УСПЕВАЙТЕ: Астрологи объявили неделю донейтов

Ну не совсем астрологи, а Совет Федерации. Но суть та же.

Сегодня официальное решение о проведении выборов опубликовано, и именно с этого момента начинают действовать все нормы и ограничения законодательства, касающиеся выборов — агитации, сбора подписей, сбора пожертвований.

Кандидатам предстоит уведомить ЦИК РФ о собраниях избирателей или партийных съездах, на которых они будут выдвинуты, сформировать и сдать в ЦИК весьма объёмные комплекты документов — и, начиная примерно со следующей недели, ЦИК начнёт регистрировать кандидатов, разрешая им открыть специальный избирательный счёт и приступить к сбору подписей в поддержку выдвижения.

Для настоящих кандидатов — тех, что берут деньги не из тумбочки, а могут объяснить происхождение каждого рубля средств на свою кампанию —это будет очень тяжёлый период времени. С того момента, как выдвижение состоялось — а это тот момент времени, как документы сданы в ЦИК — собирать пожертвования можно будет только на специальный избирательный счёт, открытый с разрешения ЦИК в Сбербанке.

Практика показывает, однако: на открытие счёта у Сбербанка уйдёт 2-3 дня (эджайл, ну вы понимаете), и столько же — прежде чем туда начнут поступать первые пожертвования (их оформление по всем правилам станет отдельной и огромной головной болью и для тех, кто переводит деньги, и для тех, кто получает). Или даже больше — ведь неслучайно все сроки кампании рассчитаны так, чтобы её начальный период приходился на праздники.

Так что, вполне возможно, настоящему кандидату (определение см.выше; я знаю одного такого, а вы?) придётся в течение недели-двух в концу декабря/начале января каким-то образом вести кампанию без денег. А как? Аренду всё равно надо платить, зарплаты тоже.

Выход один — в ближайшую неделю, пока все ограничения ещё не действуют и сбор средств можно вести любым способом, а не только на специальный избирательный счёт, надо бы создать запас, который позволит проскочить следующую пару недель.

Так что, действительно, в ближайшую неделю пожертвованиям хорошо бы удвоиться (ещё лучше — утроиться), на то есть чисто технические причины, которые я постарался выше изложить.

Не удивляйтесь, поэтому, что фандрайзинговых рассылок и напоминаний в эти дни будет больше обычного, а на следующей неделе они (временно) исчезнут.

Начинается новый, важнейший этап кампании — тот, к которому, собственно, мы весь год с вами и готовились.

Давайте нажмём и всё получится!

Комментарии: 

Патриот без гвоздей

Вот я читаю постановление об аресте, оно у меня на руках. "Признать Волкова Л.М. виновным в блаблабла и подвергнуть административному аресту сроком на 30 суток".

Видите здесь слово "железный ящик"? И я не вижу. А он есть!

Ездил вчера на очередной суд. Не в первый раз — и раньше всегда, что в Москве, что в Нижнем Новгороде, возили на легковой машине, на заднем сиденье (если я один), ну или в автозаке-ПАЗике (если несколько человек). А вчера подгоняют УАЗ "Патриот" и приветливо открывают мне багажник. И там — узкий металлический ящик, эцих без гвоздей с планеты Плюк.

А я когда в октябре в Москве сидел, мне попадалась большая статья в "Новой", про эти отсеки для перевозки арестованных — про нормативы площади, оставшиеся в наследие от Сталина и НКВД, и про то, что ЕСПЧ уже много раз признавал перевозку арестантов в них пыточными условиями содержания и компенсации присуждал — а российским властям плевать, и они продолжают эти ящики закупать. УАЗ "Патриот" выглядел новеньким.

Я подумал, что это будет даже интересно изучить на личном опыте.

Но всё же спрашиваю:

– А чё так, нормально же в машине ехали?

А они говорят:

– Извините, всё понимаем, но вот прямо специальное указание начальства.

Ну ясно: в прошлый раз в дороге мило беседовали с сотрудниками, начальству настучали по голове, велено было беседу прекратить.

Забрался я в багажник "Патриота" и мы поехали.

Ну что я хочу сказать по итогам эксперимента: в прекрасной России будущего мы все такие УАЗики утилизируем, оставим буквально несколько — в них будут ездить нынешние министр МВД, нынешний начальник ФСИН, ну и конструкторы-проектировщики этих ящиков.

У меня с собой было много листов А4, которые, как мы помним, имеют размер 297х210мм, поэтому я потратил время в пути на точные измерения габаритов ящика. Его ширина — 55см, высота — 120см, длина — тоже 120см. Напротив друг друга установлены два сиденья глубиной 35см и шириной 40см.

Я знаю, мне до Олега Навального бесконечно далеко, ну так у меня и стаж пока гораздо меньше

Главная проблема заключается в том, что человек моего роста (а рост у меня более-менее средний) не может сидеть вертикально, выпрямив спину. Голова не влезает. Ты можешь либо откинуться далеко назад (как я попытался схематически изобразить), либо, наоборот, согнуть голову к коленям. В первом случае твои ноги упираются в сиденье напротив, во втором — ты неизбежно ударяешься головой о потолок на каждом ухабе или лежачем полицейском. И при этом, не забывайте, отсек рассчитан на перевозку двух арестантов! Какую Камасутру они должны для этого исполнить — остаётся для меня загадкой.

Площадь пола отсека на двоих составляет 0.66 кв.м ("Новая" писала ровно об этом), объём — 0.8 куб.м. Минус вдающаяся сантиметров на пять внутри ящика рама обрешётки слухового окошка, четыре острых угла которой дают четыре возможности отлично удариться головой при торможении. Добавим к этому тот факт, что выхлопная труба "Патриота" находится, естественно, ровно под отсеком, создавая очень патриотичную атмосферу. Ремней безопасности, кстати, нет (не могу поверить, что это не нарушает ПДД). Про подушки безопасности можете догадаться сами.

Среди моего чтения в эти дни — "Тюремные досуги" В.Д. Набокова. Этот очерк, который профессор-криминалист, один из лидеров партии кадетов (и отец великого писателя) опубликовал по горячим следам своего трёхмесячного заключения в питерских "Крестах" летом 1908 года. Сидел за политику — вместе с десятками других депутатов первой Думы, подписавших "Выборгское воззвание".

В очерке Набокова много милых бытовых деталей (французские булки и молоко на завтрак, бифштексы на ужин, кипяток без ограничения — Набоков взял с собой в камеру складной резиновый таз большого размера и каждый вечер принимал в нём ванну), которые смешно сравнивать с бытом административно (даже не уголовно!) арестованного в 2017 году, но суть его очерка не в этих деталях. Как ученого его интересует практика — способна ли современная ему тюрьма кого-либо исправить, перевоспитать, предотвратить рецидивы. Набоков отвечает на этот вопрос однозначно отрицательно, и базирует своё мнение в первую очередь на эмоциональной стороне взаимоотношения арестанта и пенитенциарной системы.

Живо помню , как однажды во время прогулки произошла перебранка между надзирателем и арестантом. Последний что-то упомянул о своём праве. "Права?" — с оттенком глубокого презрения произнёс надзиратель. –Права у вас там, на воле, а здесь правов никаких нет". В этих немногих словах выразилась вся сущность отношений между заключёнными и ближайшим к ним персоналом администрации. Нечего и говорить, конечно, что каждый надзиратель тыкает всем уголовным арестантам...
(Набоков В.Д., "До и после Временного правительства", Symposium, СПБ, 2015, с.83)

Что изменилось в 2017 году в сравнении с 1908 годом? Разве лишь в худшую сторону..

А ведь именно об этом Набоков и пишет: наказанием является само по себе лишение свободы. Хамство и унижение, любые дополнительные притеснения не предусмотрены никакими приговорами, и уж точно не способствуют решению задач, которые, теоретически, стоят перед пенитенциарной системой.

А вовсе наоборот.

И думаю, хотя профессор Набоков был мужественным человеком, если бы он увидел арестантский ящик 2017 года на шасси УАЗ "Патриот", не обошлось бы без нюхательных солей.

***

Состояние здоровья общества вполне характеризуется тем уровнем, на котором в нём находятся самые проблемные его слои. В любой африканской стране, как и в любой европейской, есть очень богатые люди, и уровень жизни, который они могут себе обеспечить, вполне схож. А вот бедные люди в одном случаи умирают от голода (буквально), в другом — живут вполне достойно.

То же самое про инвалидов, про тяжело больных. И про арестантов, конечно же.

Страна, которая возит людей в железных ящиках никак не может быть великой, хоть три раза она победи в Сирии, хоть тридцать три.

Комментарии: 

Год кампании: то, чего не было, а теперь оно есть

Почти ровно год тому назад, 13 декабря 2016, началось удивительное путешествие –кампания в поддержку выдвижения Алексея Навального в качестве кандидата в президенты России.

Для штаба, конечно, всё началось раньше, ещё прошлым летом – планирование, фокус-группы, работа над сайтом, подготовка инфраструктуры – но год назад мы вышли в паблик, и с тех пор кампания шла предельно публично, под пристальным оком друзей и недругов, журналистов и политологов, сторонников перемен и тех, кто кормится с рук Кремля.

Поэтому, казалось бы, ну какое уж подведение итогов – всё и без того хорошо известно, подсчитано и количество суток ареста и штрафов, опубликованы финансовые отчёты, известна статистика встреч и митингов, измерены успехи видеороликов, на виду у всех и все наши успехи, и все наши неудачи. Никогда ещё политическая кампания в России не была такой открытой, не изучалась настолько пристально, не публиковала столько данных как наша (и я навскидку знаю 5-6 аспирантов-политологов из разных университетов мира, которые прямо сейчас пишут по нашей кампании диссертации).

Но если вглядываться в детали, легко ведь упустить из виду какие-то макроскопические изменения, большую картинку.

Давайте посмотрим на две России декабря 2017, ту, в которой мы живём (можно даже сказать "сидим"), и другую, гипотетическую, в которой кампания Навального год тому назад не стартовала (и вообще не стартовала).

Разница между ними – это и есть прямой и непосредственный результат нашей кампании (к этому моменту времени).

Начну с очевидных последствий, закончу менее очевидными.

1. Политика пришла в регионы.

И правильно даже не "вернулась", а именно "пришла". В 2011-12 года я сам был региональным политическим активистом, и отлично помню это томительное чувство: вот ты что-то делаешь, вроде, организуешь, что-то даже вроде получается – а всё равно решается всё в Москве, и надо ждать – что там в Москве будет. Даже легендарные митинги декабря 2011 года так устойчиво и вошли в историю, как "митинг на Болотной" и "митинг на Сахарова" – хотя, конечно, люди выходили на улицы по всей стране. Но то было всё равно лишь "дополнение" к московским митингам, к московским ораторам было приковано внимание и надежда протестного движения, на московскую сцену и колонки собирали всей страной, вокруг московской численности до хрипоты спорили.

Совсем не то и не так – в 2017 году. И речь отнюдь не только про митинги конечно же.

(Хотя, безусловно, и 26 марта, и 12 июня были – и это прекрасно – не московскими, а общероссийскими событиями. И не десятками отдельных мероприятий, а, благодаря общей организации и онлайн-трансляции, большими, супермасштабными едиными мероприятиями). Наша кампания нашла правильные слова и правильные каналы информации, смогла создать политическую инфраструктуру для того, чтобы доказать: огромный потенциал политической жизни, независимой и свободной, есть в любом российском городе.

Политика пришла в регионы

Вот в чём новость. Наиболее рельефно, конечно, это подчеркнули встречи Алексея Навального со сторонниками в ходе "осеннего турне", где в каждом городе, несмотря на дикое противодействие властей, на встречу приходило много больше людей, чем на какое-либо политическое событие, начиная с 1991 года.

Мурманск и Смоленск, Тамбов и Новокузнецк, Иваново и Омск – никто и не предполагал, что эти города вообще есть на политической карте России – а они заявили о себе очень громко. Многотысячный митинг–встреча в каждом из них свидетельствует ведь не только о том, что у Навального есть поддержка за пределами Садового кольца и даже МКАДа, но и о том, что в каждом из этих городов есть жизнеспособная, сильная политическая инфраструктура. Большой региональный митинг только из Москвы не организовать – оповещение и подготовка, агитация и организация на месте ложатся на плечи регионального штаба и волонтёров. То есть за осень мы показали и доказали, что в нескольких десятках городов у нас есть политические организационные структуры, способные, по крайней мере, организовать мероприятие крупнее, чем все мероприятия ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР и Яблока за несколько лет вместе взятые.

Остаётся напомнить, что список городов, где прошли встречи, довольно случаен – определён наличием "согласований" или частных площадок. Тридцать успешных региональных встреч не оставляют сомнений – и в других городах, где есть наши штабы, встречи вышли бы не менее мощными (и мы бы их провели, если бы не отказы по беспределу и не многодневный арест, собственно, кандидата в разгар турне).

Более того, и список 80 городов, где есть штабы, тоже сложился под воздействием внешних факторов – было бы больше денег, открыли бы с радостью 180 штабов – и мы знаем (исходя, хотя бы из численности зарегистрированных на сайте волонтеров и сторонников), что в Махачкале и Набережных Челнах, Абакане и Рыбинске, Южно-Сахалинске и Нижнем Тагиле на встречи с Навальным тоже пришли бы тысячи горожан.

Итак, если бы не было кампании Навального, все продолжали бы верить в глупость о том, что политический потенциал есть только в Москве, Питере, Екатеринбурге и Новосибирске. Это не так: во всех российских городах есть лидеры и организаторы, смелые волонтёры и тысячи сторонников, готовых публично заявлять о своём несогласии с тем, где наша страна находится и куда идёт.

2. Навсегда изменилось представление о том, как выглядит политическая кампания и политическая работа.

Если кратко сформулировать, то до 2017 года "политик" – это был человек, который сидит в офисе в Москве, делает заявления по важным аспектам текущей повестки, а критерий его успешности – это способность попасть в телевизор и делать те же самые заявления, но из телевизора.
Это было ужасно – и, ура, это позади. Новый стандарт политической работы задан, надеюсь – раз и навсегда.

наша кампания задала новый стандарт политической работы в стране

Политик – это тот, кто ездит по стране и общается с людьми, отвечая на любые вопросы. Политик – это тот, кто начинает кампанию заранее, задолго до формальных дат и доказывает свою способность создать инфраструктуру поддержки своей политической деятельности по всей стране.
Политик – это тот, кто опирается на поддержку живых людей, сторонников, которых каждый может увидеть. Так, собственно, как и должно быть по определению этого термина.

3. Перестало быть стыдно говорить о неравенстве и несправедливости.

Вот уж и правда – "наследие 90-ых"! Говоришь о том, что люди должны жить лучше, что зарплаты должны вырасти – ты популист. А если ты либерал – знай своё место, смело требуй повышения пенсионного возраста! На каждом политике наклеен определённый ярлык, каждому отведена определённая роль. За рамки её – не смей.

Мы огромной кровью от этой стигмы избавились; возможно, это было вообще самым трудным в кампании. Сколько уж нас клеймили "безответственными популистами". И всё же мы навязали свою повестку, показали очень важную вещь: в стране с самым большим в мире коэффициентом Джини, показателем имущественного расслоения, надо во время выборов говорить именно об этом – а не Сирии или Крыме.

один из важнейших тезисов нашей программы

"Люди в России живут плохо, экономика работает несправедливо, так быть не должно" – оказалось, что можно выступать в поддержку бизнеса и конкуренции, политических и экономических свобод, не быть "коммунякой", короче – и при этом говорить такую простую и очевидную вещь.

Кампания Навального смогла выйти за пределы рамок искусственных "политических ниш" путинской России.

Всем этим мы с вами, друзья, должны гордиться. Каждый, кто раздал хотя бы 10 листовок, сагитировал трёх знакомых или задонейтил 100 рублей внёс свой вклад в то, что Россия очень сильно изменилась за этот удивительный год. Отлично получилось.
Давайте продолжать!

Комментарии: 

Два ЧП

Ехали вчера в облсуд на аппеляцию, сотрудники полиции и говорят:

"День сегодня сложный, у нас два ЧП"

– "Это каких?"

"Командир взвода ППС застрелился из табельного оружия, и ещё и Путин в Нижний Новгород"

Ну про Путина я сразу смекнул: это ко мне. Ведь было недавно заседание СПЧ, на котором Путину рассказали, что у нас всех необоснованно за митинги задерживают, и Путин, после этого, дал Генпрокуратуре поручение разобраться. Но, видимо, поручение поручением, а решил и сам убедиться – ну, как с челябинскими экологами из СтопГока.

Благо, такой уникальный модельный пример перед глазами – арест на 30 суток с формулировкой: "Волков Л.М. заключил договор на установку сцены для проведения публичного мероприятия , чем нарушил установленный законом порядок"

творение "судьи" Свешникова
Читать дальше
Комментарии: 

Шах и мат, Алексей Навальный!

Помню, помню, как ты улыбался вечером четверга, когда смог собрать больше 500 тысяч рублей за часовой эфир, и выиграл наш спор. Хорошо смеется тот, кто смеётся последним, и в пятницу я обыграл тебя.

15+25+20=60 суток у тебя в 2017 году. Я безнадёжно отставал. Но – спасибо судье Глебу Андреевичу Свешникову – в самый последний момент я смог вырваться вперёд. 10+5+20+30=65 суток теперь у меня. Шах и мат, Алексей Навальный!

И я думаю, тебе меня в этом году никак не догнать уже. У нас же честные выборы! Будут говорить: вот, смотрите, Навальный ездит, встречается, агитирует....И, что самое грустное, найдётся достаточно политиков и журналистов не только в России, но и в мире, которые купятся на эту дешёвую разводку и скажут: "Но вот же, ему дали вести кампанию, жаль, что по закону он участвовать не может – но как хорошо, что есть другие либеральные кандидаты, вокруг которых можно сплотиться"

***
Хорошо, что этот дешёвый обман работает всё хуже. Для того мы и вели нашу кампанию весь год, чтобы все понимали – выборы без главного конкурента это обман. Нет Навального в бюллетене – нет выборов. И у нас получилось это – по крайней мере в спецприёмнике ГУ МВД по Нижегородской области это понимают все – от лишённых прав водителей до дежурных лейтенантов.

Обмануть простых людей вся машина Путина и Кириенко уже не может, сил хватает только на то, чтобы пускать немного пыли в глаза и изображать единство промеж лжецов на зарплате.

Я думаю, что это неслучайно, что я сейчас сижу именно в Нижнем, что здесь нашёлся судья, который дал 30 суток за санкционированный митинг-встречу, всё же и по московским меркам трудно вообразимая штука. В Нижнем Сергей Владиленович начинал карьеру, здесь же служил полпредом – очевидно, здесь ему легче решить практические вопросы, вот он их и решает.

То, как именно он их решает, показывает, что он в бешенстве и истерике. Это, в свою очередь, показывает, что мы на верном пути.

15 декабря будут назначены выборы. В диапазоне 20-25 декабря все кандидаты должны будут провести процедуру выдвижения (либо от партии – тогда это партийные съезды, либо в порядке самовыдвижения – тогда это собрание инициативных групп из не менее 500 граждан)

Вот, собственно, и все причины, почему я тут прохлаждаюсь в тепле, уюте и на государственных харчах до 28 декабря.

Но ничего, ничего страшного.

Во-первых, за год мы построили мощную структуру, закаленную арестами и обысками, способную решать любую организационную задачу. Проведем и собрание, справимся.

Во-вторых – и в главных – мы уже победили. Люди им не верят. Вообще. Никто не пойдёт на эти их "выборы" без выбора.

Кириенко знает это, потому и беснуется. У него нет ни одного хорошего хода.

Нас ждёт очень интересный декабрь. Именно сейчас надо вложить максимум усилий для того, чтобы добиться победы. Присоединяйтесь!

Комментарии: 

Финансы кампании по состоянию на 30 ноября

В ноябре было много хорошего. Заметно прибавил темп прироста подписей на сайте (хотя хочется, конечно, больше и больше); многотысячные митинги-встречи прошли в 9 городах, несмотря на сверхжесткое противодействие центральных и местных властей.

Все события кампании на график не уместить, но вот некоторые ключевые на одной картинке

Все это возможно только благодаря вашей поддержке. Благодаря труду волонтеров, пожертвованиям доноров, героизму сотрудников штабов. Наша беспримерная кампания продолжается уже без малого год — такой политической кампании в истории России еще не было. Кто бы мог подумать год назад, что мы сможем столько сделать!

Финансовый отчет, традиционно, дается в тысячах рублей накопленным итогом с начала кампании, поэтому для лучшего понимания структуры расходов именно ноября имеет смысл сравнивать приведенные ниже графики с графиком по итогам прошлого месяца.

Вкратце: израсходовали мы за ноябрь 31.5 млн рублей, из них, традиционно, больше всего — 10.5 млн рублей — на зарплаты (в штате федерального штаба и региональных штабов сейчас суммарно около 350 сотрудников, получающих зарплату). 7.5 млн рублей ушло на налоги (НДФЛ и взносы в фонды, включая покрытие образовавшейся в прошлом месяце задолженности), и на третьем месте — встречи в регионах, на организацию и проведение которых ушло чуть более 5 млн рублей (примерно 2.5 млн собственно по статье «массовые мероприятия», куда мы относим аренду сцен, звука, света и прочего, и еще столько же по статьям «транспорт и логистика» и «интернет-продвижение»). Ну, собственно, структура наших расходов вполне отражает структуру деятельности кампании.

Вы прислали нам за ноябрь более 28 миллионов рублей пожертвований — и сделали всю нашу работу тем самым возможной. Спасибо вам большое, друзья!

Комментарии: 

Саратов — Псков — Самара

Изучив очередную порцию ответов из администраций, мы могли бы легко впасть в уныние. Все традиционно: глухие, откровенно незаконные запреты в городах-миллионниках, креативные отказы-запреты в городах поменьше, и редкой-редкой россыпью среди них — издевательские переносы в формате «в 10 утра на заброшенном аэродроме в 20 километрах от города», ровно в таких количествах, чтобы кремлевские пропагандисты могли писать: «Навальному согласовали 10 митингов, пусть не жалуется».

Но для нас это повод не к унынию — а к тому, чтобы закатать рукава и ударно поработать.

Поработал штаб в Самаре — и выиграл суд у администрации. Причем администрацию города не просто обязали устранить нарушение, а прямо обратили решение к незамедлительному исполнению. То есть вот если бы администрация отправила бы нас на окраину (но формально выполнив закон и «предложив альтернативную площадку») — мы бы, наверное, провели бы на окраине. А так, гордо взяв в руки решение суда, проведем на отличной площади в центре.

Поработали юристы федерального штаба — и нашли, что в ряде городов все еще действует старый порядок проведения мероприятий в гайд-парках, не требующий уведомлений вообще (тут надо вспомнить вот что: федеральный закон о гайд-парках — площадках, на которых можно собираться безо всяких уведомлений — был принят в 2012 году и стал одной из ярких мер «либерализации» законодательства после массовых уличных протестов зимой 2011-12 годов, наряду с возвратом к выборам губернаторов и т.д.; однако этот закон скоро был выхолощен, поскольку конкретный порядок проведения мероприятий в гайд-парках должен был быть прописан на региональному уровне, и региональные законодатели почти везде и для гайд-парков ввели процедуру, аналогичную уведомлениям и согласованиям обычных митингов — почти, но не везде). Среди таких городов оказался логистически удобный для нас Саратов.

Так что вполне ударный маршрут выстроился: Саратов (встреча в гайд-парке) — Псков — Самара. (Пока не был выигран суд в Самаре, планировали в воскресенье, 3 декабря, проводить встречу в Кургане, но потом решили переиграть — очень важно, все-таки, наказать местных чинуш. Они-то думают, что могут нам отказать по беспределу, и тем сорвать встречу — даже если мы суд выигрываем, время уже уходит и мы приехать не можем. Мы решили ответить асимметричным шагом и воспользоваться решением суда для проведения встречи в Самаре. А в Курган обязательно приедем позже!).

Бегу в эфир программы «Штаб» на нашем канале, сейчас обо всем этом подробно буду рассказывать, и на ваши вопросы отвечу.

Комментарии: 

Новый предвыборный ход кандидата Путина: внеплановая проверка

Владимир Путин продолжает активно вести свою предвыборную кампанию. Все как положено: уголовное дело уже попытался возбудить, теперь вот внеплановую проверку к нам прислал. Ну не встречи же с избирателями, в самом деле, ему проводить! Каждый ведет кампанию как может, а может Путин только силовиков присылать.

Волонтеров-то у него нет. И программы нет. И сторонников, которые могли бы в снег и дождь без принуждения приходить на встречи на неудобные площадки на окраинах городов — тоже нет. Зато есть СК и МВД, Генпрокуратура и ФСБ, Нацгвардия и вот еще теперь и Минюст.

Вот, прислали бумагу

Фонд «Пятое время года» — это (как я уже много раз рассказывал) операционное юрлицо нашей кампании. В фонде «ПВГ» (как мы его внутри для краткости называем) трудоустроены все оплачиваемые сотрудники штабов, на ПВГ заключены договора аренды помещений штабов; ПВГ берет на прокат аудиоколонки и сцены, ПВГ оплачивает печать листовок и газет по договорам с типографиями. Собственно, все деньги, которые перечисляют нам жертвователи на карту Сбербанка, через PayPal или биткоинами — не суть важно — в итоге аккумулируются в фонде ПВГ, и дальше тратятся на нужды кампании уже оттуда.

Теперь вот ПВГ ждет «внеплановая документарная проверка». В письме, которое нам прислали из Минюста, даже сразу заботливо известили о том, когда на меня наложат штраф — это при том, что мы еще только требование получили и ничего плохого не сделали!

Вроде письмо из Минюста — но под конец сбивается на язык полицейского протокола

Ну а сама проверка заключается в том, что мы должны все бросить и отвезти в Минюст просто-таки пару «Газелей» разнообразных документов. Список затребованных документов на одну страницу не влез:

Фонд ПВГ проводит еженедельно несколько сотен агитационных мероприятий, а за год — несколько десятков тысяч; как, интересно, должны выглядеть «сведения» о них?
Ну и конечно обязательно надо вытрясти всю финансовую документацию

Смысл всего этого простой: как минимум, вытрясти всю документацию, тем самым парализовав работу юристов и бухгалтерии на месяц, и хорошенько в ней покопаться — как максимум, найти «нарушения», которые позволят вынести решение о закрытии фонда ПВГ, что сделает невозможным само ведение кампании. Нормальный такой ход.

Нам скрывать нечего, мы публикуем регулярные отчеты о деятельности кампании, наша деятельность совершенно прозрачная, и для Минюста все документы тоже соберем — хотя это и потребует весьма значительных усилий. Просто констатируем факт — еще один государственный орган подключился к тому, чтобы максимально затруднить нашу работу именно в тот момент, когда она должна быть максимально интенсивной — в декабре, в том месяце, когда состоится выдвижение кандидатов в президенты и начнется, собственно, сбор подписей.

И спасибо Минюсту за важное напоминание: вот таким немудреным способом в России можно разрушить не только работу любой некоммерческой организации, но и любой бизнес — берешь, натравливаешь «внеплановую проверку», которая просто внаглую требует от тебя под угрозой штрафов все бросить и предоставить вагон документов (99% из которых — бессмысленные, и их никто и читать даже не будет), и дело сделано. В прекрасной России будущего никаких «внеплановых проверок» не будет. Да и «плановых» будет в десятки раз меньше.

Комментарии: 

Спонсоры газет

Михаил Ипполитов, Санкт-Петербург.
Эдуард Чупров, Нижний Новгород.
Рустем Ибрагимов, Уфа.

Снимаю шляпу и аплодирую вам, спасибо большое. Вы огромное дело делаете.

История такая: мы сейчас печатаем тираж второй газеты. Если первая — которую наши штабы активно распространяли летом — была такая общая, типа «знакомство с кандидатом», там был просто рассказ о том, кто такой Алексей Навальный и почему он ведет кампанию за то, чтобы стать зарегистрированным кандидатом, то вторая газета — больше «в глубину», а не «в ширину», там основное место уделено программе, экономике, образу прекрасной России будущего. Важная газета.

Газета получилась мощная и красочная, а основное место в ней отдано программе

Но печатаем и отправляем в штабы мы ее медленнее и в меньших объемах, чем хотелось бы. Потому что у кампании много разных статей расходов: надо и зарплаты платить, и аренду офисов, плюс очень много ресурсов сейчас уходит на подготовку к сбору подписей (оборудование для верификации, рекрутинг нотариусов и сборщиков), плюс — в сравнении с весной и осенью — огромной дополнительной статьей расходов является «осеннее турне»; каждая региональная встреча, включая оповещение (в интернете и в офлайне), сцену и оборудование, перелеты и так далее, обходится в 500-600 тысяч рублей, а встреч мы делаем 3-4 в неделю. Я обо всем этом подробно вчера рассказывал в программе «Штаб».

Короче говоря, каждый рубль приходится аккуратно распределять по статьям расходов с учетом срочности и приоритетов, чтобы нигде не «просесть», не попасть в кассовый разрыв — и поэтому мы газеты отодвигали и отодвигали. Хотя давно их анонсировали.

И вот у Михаила, Эдуарда и Рустема лопнуло терпение. Они пришли в штабы — в Питере, Нижнем и Уфе, соответственно — и обратились к координатором с гневными речами. «Хотим», — говорят — «чтобы в нашем штабе газета появилась поскорее. И готовы помочь рублем». Весомым рублем.

Ну а почему бы и нет? Газеты невыгодно печатать очень маленькими тиражами. Грубо говоря, если ты хочешь напечатать 100 газет, она будет стоить, может быть, 20 рублей за экземпляр. А если 1000 — 5 рублей. Это очень дорого. Но вот начиная с тиража примерно 20-30 тысяч экземпляров цена устанавливается на уровне около 1.5 рублей за экземпляр и дальше при росте тиража падает уже незначительно (при миллионных тиражах мы выходим где-то на 1.2 рубля за экземпляр). Так что мы так и сказали Михаилу, Эдуарду и Рустему: даете не менее 50 тысяч рублей — и мы отдельно в приоритетном порядке допечатаем тираж именно для вашего штаба. И они согласились. И мы напечатали.

Отдельное спасибо каждому из них троих, что не побоялись назвать свои имена и разрешили упомянуть их в этом посте — чтобы вы знали, что это настоящие люди и настоящая история. Вот такие у нас есть прекрасные предприниматели в регионах, согласившиеся стать «спонсорами газет».

Вы тоже можете ими стать: если вы хотите адресно помочь именно своему штабу именно в своем регионе получить побольше агитационных материалов для распространения, если вы готовы потратить 50 тысяч рублей и более на то, чтобы стать таким «спонсором газеты» для своего штаба — приходите (на карте есть все адреса штабов), поговорите с координатором, координатор расскажет, как это сделать.

Комментарии: 

Вот теперь точно все в порядке! 

Давайте начистоту: я, конечно, всю дорогу бодрился, делал вид, что все идет отлично и по плану — но на душе кошки скреблись. Ведь раньше было железное правило: успешная избирательная кампания — это уголовное дело, иначе никак.

Выборы мэра Москвы 2013 года — «дело о Яндекс-кошельках» (нет ни одного потерпевшего, по делу не ведется никаких следственных действий, в чем оно состоит тоже никто не понимает — но Ашурков эмигрировал, Янкаускас год просидел под домашним арестом, Ляскин до сих пор под подпиской о невыезде, четыре года уже!);
Кампания 2015 года в Новосибирске — мое «микрофонное дело», полтора года под подпиской о невыезде, 28 полетов в Новосибирск и обратно, в итоге штраф в 30 тысяч рублей (а кампания того же 2015 года в Костроме — дело Андрея Пивоварова);
И даже крохотная кампания 2016 года на муниципальных выборах в Барвихе — уголовное дело в отношении Ивана Жданова.

Ну потому что когда тебя зовут Владимир Владимирович Путин, под тобой вся вертикаль власти, все siloviki — и тут тебя начинает кто-то беспокоить, то это самый простой способ ответить: дело возбудить. Не стоит ничего, а можно столько всего: арестовать, обыск провести, технику изъять, сюжет на Рен-ТВ выпустить, в СИЗО посадить... Все тридцать три удовольствия — ты только, деда Вова, дай приказ, и мальчики по вызову из службы "02" всё сделают в лучшем виде.

Вот и было тревожно: как так? недорабатываем? ведем кампанию 11 месяцев, и все еще не смогли доставить Путину дискомфорт, все еще у него ничего не чешется и не свербит?

К счастью, сегодня все встало на свои места. Все в порядке, друзья. Мы на верном пути. У Путина зачесалось.

Владимир Путин и Сергей Кириенко хотят посадить меня по 159 статье — вот как надо читать этот твит

Чтобы вы понимали: сигнала яснее не бывает. «Юрист» Илья Ремесло — это такой провокатор, который занимается только и исключительно борьбой с нами, осваивая на этом огромные бюджеты. Илья Ремесло — не просто стукач, а стукач официальный, он член так называемой «Общественной палаты», то есть органа, формируемого администрацией президента для изображения гражданского общества; прямой подчиненный Сергея Кириенко. Он так уверенно пишет, что «будет и уголовный материал» — не дожидаясь результатов проверки — потому что знает: будет. Потому что заявление Ильи Ремесло — это бумажка, которой будет дан наивысший приоритет. Так что скоро будете снова смотреть веселые репортажи с обысков.

(Естественно, на нашей кампании это никак не скажется. Все уже давно готовы и умеют работать и работать эффективно вне зависимости от того, кто из руководителей и сколько из руководителей кампании под арестом).

Сама история провокации проста как пять копеек. Некий человек по имени Костенко делает пожертвование в размере 50100 рублей — как и более 130 тысяч жертвователей, поддержавших нашу кампанию кто рублем, а кто и миллионом. А потом пишет исковое заявление в суд: мол, я в Навальном разочаровался, верните мне мои деньги! Юридически, конечно, это полный абсурд — с правовой точки зрения пожертвования, которые мы собираем на сайте кампании, являются передачей денег по договору дарения, не облагаются подоходным налогом и не подлежат возврату — как и любые подарки.

И можно было бы подумать, что господин Костенко — просто юридически не очень грамотный человек... но нет: в суд приходит как его представитель хорошо нам знакомый Илья Ремесло, а сама подача бессмысленного иска сопровождается массированной информационной поддержкой государственных СМИ. И, наконец, сегодня — не дожидаясь решения суда по гражданскому иску Костенко — Ремесло анонсирует уже и уголовное дело.

Ради чего, конечно, все и затевалось.

P.S.: Заявителю Костенко мы вернем его 50 тысяч. Не потому что он прав (нет, не прав), и не потому что мы ему должны (нет, не должны) — а потому что нам эти грязные деньги АПшных провокаторов не нужны. На эти деньги дорогу в прекрасную Россию будущего не построишь. Мы оставим их в прошлом, вместе с Путиным, Кириенко и их гнусным подручным Ильей Ремесло.

А вот на ваши честно заработанные рубли — и не важно, 20 или 20000 — построишь. Наша кампания за допуск Алексея Навального к президентским выборам продолжается. Помогайте нам. Пойдемте в прекрасную Россию будущего вместе.

P.P.S.: Алексей Волков, координатор штаба в Волгограде, справедливо поправляет меня: он-то под следствием из-за «зеленки в фотошопе» уже несколько месяцев! Так что дело от стукача Ремесло — первое для федерального штаба за эту кампанию. Ну а уж административные аресты мы и сосчитать не можем, счет суммарно идет на тысячи суток.

P.P.P.S.: Правильно отмечают в комментариях, что сумма в 50100 рублей неслучайна: имущественные иски до 50000 рублей рассматривает мировой суд. То есть это еще одно яркое доказательство того, что мы исходно имеем дело с провокацией. Они даже и не пытались это как-то скрывать.

Комментарии: