Про Йель

Принимаются поздравления — я прошел отбор на образовательную программу Maurice R. Greenberg World Fellows Program в Йельском университете. Это очень престижная программа, я горжусь очень, что у меня получилось (там был многоступенчатый отбор, на 16 мест участников программы было более 7000 заявлений), и, надеюсь, будет полезно и интересно. Буду, конечно, обо всём подробно писать и рассказывать.

Да, это та же самая программа, в которой принимал участие Алексей Навальный в 2010 году, Святослав Вакарчук в 2015 году, и множество других крутейших людей (полный список здесь), от министра экономики Аргентины до мэра британского Бристоля. Впрочем, это мне интересно про политику прежде всего, но программа не только и не столько про политику — она про управление общественными проектами любого свойства, и, как можно убедиться посмотрев на состав ее участников, политики тут скорее в меньшинстве; зато есть организаторы гуманитарных миссий, журналисты и даже сотрудники аппарата ООН. Солянка весьма сборная, ну так тем интереснее будет обмен опытом.

Одногруппники: https://worldfellows.yale.edu/class/2018

Все, кто видел эту картинку, пошутили про Малахова и Газманова.
Парень, который «Малахов» — это иракский историк Омар Мохаммед, который много лет вынужден был скрывать свое имя, потому что жил в Мосуле во время правления там ИГИЛ и вел блог Mosul Eye, международно признанный как самый надежный источник о том, как, собственно, была устроена внутренняя жизнь в одном из самых закрытых и кровавых режимов современности. Короче говоря, человеку в течение трех лет каждый день за его блог светила секир-башка в самом прямом и непосредственном смысле слова; это вам не спецприемник. Сегодня Омар в Париже открывает выставку предметов искусства из музеев Мосула, которые людям удалось с огромным риском для жизни спасти от ИГИЛ.
А дядька, который «Газманов» — это перуанский политик Хулио Гузман, экономист, бывший вице-премьер правительства Перу, участвовавший в выборах президента страны в 2016 году, но снятый с выборов за «использование нелицензионных шрифтов на сайте кандидата» (да, так умеют не только у нас) за месяц до дня голосования.

Короче говоря, там очень крутые ребята от Гаити и Сьерра-Леоне, до Южной Кореи и Алжира, и это большая честь, оказаться с ними в одной группе; буду стараться не ударить в грязь лицом. Никогда в жизни не участвовал ни в одном проекте, который можно было бы назвать проектом в сфере гуманитарного образования, это будет интересный новый опыт.

Начинается все это в середине августа и продолжается до середины декабря, то есть один осенний семестр; то есть это краткосрочная программа, не магистратура и не аспирантура, но, все равно, надеюсь, поможет привести в порядок мысли. Ожидается, что нам будут читать лекции, мы будем читать лекции, говорить друг с другом о разных общественных проектах. Плюс, ты можешь в течение семестра посещать как слушатель любой из 2000 курсов, которые читаются студентам и аспирантам Йеля.

Образование — это хорошо, это важнейшая ценность. Попробую чему-то научиться полезному (впрочем, до августа еще, конечно, дожить надо).

Комментарии: 

Ракова и Столяр

Когда мы доказываем, что 10 миллионов голосов были тупо дописаны в протоколы в нескольких регионах, мы, разумеется, ни в коем случае не имеем в виду, что фальсификации были локализованы только в этих регионах, а в целом по стране невыборы прошли «чисто». Речь идет только о том, что в Кемерове, Нальчике и Грозном фальсифицировали топорно, открыто и тупо — а в других местах работали тоньше.

Москва — особенный регион. Очень протестный, самый большой по числу избирателей. Фальсифицировать топорно — нельзя, проходили в 2011 году, слишком опасно. Не фальсифицировать — нельзя, результаты будут слишком сильно выбиваться из общего ряда. Будто сытая, зажравшаяся столица не испытывает должной благодарности к национальному лидеру за стабильность, эрзац-пармезан и Дейр-эз-Зор. Задача, поэтому, перед московскими властями стоит тонкая и непростая, а на её решение брошены лучшие силы: Анастасия Ракова, её верная сеть МФЦ, а также сам ЦИК. Как добиться высокой явки, но чтобы наблюдатели ничего не увидели?

Решение — специально созданная ЦИКом система «голосования по месту нахождения», и вся кампания информационного сопровождения и прикрытия вокруг неё. Смысл этой системы заключается в возможности понимать явку (именно явку) таким образом, что обычные инструменты наблюдения будут бессильны это выявить. Способ Шпилькина, например, обнаруживает аномальное перераспределение голосов в пользу административного кандидата на участках с высокой явкой, но когда людей принуждают голосовать по месту работы (или даже принуждают проголосовать несколько раз, но не за конкретного кандидата), гистограмма Шпилькина никакой аномалии не покажет. То же самое и с нашим методом тотального физического подсчета людей на участках. Он позволяет выявить (и выявил) переписывание протоколов и приписки мертвых душ в десятках регионов, но не в состоянии, увы, отличить избирателя, голосующего добровольно, от голосующего по принуждению. Если человек пришел на участок — мы его считаем. И если человек получил несколько отрывных талонов и проголосовал несколько раз — тоже считаем.

Ей есть что терять

Механизм борьбы с таким видом фальсификаций ещё предстоит разработать, а в том, что они имели место, сомневаться не приходится. Мы сами ставили эксперимент, в день «выборов» были люди, которые демонстрировали возможность повторного голосования, и, наконец, все вопросы, если они у кого-то оставались, сняла блестящая работа Reuters.

У нас — как, впрочем, и у всех, кто долго и профессионально занимается организацией наблюдения на выборах, – никаких вопросов не осталось уже давно, в тот момент, когда началась тотальная информационная кампания в поддержку «голосования по месту нахождения», в ходе которой Элла Памфилова рассказывала, как уникальная IT-система ЦИК РФ не позволит голосовать повторно.

Как говорится, есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и когда Памфилова открывает рот. «Уникальная IT-система ЦИК РФ» называется ГАС «Выборы», создавалась она в начале нулевых, при Вешнякове (и, между прочим, на деньги Всемирного Банка, выделенные России на программу модернизации государственных органов) и, как знает всякий, кто хотя бы раз был наблюдателем, не используется на УИКах. ГАС «Выборы» автоматизирует федеральный, региональный и территориальный уровни организации выборов, но не участки. Даже если на участке КОИБ, к ГАС «Выборы» он не подключается; ночью, после завершения подсчета голосов и оформления бумажного протокола об итогах голосования на УИК, председатель УИК сейчас, как и 15 лет тому назад, едет в ТИК (в городскую или районную администрацию), и там уже данные протокола вводятся в ГАС «Выборы». Никакой электронной системы, с помощью которой на участке можно было бы проверить, не голосовал ли уже избиратель, равно как и проверить, что он проголосовал, – просто не существует в природе.

Даже коллеги Памфиловой по ЦИКу пытались как-то смягчить нелепость ее утверждений; Булаев, кажется, объяснял, что на практике с УИКа будут «звонить» в ТИК, чтобы проверить, голосовал ли избиратель. Теоретически такая схема могла бы работать, но только теоретически; кроме того, она не имеет права на существование, потому что представляла бы собой абсолютный «чёрный ящик», непрозрачный для наблюдателей и требующий презумпции абсолютного доверия ко всем уровням избирательной системы. А откуда ему взяться?

Итак, система «голосования по месту нахождения» позволяет очень удобно фальсифицировать явку и организовывать контролируемое голосование по принуждению таким образом, что традиционными методами наблюдения это невозможно выявить. Дерзко и преступно — талантливо!

Талантливых преступников губит наглость, головокружение от успехов. Когда месяц назад стали появляться свидетельства очередей в МФЦ и массового принуждения сотрудников московских бюджетных организаций к оформлению заявлений на голосование «по месту нахождения», Ракова не просто все отрицала, но даже начала грозиться судами. А как только голосование в Москве завершилось, Анастасия Ракова и её верное эхо Алексей Венедиктов (его задача заключалась в том, чтобы легитимизировать всю аферу в качестве «главы общественного штаба по наблюдению в Москве»; почетная должность, которая впервые пригодилась в 2013 году, когда надо было спасти Собянина от второго тура мэрских выборов, закрыв глаза на полностью купленное и фальсифицированное надомное голосование) поспешили в один голос сообщить о том, что выборы в Москве прошли вообще без нарушений.

По идее, каждый человек с высшим образованием сдавал зачёт по математической логике (или какому-то курсу высшей математики, включающему основы логики) и понимает, в чём проблема утверждений, снабжённых квантором всеобщности, в реальной жизни: достаточно одного контрпримера для опровержения. Если говорят «их там нет», то достаточно привести пример хотя бы одного из «них» «там», чтобы опровергнуть утверждение; если пишут, что «никто никого в Москве не принуждал голосовать», то один конкретный случай принуждения доказывает лживость авторов.

Благодаря аресту, такой пример у меня есть. Во вторник, 20 марта, в камеру номер 2 спецприёмника номер 1 ГУ МВД России по г. Москве на 5 суток заехал Александр Сергеевич Столяр, 42-летний водитель автобуса, сотрудник «Мосгортранса». Он не знал, кто я, но разрешил мне опубликовать его имя и историю; у меня есть свидетели, которые могут подтвердить его слова; он не имел никакой заинтересованности, просто рассказывал о свежих впечатлениях.

Первое: всем сотрудникам «Мосгортранса» без исключения (и вне зависимости от того, работают они 18 марта или сидят дома) была дана команда пойти в МФЦ и оформить заявление на голосование по месту нахождения. Второе: всё это координировалось через группы в WhatsApp’е, участие в которых обязательно для сотрудников предприятия; были недовольные, но им в этих же группах разъяснялось, что отказ повлечёт за собой увольнение. Третье: 18 марта все сотрудники организованно, под контролем начальства, проверяющего явку по спискам, голосовали на нескольких УИКах в районе ул. Россошанской (как я понимаю, там офис «Мосгортранса» или что-то такое); Столяр не знает ни одного из коллег, кто уклонился бы от организованного таким образом принудительного голосования.

Ну вот и всё: Анастасия Владимировна, можете проверить.

Все остальные могут выбирать, кому верить: Раковой или Столяру.

Комментарии: 

Некоторые цифры невыборов

Про объем фальсификаций. Метод Сергея Шпилькина, как известно, заключается в выявлении групп участков, на которых явка избирателей аномальным образом коррелилрует с количеством голосов за административного кандидата. Оценивая приписки на таких участках, Шпилькин приходит к выводу, что в фальсифицированных протоколах Путину приписаны около 10 млн голосов.

Наш метод — применявшийся, в отличие от хорошо зарекомендовавшего себя метода Шпилькина, впервые — заключается в прямом подсчёте явки на десятках тысяч УИКов буквально «по головам». Наш подсчёт показал, что на участки физически, ногами, пришло 55% российских избирателей. Добавляя к ним данные ЦИК по «надомному голосованию» (мы не можем их никак верифицировать; по данным ЦИК на дому проголосовало 4,6% избирателей, это аномально много, но, увы, никакой другой цифры у нас нет), получается расхождение между реальной явкой и официальной памфиловской (67,5%) в 8 процентных пунктов, то есть 9 миллионов голосов избирателей.

Реальная явка (+0,4% голосования за рубежом) и явка памфиловская

В науке это называется доказательством. Когда неизвестная величина двумя независимыми группами исследователей оценивается абсолютно разными методами, которые никак между собой не коррелируют, и при этом получается одинаковый результат — это и есть самый надёжный способ установить значение этой величины.

Доказано, что прямая приписка голосов за Путина — около 10 млн. Интересно, что на формальный результат это никак не влияло (было бы у Путина не 56 млн голосов из 73 млн, а 46 млн из 63 млн — было бы не 76,7%, а 73%, ничтожная разница, около 2 процентных пунктов прибавил бы Грудинин, 1 пункт — Жириновский и оставшиеся 0,7 пункта — остальные потешные кандидаты вместе взятые) — и это в сто первый раз доказывает, что именно формальный результат организаторов невыборов нисколько не волновал. Но без этих 10 млн голосов явка была бы не 67,5%, а 59%; у Путина было бы не 51%, а 42% от всех голосов избирателей — и всё, не было бы никаких впечатляющих и символических (51%) рекордов. Поэтому, конечно, воры и жулики не смогли удержаться от воровства и жульничанья и вкинули эти 10 млн голосов за Путина.

Но это только самые прямые и наглые фальсификации — протоколы, заполненные цифрами, соответствующими избирателям, которые просто не пришли на участки. Есть ещё 3 млн человек, «потерянных» ЦИКом в сравнении с 2012 годом для повышения явки. Есть ещё невероятная по наглости и дерзости афера с отрывными талонами для голосования «по месту нахождения». Напомню, что по официальным данным ЦИК из 6 млн выданных талонов 5,5 млн были использованы в том же регионе, где они были выданы, — то есть подавляющее большинство из них открыто применялись не для облегчения волеизъявления сознательных граждан, а для организации контролируемого голосования подневольных сотрудников на специально выделенных УИКах, удобных начальству.

***

Про результаты наблюдения. Впервые на российских выборах было такое масштабное независимое наблюдение, дотянувшееся и до регионов, куда прежде нога наблюдателя не ступала. Результаты наблюдения следует признать крайне успешными, поскольку:

1. В сотнях случаев само появление наблюдателя на участке оказывало магический эффект на комиссию и приводило к локальной электоральной аномалии — снижению явки на десятки процентных пунктов относительно близлежащих, статистических неотличимых УИКов.

2. Экспериментально подтверждён факт, который ранее неоднократно устанавливался электоральными математиками теоретически: Россия делится на «Россию-1» (совершенно «белую» зону, где грубых фальсификаций нет) и «Россию-2» совершенно «чёрную» зону, где протоколы полностью переписываются на десятки процентных пунктов), при полном отсутствии промежуточных, переходных форм жизни. Уж если фальсифицируют — так по полной. По Шпилькину, почти половина из добавленных Путину 10 млн голосов пришлись всего на 7 регионов (Кабардино-Балкария, Чечня, Дагестан, Татарстан, Башкортостан, Краснодарский край и Кемеровская область), и наши полевые результаты находятся в полном соответсвии с этими теоретическими данными.

3. Нашла полное практическое подтверждение известная теоретическая гипотеза о том, что в регионах, в которых электоральная культура полностью утрачена и протоколы десятилетиями переписываются, реальная явка меньше среднероссийской — просто потому, что избиратели знают о тотальной фальсификации и не видят смысла ходить на «выборы». Реальная явка по данным наблюдения — 50% в Саратовской области, 29% (!) в Кабардино-Балкарии, 39% в Дагестане, 44% в Чечне — помещает все эти «славящиеся» фальсификациями регионы в самый низ рейтинга по явке.

Кстати, наш десант в Чечне принёс очень хорошую новость: на тех УИКах, где были наши наблюдатели, голосование было совершенно среднероссийским, 70% за Путина, 20% за Грудинина, 10% за остальных кандидатов. То есть после дерамзанизации все шансы у Чечни есть стать обычным российским регионом, платить туда дань в 60 млрд рублей в год нет никакой нужды.

Часть наших героических наблюдателей, которые зафиксировали в Чечне реальную явку

***

Вот такие вот вот цифры. Элла Памфилова их не прочитает, а вы прочитайте и передайте дальше.

Комментарии: 

Главный регион

Если вы меня спросите — на какой регион обратить внимание, чтобы всё понять про российские "выборы" — мой палец укажет на Кемеровскую область. В ней вся драма этих "выборов" в миниатюре.

Аман Гумирович уже несколько десятилетий уничтожает всю политическую жизнь в Кемеровской области

Мы понимали, что в Кемерово будет очень непросто — во все прошлые годы здесь вбрасывали как минимум по миллиону (!) голосов за партию власти и её кандидатов. Кемеровская область демонстрировала результаты за 90% в течение десятилетий. Наши штабы в Кемерово и Новокузнецке зато были в числе рекордсменов по количеству обысков, арестов и изъятий.

Готовились, поэтому, загодя. Наблюдателей-то у нас было много: недаром осенью и в Кемерово, и в Новокузнецке мы провели рекордные, многотысячные митинги, плюс ещё приехали помогать наблюдатели из Томска и Новосибирска. Добыли направления с запасом — и от штаба Явлинского и от штаба Собчак.

Явлинский отозвал свои направления за день до голосования (лишил полномочий доверенное лицо, которое их подписывало). Благодаря направлениям от Собчак, однако, сотни наблюдателей всё же попали на участки. И вели подсчёт явки, показывающий, что вопреки всем рекордам явки прошлых лет, Кемеровская область — обычный регион; явка — 56%.

За 15 минут до завершения голосования, свои направления отозвал и штаб Собчак. Наших наблюдателей массово, по всей области, одномоментно стали выводить с участков сотрудники полиции — разумеется незаконно (на момент подписания направлений доверенное лицо Собчак ведь располагало соответствующими полномочиями!). Лишь немногие из наблюдателей смогли удержаться на УИКах — но даже этого хватило, чтобы по официальным данным ЦИК, явка оказалась рекордно низкой для региона; в частности — существенно ниже, чем на "выборах" в Госдуму в 2016 году. Вместо обычного для Кемеровской области миллиона голосов, докинули и дописали "лишь только" около 600 тысяч.

https://2018.navalny.com

Мне кажется, в этой истории — всё, что надо понимать про весь сюжет "выборов-2018".

И фанатичная концентрация власти только и исключительно на показатели явки любой ценой. И её готовность ради этого идти на любые, самые откровенные и наглые нарушения закона. И безжалостная математическая статистика, наглядно показывающая и доказывающая и факт, и масштаб нарушений, но, конечно, ничего не значащая для Эллы Памфиловой. И героическая, отчаянная работа наших штабов, добивающихся вполне конкретного и измеримого результата, несмотря на беспредел и лютое противодействие. И подлинная, бесконечно подлая роль "системных либералов", для которых их и пустили на "выборы".

За 15 минут до завершения голосования, свои направления отозвал штаб Собчак. Из-за этого наших наблюдателей массово, по всей области, одномоментно незаконно стали выводить с участков сотрудники полиции

Ну а что тут удивительного? Почему "выборам" в Кемеровской области не быти репликой российских "выборов" в миниатюре, если сама Кемеровская область и есть Россия в миниатюре? Это регион, который богат благодаря добыче и экспорту природных ресурсов, но люди, которые добывают эти ресурсы нищенствуют. Владельцы угольных разрезов покупают яхты рекордной длины, пока инфраструктура региона окончательно деградирует. И правит всем этот дряхлый, выживший из ума азиатский царёк, уничтоживший почти всю политическую конкуренцию (но предпочитающий лечиться в Германии). Ничего не напоминает?

А хорошая новость, конечно, в том, что это всё — прошлое Кемеровской области. Отживающее прошлое. Именно благодаря нашей кампании мы узнали, как на самом деле выглядит Кемеровская область. Выглядит она прекрасно, вот так:

Ксения Пахомова (Кемерово) и Антон Волошин (Новокузнецк)

А поскольку, как мы убедились только что, Россия — это увеличенная Кемеровская область, то мы знаем: и у неё прекрасное, яркое и молодое будущее. Благодаря нашей кампании мы его немного приоткрыли и немного приблизили.

Комментарии: 

Мосгорсуд должен быть разрушен 

Осенью мой сокамерник Сергей В. совершил малопригодный поступок, преступление против урбанизма — украл велосипед стоимостью 4800 рублей, чтобы обменять его на сколько-то доз наркотического вещества. Сергея можно и нужно всячески осуждать и порицать, но при этом нельзя забывать: действующий Уголовный кодекс расценивает его поступок как преступление небольшой тяжести, за которое впервые оступившегося человека нельзя осудить на реальный срок (уcловка, штраф или обязательнее работы — пожалуйста), и нельзя до суда помещать в СИЗО.

Следствие катилось своим чередом, но Сергей В. проспал один из допросов, не явился по повестке, и был объявлен в розыск. Поскольку скрываться он и не думал, розыск завершился через неделю, когда участковый доставил Сергея в отдел полиции. Там его некоторое время продержали, потом оформили протокол по ст 20.1 КоАП ("мелкое хулиганство") якобы за нецензурную брань и отвезли в Бабушкинский районный суд, где судья Скулила выписала ему 8 суток ареста. Так Сергей В. оказался в камере номер 2 спецприёмника номер 1. Ну, с кем не бывает!

В ночь с 5 на 6 марта Сергей вышел на свободу, а уже на следующей день, 7 марта, улыбаясь, снова вошёл в нашу камеру с тем же пакетом и вещами, с которым освобождался. И с новым постановлением в руках: судья Скулина, нецензурная брань, 14 суток. Оказывается, сотрудники полиции ждали его ночью за воротами спецприёмника —отвезли в ОВД , там оформили новый протокол, и снова в спецприёмник. И сказали: так и будем тебя возить туда-сюда по твоей уголовке, раз в СИЗО тебя нельзя. А разыскивать тебя каждый раз нам лень.

История Сергея В. учит наc, безусловно, трём вещам:

— нехрен велосипеды воровать

— при желании, любого из нас можно хоть год в спецприёмнике продержать, полиция знает как это организовать;

— cхема, применяемая полицией, совершенно незаконна, и не работала бы, если бы полицейские не знали наверняка: к их услугам всегда есть судья Скулина, которая проштампуем любой бред фирменным "нет оснований не доверять".

Судья Скулина, разумеется, это имя нарицательное. На её месте мог бы быть почти любой районный судья в Москве. Потому что все они знают: можно выносить какие угодно решения— Мосгорсуд прикроет, Мосгорсуд своих не сдаёт.

За время ареста и общения с сокамерниками, чтения их постановлений об административном аресте, я неизбежно убеждаюсь в том, что, может быть, половина из них на самом деле могла бы быть подвергнута аресту в Прекрасной России Будущего с её непредвзятым и конкурентным судом. Но не более половины. Конечно, водителей без прав или в нетрезвом состоянии хватает, но ни предприниматель Джамиль (гражданин Азербайджана), у которого сотрудник полиции вымогал 50 тысяч рублей, угрожая депортацией, а потом дал 5 суток по 19.3 (неповиновение), раз уж все равно доставил в ОВД, ни дворник Магомед, который почти ни слова не говорит по-русски (переводчика ему, разумеется, никто не предлагал), получивший 4 суток за что-то (он не знает, и ему никто не удосужился объяснить) не могли бы быть арестованы судом, элементарно соблюдающим гигиену процедур, описанных в КоАП РФ. Как не мог быть арестован и водитель хлеборезки Николай (перегоревшая габаритная лампа, вымогательство взятки полицейскими, 19.3, 5 суток), и правозащитник Андрей Орёл (ночное дежурство вместе с жильцами, сражающимися против незаконной точечной застройки, 19.3, 15 суток) Как, конечно, не мог быть арестован мелкий воришка Сергей В. просто потому что кому-то хочется поддержать его под замком до суда или политический менеджер Леонид В., просто потому что кому-то хочется подержать его по замком на время выборов.

Ольга Егорова

И тем не менее Джамиль, Магомед, Николай, Андрей, Сергей и Леонид хлебают щи в спецприёмнике №1 ГУ МВД России по г. Москве (в прошлом году государство выделяло на это 145 рублей в сутки, в этом году — 137 рублей, поэтому к щам теперь не прилагается булочка).

Судья Скулина в Бабушкинском, судья Басихина в Гагаринском, судья Суслов в Даниловском имеют мало общего между собой — только то, что они являются бессловесными винтиками системы, которую построила Ольга Егорова, бессменная председатель Мосгорсуда. Суть этой системы проста: рука руку моет. Это административно-командная система, в которой указания начальства выше закона, нравственности и здравого смысла.

А в итоге — просто можно арестовать кого угодно.

Комментарии: 

О гражданском долге и пятой колонне

В эти тяжёлые дни, когда весь мир ополчился против молодой российской демократии, прозрачность и легитимность президентских выборов становится важнейшей патриотической задачей, ключевым фактором сохранения внутриполитической и геополитической стабильности. Необходимо показать и доказать: граждане России в едином, открытом и честном порыве сплачиваются вокруг своего национального лидера; в демократической и конкурентной борьбе высказываются в поддержку его курса.

Ответить проискам внешних врагов очень просто: оборудовать все участки видеокамерами и отправить на все участки наблюдателей; строго по закону покарать всех, кто принуждает избирателей к голосованию, пытается подкупом или угрозами воздействовать на явку, на ход и результаты выборов. И тогда даже у самых злобных врагов не останется аргументов; они вынуждены будут разоружиться и признать легитимность и демократичность российских выборов и избранного на них президента.

Увы, внешний враг не был бы опасен, если бы ему не помогал враг внутренний, вездесущая и зловредная пятая колонна. Именно пятая колонна, эти подлые предатели, проникшие и окопавшиеся подчас в самом сердце российского государства, ослабляют наши демократические институты и подвергают сомнению чистоту выборов в России.

Элла Александровна делает всё, чтобы честных выборов в стране не состоялось.

Судите сами.

— Национал-предатели из Ростелекома куда-то украли десятки тысяч видеокамер, которые были установлены на УИКах в 2012 году; в итоге весь мир не сможет наблюдать за безупречной чистотой выборов, что даст повод для инсинуаций и грязных домыслов; вместо 97 тысяч УИКов камерами будут оборудованы лишь 43 тысячи, да и то враги России делают всё для того, чтобы заранее не опубликовать списки участков, оборудованных камерами и не дать записать стримы;

— Самые злобные диверсанты, вероятно, окопались в полиции, особенно в центре Э, и в ФСБ. Эти наймиты Госдепа несколько месяцев работают над тем, чтобы сорвать работу по организации наблюдения, причём целятся именно в независимое наблюдение, то есть то, которое только и способно вызвать доверие к российским электоральным практикам как внутри страны, так и за её пределами. Аресты координаторов Голоса и штабов Навального, которые занимаются рекрутингом и обучение наблюдателей; аресты, рассчитанные именно так, чтобы ключевые организаторы независимого наблюдения пропустили сам день голосования; бесчисленные изъятия листовок, призывающих записываться в наблюдатели — более подлого удара в спину идее легитимности выборов президента и представить cебе невозможно;

— И всё это, наверное, можно было бы вынести, если бы пятая колонна не пробралась бы в самое сердце, в святая святых отечественной демократии, в Центризбирком. Но увы, враг проник и туда. "Агент Элла" (вероятно, как-то так председатель ЦИК РФ проходит в платёжной ведомости MI-6) не допустила на выборы оппозиционера Навального, не дав всему миру увидеть, насколько нелепы домыслы о том, что президент Путин якобы боится конкуренции со стороны Навального; она же не делает ничего, чтобы пресечь многочисленные нарушения и наказать за подкуп, розыгрыши призов, принуждения и прочие незаконные попытки повысить явку избирателей; она отбирает направления на участки у независимых наблюдателей и игнорирует очевидные перекосы информационной политики СМИ в пользу одного из кандидатов. Ущерб, который может нанести подлый геополитический враг, внедрив всего одного агент на ключевую должность, практически неисчислим — кейс агента Эллы наглядно показывает это.

Граждане! Патриоты! Россия в опасности! Недружественные силы, ловко расставив своих агентов влияния на ключевые должности в избирательной и правоохранительной системах, смогли превратить наши самые честные в мире выборы в позорный балаган и посмешище для всей планеты. Увы, мы потеряли бдительность и дали им реализовать свой подлый план.

Давайте объединим усилия, чтобы дать отпор пятой колонне и спасти то, что ещё можно спасти! Пойдём вместе ловить жуликов-фальсификаторов, порочащих и позорящих нашу Родину. Записывайтесь в наблюдатели!

Комментарии: 

Выборы через решётку

Административный арест — это наказание скукой и изоляцией. Целыми днями не происходит ничего. Лежишь, читаешь. Это делает тебя очень восприимчивым к любым изменениям информационной среды, к любым моментам, когда всё же чего-то происходит. У тебя достаточно времени для того, чтобы запомнить и задокументировать любое такое событие, запомнить каждую его деталь.

Таким событием в скучной рутинной жизни Спецприёмника №1 ГУ МВД России по г. Москве являются выборы 18 марта. Яркой струёй они пробивают информационный вакуум, в котором обитают жители спецприёмника, разнообразят их вечный день сурка.

"выборы" добрались и до моего спецприёмника!

Выборы вошли в жизнь спецприёмника сначала в виде плакатов. Один появился в дежурке, другой, огромный, в столовке. ЦИК РФ зовёт всех на выборы; под призывом — огромная контурная карта, на ней, конечно, есть Крым, но почему-то нет островов Малой Курильской гряды. В дежурке также есть листовки от ЦИК поменьше и стопка брошюр "Голосование по месту нахождения в вопросах и ответах". Ни разу не видел, чтобы кто-либо ещё из административно-арестованных интересовался вопросами (и ответами), поэтому стопка с каждым днём становится толще — видимо из ближайшего УИКа регулярно приносят ещё материалов.

Административно-арестованные, разумеется, имеют право голосовать (конечно, те из них, примерно 75-80% кто является гражданами России), и рады любым развлечениям, так что 18 марта, думаю, к нам придёт переносная урна. Однако пока что выборы на бумаге в нашем спецприёмнике — это лишь агитация ЦИК РФ за явку, ни одного материала ни одного кандидата сюда пока не попадало.

Совсем иное дело — выборы по радио. Сотрудники спецприёмника работают по схеме "сутки через трое". По той же схеме работают и радиоточки в камерах: три дня с 10 до 22 арестованные слушают "Русское радио", а на четвёртый день — тоже с 10 до 22 — "Милицейскую волну".

В выборах по радио участвуют два кандидата: Владимир Путин и Ксения Собчак. Доходит до анекдотичного: "по свежему опросу ВЦИОМ Ксения Собчак вырвалась на четвёртое место, Владимир Путин сохраняет уверенное лидерство", без уточнения других фамилий. При этом непредвзятый радиослушатель должен быть уверен в том, что эти два кандидата участвуют в совершенно разных выборах: Владимир Путин ведёт серьёзную кампанию — выступит на коллегии тут, пообещает прибавку там; у него есть программа, дешёвая ипотека и крылатые ракеты.

А второй кандидат занимается политическим акционизмом, то она обольёт, то её обольют, то она что-то предложит, то куда-то обратится. И "Русское радио" и "Милицейская волна" рассказывают обо всём этом крайне подробно, с заботливой, отеческой интонацией.

Никаких других кандидатов в информационном пространстве cпецприёмника №1 не существует вообще. Поэтому, когда кандидат Собчак обратилась через "Русское радио" к политикам-либералам с предложением провести праймериз, я не мог не принять это на свой счёт. Пойду напишу заявление на участие в праймериз майору Томозову.

Комментарии: 

Персональные данные и внимание к деталям 

Отчитываюсь об исполнений важного обещания, которое мы дали некоторое время назад: мы уничтожим все персональные данные, которые вы передавали фонду "Пятое время года" в рамках подготовки к сбору подписей поддержку выдвижения Алексей Навального в президенты в ходе верификации.

в ходе верификации мы собирали ваши персональные данные


Напомню, что фонд ПВГ был и остаётся оператором персданных, выполняющим все требования законодательства, и внесённым в соответсвующий реестр РКН, однако наша потребность в ваших паспортных данных отпала, и, чтобы не было даже поводов для беспокойства, мы их практически переехали бульдозером как санкционные продукты.

Кому интересно, вот некоторые технические детали:

31 января файлы с изображением паспортов и других документов были удалены.
Копии на резервном сервере были удалены, инкрементальные бэкапы сброшены.
Место на разделах носителей, где хранились персональные данные, было несколько раз заполнено случайным шумом, поэтому восстановление файлов невозможно даже при физическом доступе к серверу.
Поля базы данных, содержащие персональные данные, были заполнены пустыми значениями.
Реплика (резервная копия) базы данных была синхронизирована с основной базой и тоже содержит пустые значения.
Бинарные логи базы данных были сброшены.

(читайте вышесказанное дополнением к подробному отчёту нашей IT-команды)

наша IT-команда

От себя добавлю ещё два момента:

1. Конечно, мы сохраним ваши контакты и сведения о том, что вы успешно прошли верификацию (если вы её прошли). То есть, мы хотя и не помним больше ваших паспортных данных, но помним, что вы были в одном из штабов, показывали паспорт, мы всё проверили и всё было ок. Это важно — пригодится нам (и вам), например, при организации партийной жизни (если у вас возникнет желание в ней участвовать и принимать участие в голосованиях).

2. Теперь, пожалуй, можно официально сказать: мы справились с одной из сложнейших задач, которые перед нами стояли "на берегу" кампании Навального год с лишним тому назад — задачей обеспечения информационной безопасности в крайне токсичной внешней среде. По сути — с задачей доверия. То, что мы хотели и пытались сделать, никак нельзя было сделать без большого объема данных сторонников, сторонники же прекрасно понимали, что предоставление нам этих данных в полицейском государстве может сопряжено с существенными рисками. Один взлом, одна утечка — и мы бы столкнулись с огромными проблемами в сфере доверия, люди стали бы бояться подписываться на наши рассылки, оставлять нам любые свои данные — а это, в свою очередь, сделало бы невозможной значительную часть нашей работы.

За время кампании мы многократно сталкивались с попытками несанкционированного доступа к нашим базам данных, в ход шли самые разные инструменты от социального инжиниринга до физического воровства техники; общее количество изъятых в наших штабах устройств, от телефонов и до серверов, исчисляется даже не десятками, а сотнями — но база сторонников не попала в руки злоумышленников (и теперь уже, и не попадёт). Это тоже большой и важный результат на будушее.

На всякий случай напомню, что сейчас, в 2018 году, любую государственную базу данных всё ещё можно купить за бесценок, ни один госорган не несёт за это ответственности, а если вы чем-то не нравитесь Владимиру Путину, то данные о ваших поездках, звонках или покупках легко отдадут SERBу, Лайфньюсу или ещё каким-нибудь подонкам.

Для нас важно показывать, что можно эффективно работать в федеральном масштабе качественно иначе; горжусь, что у нас снова это получилось.

Комментарии: 

Мастер-класс как организовать митинг

Как вы знаете, вступившие в законную силу решения судов в России формируют новую реальность. Если у вас нет собаки, но суд постановил, что есть — значит, у вас есть собака, и так вам теперь и жить.

За прошедшие 12 месяцев суд 7 раз признавал меня виновным в организации незаконных митингов; эта реальность, которую нет смысла отрицать — и проще признать её и постараться сделать выводы. О себе, о суде, о митингах.

Вот мой опыт, изложенный так как есть, в строгом соответсвии с чеканными формулировками судов, то есть, безусловно представляющие собой единственно возможную реальность в Российской Федерации.

1. 26 марта — не подчинился законному требованию сотрудника полиции покинуть офис ФБК и тем самым организовал митинг (10 суток , но единственный раз по 19.3, "за неповиновению сотруднику полиции", а не за собственно организацию митинга)

2. 22 июня — вел Youtube-трансляцию митинга 12 июня, и тем самым организовал митинг (5 суток)

3. 3 августа — организовал раздачу листовок у разных станций метро (агитационный субботник), и тем самым организовал митинг (штраф 300 тысяч рублей)

4. 2 октября — написал пост о встрече граждан с Алексеем Навальным в Нижнем Новгороде, тем самым организовал митинг (20 суток, решение отменено Мосгорсудом)

5. 5 октября — ретвитнул пост Навального, находясь в коридоре Мосгорсуда после апелляции по предыдущему аресту, и тем самым организовал митинг (20 суток)

6. 1 декабря — заключил договор с ООО "Элекс" на аренду оборудования для проведения встречи граждан с Алексеем Навальным в Нижнем Новгороде, и тем самым организовал митинг (30 суток)

7. 22 февраля —ретвитнул видео задержания Алексея Навального на Тверской 28 января, и тем самым организовал митинг (30 суток)

Вот так выглядит, собственно, наша реальность.

Безусловно, выборы, результат которых известен до их начала, вполне органично являются частью той же самой реальности, что и митинги, организуемые ретвитом уже после их завершения.

митинги по всей стране
эта власть боится людей на улицах наших городов

Но всё же это всё ещё ваш выбор — принимать такую реальность или нет.

Комментарии: 

Что показал эксперимент 

За неделю до митингов 28 января Алексей Навальный написал письмо: "Волкову, Рубанову, Жданову запрещаю что-либо публично говорить о предстоящих митингах". Начался забавный эксперимент, в исходе которого я ни минуты впрочем не сомневался, но условия которого — для чистоты эксперимента — строго соблюдал:

Говорил: не сомневаюсь, что арестуют, и даже с датой всё было более или менее понятно — сделают так, чтобы "накрыть" 30-ю сутками и день голосования 18 марта, и съезд партии 3 марта; ровно так и вышло.

Интересно было одно: а как они это оформят — с учётом того, что распоряжение Навального я строго выполнил (это было не так просто!), а сам митинг 28 января проводил в Екатеринбурге, согласованный.

Увы, никакого изящного выхода из ситуации сотрудники ЦПЭ по ЮАО во главе с майором Шарухой не нашли — тупо включили в свой рапорт мой ретвит видео с задержанием Навального на Тверской как факт "организации митинга".

организовал митинг на Тверской ретвитнув видео с задержанием на Тверской!

Смешно, что в зале "суда" весь вечер, ни сказав не слова, просидели двое в штатском, мужчина и женщина средних лет, на которых снизу вверх смотрел полковник из ГУВД Москвы, руководивший моим задержанием и составлением материалов в ОВД "Даниловский".

Сотрудники, которые меня увозили в спецприёмник, рассказали, что это были "кураторы из МВД" — руководитель департамента административной практики центрального аппарата МВД и его заместитель.

Пришли, мол, посмотреть, как же на практике применяется эта самая административная практика. Надеюсь получили немало удовольствия!

Так что же показал наш эксперимент? На мой взгляд он показал одно: идея забастовки победила. За три недели до выборов административный кандидат Владимир Путин ведёт борьбу отчего-то не с Максимом Сурайкиным и почему-то не с Борисом Титовым, а исключительно с штабом забастовки избирателей. Не стесняясь никаких рамок законов, условностей и приличий. Наш эксперимент показал это в научном, кристально-чистом виде, словно в чашке Петри.

Спасибо большое всем, кто написал слова поддержки. И особенно большое — Василию Вайсенбергу из ГОЛОСа и профессору Алексею Мосина из УРФУ, которые первыми поняли, что именно мы с вами доказали.

один из лидеров движения наблюдателей в нашей стране

Поддерживайте забастовку и записывайтесь в наблюдатели.

Комментарии: