вовлекающая больше людей в свою орбиту, выдвигающая честные и всем понятные требования.

Агитируем. Собираем подписи. Приходим в штабы на верификацию.

И новые митинги, конечно, готовим. Обязательно предстоит ещё серия митингов – с требованием зарегистрировать нашего кандидата, допустить его до выборов. Эти митинги придутся, видимо, на очень непростое для политической работы время, и, поэтому, тем более, потребуют долгой и напряжённой подготовки.

Но я уверен, что при правильном настрое у нас всё получится.

Комментарии: 

Друзья, вы знаете что делать

Это бесконечно завораживает – смотреть, как АП создаёт себе проблемы и роет себе ямы вообще на ровном месте.

Митинг в поддержку Алексея Навального

Я более чем уверен, что Путин вообще не даёт каких-либо указаний относительно 7 октября. Мы же знаем: дедушка мнит себя великим геополитиком (это часто бывает на склоне лет с выжившими из ума бывшими силовиками), у него на повестке дня Анкара, Пхеньян и Эр-Рияд, он играет виртуальными картами в несуществующую Большую игру.

А то, что мы видим – очевидный пароксизм холуйства и «инициативности» исполнителей, утративших всякие ориентиры. Им «кажется», что дедушке может не понравится встреча Навального с избирателями в Питере 7 октября – и они легкой рукой организуют всероссийские митинги вместо этого – митинги, которых никто и не подумал бы, если бы не провокация в Нижнем Новгороде (о, я уверен, не случайно именно на родине Кириенко!)

Мало им митингов – они теперь сами все делают для того, чтобы из митингов сделать райоты. Беспорядочные аресты, истерика, очередной раунд запугивания школьников, незаконные отказы в проведении пикетов и встреч – вот ничему жизнь не учит «методологов» из АП.

Ну и славно.

Друзья, вы знаете что делать:

  • Мирно требуйте дать Навальному вести его избирательную кампанию, любыми законными способами.
  • Будьте спокойны, не поддавайтесь на провокации, берегите себя.
  • Помните, что на нашей стороне правда и моральная правота.
  • Требуйте политической конкуренции и допуска на выборы всех кандидатов.
  • Требуйте, чтобы власть отказалась от языка арестов и провокаций и говорила на языке политических идей и образов будущего России.
  • Добивайтесь этого всеми разумными и законными способами, онлайн и офлайн.

Политика – это то, о чём говорят и думают люди. Политика – это когда побеждают идеи, а не дубинки.

У нас есть идеи и ценности, а у них этого нет, поэтому мы сильнее.

Комментарии: 

Финансы кампании Навального: итоги сентября

Традиционный финансовый отчет. Все цифры — в тысячах рублей.

Как и обещали в прошлом отчёте, переходим к еще более детальному и наглядному формату финансовой отчетности, чтобы вам легче было следить за нюансами кампании.

Давайте напомним ответы на самые популярные вопросы о финансах кампании:

Облагаются ли эти пожертвования налогами?

Нет, это дарение денег. Не облагается. Все равно, как если бы мы с вами пошли поужинать, я бы заплатил карточкой, а вы бы потом мне на счет переслали свои 50% счета — с таких денег я не должен буду платить НДФЛ (подоходный налог). Вместе с тем, когда мы используем эти пожертвования на выплату зарплат сотрудников штабом, мы, естественно, платим все предусмотренные законодательством налоги и начисления на фонд оплаты труда.

Кто может жертвовать деньги, какие есть ограничения?

Важно: избирательная кампания пока не началась, поэтому ограничений, связанных с избирательным законодательством (использование только специального избирательного счета и т.п.) пока нет. Сейчас мы собираем деньги на общественную кампанию за допуск Алексея Навального к выборам — готовим инфраструктуру для сбора подписей и агитации. Никаких ограничений в том, чтобы собирать деньги на аренду офисов и зарплату сотрудников не существует и не может существовать.

Что будет с этими пожертвованиями, если Навального не допустят к выборам?

Во-первых — допустят. Если мы с вами отработаем на 100%, выполним весь план нашей кампании за допуск — обязательно добьемся регистрации. И вот тогда предстоит собрать гораздо больше денег — как мы уже не раз говорили, на полноценную агитационную кампанию в масштабах всей страны потребуется по меньшей мере порядка 1 миллиарда рублей на специальный избирательный счет. А все, что мы соберем до назначения выборов — уйдет на ту подготовительную работу, которая ведется сейчас. Так что все пожертвования будут использованы по назначению в любом случае. Это — во-вторых и в-главных.

Кампания за допуск Алексея Навального к выборам президента России в 2018 году идет только на ваши пожертвования. Низкий поклон каждому из многих тысяч спонсоров кампании, вне зависимости от того, каким был размер вашего платежа. Пожалуйста, продолжайте свою поддержку.

Присоединяйтесь к акции протеста 7 октября в своём городе: список городов.

Поддерживайте нашу кампанию за выдвижение Алексея Навального!

Комментарии: 

Дайте вести кампанию, допустите на выборы

Перечитал свой блог за несколько последних месяцев — это сухой и деловой календарь кампании. Отчеты, анонсы, финансы, согласования, видео, встречи. Поэтому, думаю, в качестве исключения могу себе позволить эмоциональный пост.

Вот многие спрашивают: чем можно, кроме денег, помочь кампании Навального сейчас, на данном этапе?

Помочь можно и нужно четким и ясным политическим требованием:
— дайте Навальному вести кампанию,

— допустите его на выборы.

Архангельск, 1 октября — восьмая встреча в рамках «осеннего турне»

Потому что вы же видите, что происходит: Навальный делает ровно то, что должен делать кандидат; меньше чем за полгода до выборов, единственный из кандидатов. Ездит и встречается с людьми. Исключительно легально, исключительно открыто. Мы специально (хотя это и доставляет нам большие логистические неудобства) выбираем только согласованные площадки — нам важно охватить больше избирателей сейчас. Наши встречи проходят исключительно мирно и спокойно — за время всех восьми встреч если и были какие-то острые моменты и провокации, то исключительно организованные местными администрациями. Но в целом-то и провокаций особых не было.

И вот это Кремлю — поперек горла. Они давно разучились встречаться с живыми людьми, отвечать на незаготовленные вопросы, собирать встречи (на 500 ли человек, на 5000 ли) без административного ресурса, подкупа и принуждения. Контраст бьет по глазам.

Вся их кампания построена только на силовом ресурсе. Арестовать, задержать, посадить, отнять, оштрафовать — богатый арсенал инструментов, но все они одного и того же свойства. Все они носят характер паники и истерики, и напоминают нам лишь об одном — самый темный час всегда перед зарей. Нормы закона давно забыты, не соблюдаются даже формально; все что осталось — это звериный крик: «не пущать».

А теперь, когда и хлипкие юридические барьеры на пути к регистрации Навального кандидатом в президенты пали, эта истерика становится совсем отчаянной. Да, это опасно — для Навального, для меня, для штаба. Вот нам сейчас скорее всего выпишут по 25-30 суток, чтобы сорвать поездки, встречу в Питере, всю нашу спокойную и законную политическую работу. Но с сотнями тысяч сторонников сделать они ничего не могут. Всех не закроют; и вы по-прежнему можете нам помогать.

Что мы можем всему этому противопоставить? Никакая «подпольная» работа в 2017 году не реальна. Насилие — не наш путь. Мы должны спокойно и четко артикулировать два простых политических требования, честных и правильных, разделяемых подавляющим большинством россиян:
— отстаньте от Навального, дайте ему спокойно вести кампанию
— допустите его на выборы, пусть решает избиратель, а не АП

Что значит «заявить требования»? Да то и значит. Напишите у себя в соцсетях. Говорите об этом с друзьями и коллегами. Говорите об этом публично, на свою аудиторию — не важно, вы программист, у которого 20 френдов, или деятель культуры, к которому прислушиваются десятки тысяч. Правду говорить легко и приятно; выдвигать справедливые и простые политические требования — еще проще. И это так и работает, так и формируется ткань политической реальности — то о чем люди говорят, то, что людям важно — то и становится политической повесткой.

Комментарии: 

Поделись улыбкою своей и учись! твори! дерзай!

Вчера в программе «Штаб» я очень подробно рассказал, что происходит с «отказами» по нашему осеннему турне и как мы на них планируем реагировать, посмотрите. Но вкратце напишу и буквами.

Ситуация с отказами, которую я описал ранее, не меняется. На наши 179 (!) уведомлений в 36 городах (с одним уведомлением в Самаре возникла заминка — из-за того, что заявитель застрял в судах по прошлой волне отказов, и, кстати, выиграл эти суды!), которые мы направили в минувший понедельник на 6-8 октября, мы получили ровно 0 согласований. Совпадение? Не думаю.

Вот такая печальная статистика

Вот некоторые ответы, которые мы получили:

Новокузнецк (площадь занята, альтернативного места не предложено, незаконный отказ)
Петрозаводск (мэрия предлагает "изменить время и место" — но не дает своих предложений)
Ижевск (поленились даже выдумать мероприятие, просто предлагают «изменить место»)

Ну и так далее. Хотя закон-то очень простой. Либо согласовать, либо дать мотивированное предложение другого места (или времени). И до нашей поездки в Мурманск-Екатеринбург-Омск у администраций российских городов это даже более или менее получалось — а потом, магическим образом, все сломалось.

В связи с этим напоминаю мэриям российских городов несколько важных моментов относительно применения закона 54-ФЗ о массовых мероприятиях:

— Нет, у вас нет права «отказать» в согласовании мероприятия. Прикиньте, да?
— Нет, вы не можете ответить «все площадки заняты». Может показаться смешным, но это так. Если у вас действительно заняты мероприятиями все-все площади в городе (хотя так не бывает никогда) — ну вообще ничего страшного, ну перегородите улицу какую-нибудь (как в Москве то проспект Сахарова перекроют, а то и вовсе Тверскую). Нет в законе такой причины для отказа, как «все площадки заняты»; занятость площадок вообще ни на что не влияет в плане согласований и в законе никак не упоминается.
— Нет, вы не можете предложить провести встречу в другой день. Ваще никак. В другое время (того же дня) — можете при наличии веских причин, в другой день — не можете.
— Нет, вы не можете предложить другое место просто потому что вам не нравится то, которое мы заявили. Запомните это слово: «мотивированное». Мотивированное предложение об изменении времени или места проведения публичного мероприятия — это, по закону, ваша единственная опция. Мо-ти-ви-ро-ван-но-е. И не чем-нибудь абстрактным, а заботой о безопасности людей и объектов инфраструктуры.
— А еще — ухохочешься, понимаю — закон накладывает на вас обязанность (обязанность!) идти нам навстречу и помогать организатору в проведении мероприятия: например, если заявленная площадка действительно занята, то не просто написать об этом, а помочь подобрать другую, близкую, максимально подходящую для достижения целей мероприятия.
— И вот еще самое смешное (вы в это не поверите, но...) — вы вправе согласовывать несколько мероприятий на одной площадке; нет с этим никакой проблемы и нет никакого запрета — если нет угроз для безопасности. «Площадка занята другим мероприятием» по закону вовсе не является легитимной причиной для переноса!

Зато (должны же быть и хорошие новости) — вы вправе вовсе не отвечать на наши уведомления. (На то они и уведомления). Мы написали — вы ничего не ответили — мероприятие считается согласованным. И это нормально! Закон в целом именно так устроен и на такое применение рассчитан: в 90% случаев заявитель направляет уведомление, мэрия принимает его к сведению и ничего не отвечает, заявитель проводит свое мероприятие; в 10% случаев — когда действительно площадка занята и две встречи на ней не провести никак — мэрия отвечает заявителям, согласует с ними переносы места или времени, помогая развести мероприятия. И все довольны.

А теперь сравните с нашей статистикой. Ожидания — реальность. На 179 уведомлений — 118 отказов по беспределу (это в чистом виде преступление по ст. 149 УК РФ) и 45 немотивированных и незаконных «переносов».

И вот все что я тут выше написал в качестве такого быстрого ликбеза для российских мэрий — это не я говорю, кто я такой — это Конституционный суд РФ говорит, причем в довольно свежем (от 2013) года постановлении (вот сами почитайте):

Видите? КС подтверждает, что есть исчерпывающий и закрытый перечень причин для отказа, их две, собственно говоря: лицо, которое не вправе подавать или место, в котором нельзя проводить. Если эти два критерия неприменимы — отказывать нельзя. Что бы там мэрии российских городов не писали нам в своих «отказах». Ну и про переносы места тоже все ясно написано.

Что мы будем с этим всем делать? Работать будем.
Маршрут на 6-8 октября мы составили исходя из требований закона: все «отказы» и неответы считаем согласованиями, это единственно возможный и единственно законный подход.

7 октября, 18.00 — Санкт-Петербург, Марсово поле — это вы уже знаете; про 6 и 8 октября завтра расскажаем.

Комментарии: 

Нижний Новгород, Оренбург, Архангельск

В пятницу стартует уже третий этап большого осеннего турне.
29 сентября, 18.00, Нижний Новгород, площадь Маркина (напротив Речного вокзала), а вот встречи vk и fb, записывайтесь.
30 сентября, 12.00, Оренбург, сквер у памятника Дзержинскому, vk, fb.
1 октября, 18.00, Архангельск, площадь Терехина (район Соломбала), vk, fb.

Как и всегда, аккредитация СМИ — по электронной почте [email protected].

Как и всегда, сегодня в 18.00 в программе «Штаб» на нашем канале расскажу о подготовке ко встречам и о других новостях кампании; отдельное внимание, конечно, уделим разбору ситуации с организованным беспределом местных администраций.

Новосибирск: внезапный батл с местным единороссом

А вот как оно было в Новосибирске, Владивостоке и Хабаровске:

Комментарии: