Хитрая Элла Александровна

Сюрприз-сюрприз: самый честный организатор самых честных выборов в России опять... лукавит.

Я готова встречаться с вашей общественностью, с вашими молодыми замечательными ребятами, которые вас поддерживают, отвечать на любые вопросы, если хотите — встречу вот проведу, честно, откровенно, ну давайте вот будем только честны со всех сторон как говорится — я готова к открытому диалогу, я готова, даже несмотря на все те оскорбления, которые вы себе позволяете, ничего, я переживу.

Это сказала Элла Александровна Памфилова — никто за язык не тянул — на приснопамятном заседании ЦИК РФ 25 декабря 2017 года (с отметки 1.52:20).

Оказалось — и это неправда. Примерно того же свойства, что идеальные подписи Максима Сурайкина.

Нам ведь разговаривать с ЦИК не для удовольствия и не для пиара, нам для работы надо.
Мы готовим наблюдателей — в связи с этим у нас возникают вопросы к ЦИКу (в законе полно всяких неопределенностей относительно того, что можно и что нельзя разным типам наблюдателей); ЦИК ведь вроде как тоже заинтересован в наблюдении. Но на наши вопросы не отвечает.
Мы ведем кампанию забастовки избирателей — и ведем ее сугубо в правовом поле. Хочет этого Элла Памфилова или нет, но те, кто не признает ее «выборы» выборами тоже имеют право агитировать, право отстаивать свою точку зрения — а, следовательно, иногда и у нас возникают вопросы к ЦИКу по вопросам, находящимся в его ведении. Но в ответ — тоже лишь молчание.

10 слов

Вот, например, мы сделали листовку. Это очень простая и очень законная листовка: в ней не упоминаются фамилии кандидатов (наш идиотский закон о выборах запрещает одному кандидату критиковать других; это ограничение, разумеется, не распространяется на граждан, не являющихся кандидатами, но на всякий случай мы сделали такую совершенно «стерильную» листовку, которую никак нельзя признать «незаконной агитацией»). В ней всего 10 слов, не считая элементов оформления.

Мы знаем, что в регионах есть такая «практика»: приходит полиция, типа «поступил звонок, что у вас тут может быть незаконная агитация», и выносит просто все, что в штабе найдут — «на экспертизу». Потом — мы это не раз уже проходили, вот только что такой «обыск» был в Оренбурге — после «экспертизы» листовки, конечно, вернут — допустим, 19 марта... А еще, бывает, за распространение таких листовок наших волонтеров задерживают на улицах — и хотя потом мы выигрываем суды (даже российские суды не могут не признавать очевидного: в таких листовках нет и не может быть незаконной агитации), агитационные мероприятия оказываются сорванными.

Вот мы и сделали простую вещь: написали в ЦИК РФ официальное письмо, приложили к нему эту листовку и попросили оценить ее на предмет соответствия законодательству. Сделали мы это 2 февраля, то есть 12 дней тому назад. По закону, ЦИК рассматривает подобные обращения в пятидневный срок. Мы, признаться, надеялись, что и быстрее рассмотрит. В листовке-то всего 10 слов! Но, оказалось, ЦИКу мало и 5 дней, чтобы прочитать 10 слов. И даже 12 дней мало.

То есть ладно вот Иван Жданов в эфире своей программы "Юрфак" не раз и не два обращался к Элле Александровне с предложением о встрече, которое оставалось безответным, но тут-то мы официальное письмо направили — и все равно тишина.

Понятно, почему: ответить они могут только то, что наша листовка (и вообще вся наша агитационная кампания за бойкот ненастоящих «выборов») совершенно законна, ответ такой в их планы не входит — поэтому молчат. Вопреки публичному обещанию Эллы Памфиловой, цена которому — такая же как подписям Сурайкина и всем «выборам».

Но мало того, что они нам не ответили — Хитрая Элла Александровна не так проста, 12 лет профкомовской карьеры позволяют дать любому фору в мастерстве врать и изворачиваться! — они еще одну штуку придумали. Пока мы думали, что они всем ЦИКом читают 10 слов нашей листовки, они быстренько шарахнули циркуляр в регионы: «тут ходят сомнительные листовки, они могут нарушать избирательные права граждан». И региональные избиркомы немедленно взяли под козырек:

Следите за руками! 2 февраля мы официально отправили в ЦИК РФ на исследование нашу листовку «18 марта. Не выборы, а обман. Не дай себя обмануть. Не ходи», ЦИК должен был ответить в пятидневный срок, к 7 февраля. Не ответил. Но зато уже 9 февраля, например, председатель новосибирского Облизбиркома Ольга Благо уверенно пишет местному полицейскому начальству, что в этой листовке содержатся признаки правонарушения, ни много ни мало, предусмотренного статьей 5.69 КоАП РФ — создание помех участию избирателей в голосовании! (так и вижу себе, как наша листовка прыгает на Ольгу Благо и не дает ей дойти до урны) — и на основании этой писульки полиция грабит наш новосибирский штаб. В других регионах аналогично — просто в Новосибирске грабители были так тупы, что вещдоки на месте оставили.

Вот какая Хитрая Элла Александровна!

А в чем мораль?
1. Наша кампания забастовки абсолютно законна и крайне эффективна, она заставляет жуликов биться в истерике, издеваться над здравым смыслом, обманывать и извиваться, как ужей на сковородке. Это отлично. Присоединяйтесь к нам — и записывайтесь в наблюдатели, за этими жуликами во главе с Памфиловой нужен глаз да глаз.

2. Готов повторить слова Памфиловой: несмотря не просто на оскорбления, а на многочисленные правонарушения и преступления, совершенные ЦИКом и подчиненными ему структурами, а также полицией и другими «силовиками» на основе доносов и стукачества со стороны из ЦИКа — мы все равно готовы встречаться и готовы к диалогу. Так или иначе, мы живем в одной стране, а 18 марта все равно будем наблюдать за «выборами», которые этот ЦИК организует, и другого ЦИКа, увы, у нас нет. И даже несмотря на то, что в силу заведомо незаконных действий ЦИК РФ, центра Э и прочей гнусной обслуги Путина и Кириенко, десятки моих товарищей незаконно отсидели сутки под административным арестом и получили сотни тысяч рублей штрафа — мы все равно хотим воспользоваться вашим, Элла Александровна, предложением, и встречаться.

Элла Александровна!
Считайте это публичным обращением. Вы нам предлагали встречу — мы согласны и хотим встретиться. Надо обсудить и листовки, и наблюдение, и фиксируемые уже сейчас нами нарушения. Назначайте, пожалуйста, дату и время.

Комментарии: 

Финансовый отчет по состоянию на 31 января 2018 года

Наш кандидат незаконно не был допущен до выборов, счета нашего юрлица незаконно заблокированы — но мы есть и мы продолжаем работать. Штаб кампании стал штабом забастовки избирателей, мы по-прежнему принимаем пожертвования граждан — и направляем их на то, что мы считаем (и вы считаете, раз продолжаете нас поддерживать) нужным и правильным в сложившейся ситуации. А раз так, то продолжаем и публично отчитываться.

Я некоторое время думал о том, начинать ли отсчет с нуля в 2018 году, но в итоге решил сохранить преемственность: кампания забастовки, безусловно, является продолжением кампании 2017 года, поэтому отчет будет в прежнем формате; все данные даны в тысячах рублей нарастающим итогом с декабря 2016 года.

Январь, ожидаемо, дал меньше поступлений, чем декабрь — примерно на 30% (28 млн рублей вместо 40 млн), но мы смогли пропорционально сократить и расходы, и уложились в уменьшившуюся смету.

Как можно видеть сравнивая данные с отчетом за декабрь и за ноябрь, мы на 20% смогли сократить фонд оплаты труда, на 10% — арендные платежи. Больше всего — в три раза (!) — мы ужались по статье «текущие расходы штабов», радикально отказавшись для этого от всего, на чем можно сэкономить (от пиццы и чаепитий с волонтерами, до допечатки тиражей листовок на офисных принтерах). Самый серьезный прирост — с 3 до 5 млн рублей — по статье «массовые мероприятия», поскольку в январский отчет попали и многие выплаты подрядчикам по 24 декабря (включая дорогущий шатер в Серебряном бору), и региональные митинги 28 января.

Забастовка избирателей продолжается. В феврале, помимо аренды и зарплат, будем усиленно инвестировать в обучение наблюдателей, а в марте — и в поездки мобильных наблюдательских групп в регионы, где традиционно никто никогда не наблюдал. Записывайтесь в наблюдатели! Продолжайте нас поддерживать.
Спасибо!

Комментарии: 

Ликвидация фонда "Пятое время года": гора родила мышь

Мы же получили, в пятницу (!) только, наконец, решение Мещанского «суда» по иску о ликвидации фонда «Пятое время года». Пять дней оно изготавливалось. И в итоге там буквально написано — «ликвидировать, потому что ликвидировать». Ни одного правового основания для ликвидации не приведено. Вот тут наши юристы дали доскональный разбор «решения» суда, почитайте.

Ликвидировать, потому биткоины!

Мы даже пошли дальше, и, как я и обещал, опубликовали (убрав персональные данные), полностью весь иск Минюста — всю пачку бумаги, являющуюся результатом работы «межведомственной рабочей группы», которая весь 2017 год пыталась у нас накопать какие-то нарушения. Пачку бумаги, из которой жулики будут пытаться слепить уголовное дело в отношении меня. Сами посмотрите, хотя бы по диагонали, там интересно.

В то же время пока что получается, что гора родила мышь — все, что они наработали, позволило им лишь экстренно закрыть счета «Пятого времени года», и тем самым украсть у нас (и у вас) около 2.3 млн рублей. В целом, мы успели за неделю придумать юридическое и финансовое решение возникших проблем, у нас все получается и с выплатой аренды, и выплатой зарплат сотрудников, и с материальным обеспечением наших акций — вы все видели, что и с печатными материалами на митингах в воскресенье все было в порядке.

Так что пусть продолжают свои потуги; а мы будем заниматься своей работой дальше.

Комментарии: 

IT кампании Навального: горжусь и хвастаюсь

Даже если вы ничего не понимаете в ИТ, я очень советую прочитать или по крайней мере просмотреть по диагонали монументальный отчет о том, какие ИТ-инструменты и решения мы использовали и создали для решения задачи сбора 300 тысяч идеальных подписей.

Часть 1. Введение, сайт «Навальный 20!8», подготовка к сбору подписей.
Часть 2. Железо и сети, видеонаблюдение.
Часть 3. Жнец-2018: система для сбора подписей.
Часть 4. Управление проектом.

Подписной лист здорового человека

Это сухой и где-то технический лонгрид содержит, на самом деле, ответ на очень многие вопросы большой важности.

Во-первых, нам тут государственная карательная система пытается предъявлять, что, дескать, мы вели «притворную», фейковую кампанию, и не рассчитывая на регистрацию нашего кандидата на самом деле. Ну, если это утверждение тиражируют боты, то не надо на них тратить время, но если вдруг что-то такое вам говорит живой человек — потыкайте в него нашим ИТ-отчетом, и ему сразу станет стыдно.

Во-вторых, пропаганда постоянно пытается рассказывать, что вот, только Путин умеет что-то делать, а Навальный, дескать, никогда ничем не управлял и т.д. Ну-ну. В целом, после 2017 года, надо сказать, даже боты стесняются такое постить, но если где-то порой еще подобное проскальзывает — тоже смело давайте почитать. (Ну и напомните про ФЦП «Электронная Россия», которая в лучшие путинские годы, в 2002-10 годах, прожевала свыше 50 млрд рублей, не оставив после себя вообще никакого результата, который можно было бы потрогать). Весь 2017 год мы доказывали, что умеем под прессингом создавать сложнейшие и эффективнейшие системы из подручных материалов за минимальные деньги; наша ИТ-система — еще одно (и очень яркое) тому доказательство. Мы умеем управлять; мы умеем собирать команды, которые способны эффективно реализовывать проекты любой сложности. «Есть такая партия», короче говоря.

Это лишь пара примеров о том, почему сбор подписей «на коленке» не дает шанса пройти жесткий фильтр

В-третьих, опять же, наверное еще кто-то не до конца понимает, почему «выборы» 18 марта это обман, и предлагаемые «альтернативные» кандидаты — не кандидаты вовсе, а согласованные администрацией президента для отвода глаз и создания видимости конкуренции спарринг-партнеры. Почему это так — тоже ответ содержится в нашем ИТ-отчете. Потому что, насколько можно судить, никто из этих кандидатов не рассчитывает, что его подписи будут проверяться хоть сколько-то критически. Действительно пройти проверку подписей с запасом 5% можно только приложив экстраординарные усилия — наш отчет это доказывает (и не суть важно, идет речь о сборе 100 или 300 тысяч подписей). Кандидаты, которые таких усилий не прикладывают (например, кандидат Путин) должны заведомо знать, что их подписи не будут проверять придирчиво (как, например, и у кандидата Путина). Но «договорняк» — это не выборы.

Рабочее место оператора верификации: справа — самодельный сканер паспортов

Но даже безотносительно всех этих важных вопросов — почитайте, просто получите удовольствие.

Горжусь быть частью нашей команды, участвовать в постановке этих задач и каждый день взаимодействовать с потрясающе крутыми и идейными людьми.

Комментарии: 

Моя машина времени и мое уголовное дело

События развиваются стремительно, и видео, которое я записал днем, сразу после того, как суд постановил ликвидировать наш фонд «Пятое время года», уже немного потеряло в актуальности. Сейчас другое веселье: охреневший Альфа-Банк на основании некоего письма Минюста нам решил счета заблокировать — хотя до ликвидации фонда еще как до Луны: мы только завтра получим на руки решение суда, и потом у нас есть 30 дней на подачу апелляции. (Замечу сразу, что счета, на которые мы принимаем пожертвования на забастовку (пока) работают).

Но вы все равно посмотрите. Там все серьезно на самом деле, хотя порой больше похоже на смех сквозь слезы: слежка, доносы, банковские выписки и доказанное в суде наличие у меня машины времени. И из всего этого, скорее всего, вырастет новое уголовное дело.

Серьезно, межведомственная группа из девяти госорганов год копала и собрала папочку из 450 страниц чистого трэша, суть в которых в том, чтобы «доказать» — вся наша кампания была притворной, фейковой; мы с вами весь 2017 год на самом деле не боролись за допуск Алексея Навального к президентским выборам. Собственно, это продолжение их генеральной линии — доказывать, что нас не существует.

Но мы-то существуем.

И вы знаете, что делать.

P.S.: По просьбам читателей подробно расписал ситуацию с Альфой к этому моменту.

Комментарии: 

Ксения Собчак, Владимир Путин и их тактика переключения внимания

Все вдоволь уже обсудили вчерашнюю историю с Ксенией Собчак, настало время возвращаться к работе. Но история-то вышла поучительная и показательная, в ней много всего сплелось. Я хочу этот клубок немного распутать, расставить пару важных точек над i, чтобы больше уже не возвращаться.

Ни у меня, ни у нашего штаба забастовки, ни у Алексея Навального, нет ни малейшего желания втягиваться в эту придуманную администрацией президента игру: дебаты Навального и Собчак. Эти «выборы» — перевыборы президента Путина; он наш главный противник, а об остальных участниках этого шоу мы, конечно, говорим, но только мимоходом, и только тогда, когда их действия становятся максимально постыдными. Увы, вся история Ксении Собчак из этой категории.

Александр Климов читает новости, Алексей Соломин улыбается, у операторы из команды Собчак все в порядке

Начать, конечно, надо с извинений.
Во-первых, хочу извиниться сам — перед ведущим новостей Александром Климовым — и преклонить голову перед его профессионализмом. Как он смог в этом гвалте и аду прочитать новости (ни разу не сбившись) — вообще не понимаю. А сам задним умом понимаю, что мне надо было по-другому поступить; не пытаться шепотом все-таки объяснить Ксении Собчак, что она делает ужасную вещь и должна покинуть студию, а просто самому встать и выйти — тогда, вероятно, за мной вышли бы и Ксения, и два ее оператора, и оба ворвавшихся с ней в эфирную студию охранника; наверное, я бы опоздал в свой собственный эфир, но не мешал бы новостям. Не сообразил, каюсь. До последнего не представлял себе, что такое вообще возможно — когда человек, называющий себя журналистом, будет срывать эфир своих коллег.

Во-вторых, хочу сказать, что очень многие журналисты Эха лично написали мне и извинились за весь этот инцидент, за действия Алексея Соломина; после недавних трагических событий для "Эха" и его коллектива тема безопасности вообще очень чувствительна; и было видно, что все очень переживают и чувствуют общую ответственность за ситуацию, в которой эфир под угрозой срыва, в студии посторонние и т.д. Я очень за это благодарен; на "Эхо" ходил и буду ходить, потому что там работают очень крутые журналисты, способные к эмпатии и сопереживанию (а это для журналиста же вообще главное).

Наконец, надо извиниться и перед слушателями/зрителями: из-за всего этого бардака общее внимание переключилось с собственно эфиров моего и Ксении на скандальную перепалку. Это и стало главной причиной, почему я решил написать этот длинный пост, рискуя навлечь на себя обвинения в том, что я «опять раздуваю». Пусть — но речь ниже пойдет о действительно важных вещах.

ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ ВНИМАНИЯ. Вот самая важная штука.
Взять малозначимую деталь, выдернуть ее из контекста, объявить самой важной, устроить вокруг нее большой скандал — так работает вся российская пропаганда, так работает администрация президента, так, говорят, учат действовать студентов учебных заведений ВЧК/ОГПУ/НКВД/КГБ/ФСБ. Мы увидели демонстрацию этого приема в его первозданной чистоте на примере Бали-гейта.

Фактура такова: миллиардер Александр Росляков ежегодно в январе устраивает на Бали большую вечеринку по случаю своего дня рождения, и этот год не стал исключением; на тропический остров съехалась тьма тусовочного народу (Сергей Шнуров и Анна Семенович, Андрей Григорьев-Аполлонов и Ксения Собчак). Телеграм-канал "Протестная Москва" обратил внимание на многочисленные фотографии с Ксенией с этой вечеринки и выразил, так скажем, некое недоумение в связи с этим: мол, сбор подписей в разгаре, и вечеринка на Бали не очень с этим вяжется. Ксения стала все отрицать (странная стратегия для 2018 года) — "Протестная Москва" завелась и вытащила больше фотографий и несколько видео. На одном из отрывков видео Ксения что-то говорит в микрофон, и ребята сделали предположение, что она там ведет корпоратив.

В ответ Ксения выложила в инстаграм свежую фотографию из Домодедово — типа доказательство, что она уже в Москве. Примерно одновременно с несколькими свежими фото и стримами с Бали. И вот тут меня уже взорвало и я написал свой единственный твит о Собчак и Бали — вот этот:

Как нетрудно видеть, слова «корпоратив» в нем нет. И он не про корпоратив вовсе, а про гораздо более важную вещь — про ложь. Если на фотографиях (и на прямых стримах) ты в момент времени X на Бали, а потом ты на фотографии в момент времени X + 2 часа в Домодедово... то что-то тут не так. В 1818 году это могло сойти политику с рук; в 2018 году, когда вокруг телефоны и камеры, когда мир совершенно прозрачен — нет. Мой твит не о том, делала ли Ксения Собчак на Бали что-то допустимое или нет, а о ее лжи про местонахождение как части общей лжи: лжи о том, что она якобы ведет кампанию, что у нас якобы есть «выборы», что ее участие в этих «выборах» —не понарошку.

Что происходит дальше вы уже (увы) хорошо знаете. В эфире у Альбац Ксения говорит о том, что «господин Волков опубликовал материалы, рассказывающие о том, что якобы что-то вела на острове Бали» (это неправда), потом врывается ко мне в эфир, требует извинений, а когда я отвечаю ей, что ничего подобного не говорил — переключается и начинает требовать извинений теперь за некую фотографию, на которой, якобы, не она.

Всё: переключение внимания состоялось. Все обсуждают не фейковые президентские выборы, а Ксения или нет на той фотографии. И должен ли я за это извиниться. (За что? Ксения не отрицает ни того, что она была на Бали, ни того, что она там на множестве фотографий).

Но постойте! Разговор-то был не об этом.

Не могу себе представить такого в европейской политике: чтобы в одном посте, в трех абзацах: "на двое суток слетала" и "везде — максимум сутки", так просто НЕЛЬЗЯ

Главная проблема российской политики — ложь, короткая память, отсутствие института репутации. Российский политик легко говорит сегодня одно, а через месяц другое; европейскому политику такое стоит карьеры, российскому — легко сходит с рук. Но малая беда, когда врет Путин или там Песков — они всегда врут, это их работа. Но когда врет кандидат, которые претендует на то, чтобы представлять европейские ценности и демократический фланг — это становится большой бедой. Потому что для общего восприятия это означает: «эти ничем не лучше».

24 октября в интервью Юрию Дудю Ксения Собчак пообещала, что в период избирательной кампании не будет вести корпоративы и продавать рекламу в инстаграме; никто ее за язык не тянул. В период избирательной кампании, однако, Ксения Собчак продает очень много рекламы в инстаграме и ведет корпоративы; это медицинский факт, и он очень прискорбен. В эфире на "Эхе" вчера Евгения Альбац поставила этот вопрос — Ксения Анатольевна соврала, что не вела ни одного корпоратива после назначения выборов и выдвижения (пруф, что соврала: раз, два). А потом еще и отвечала что-то совершенно невероятное про пожертвования на свою кампанию (выдвижение состоялось, избирательный счет открыт — все пожертвования теперь могут поступать только туда, никаких "анонимных миллионеров" не может существовать в принципе). И про 2600 подписей в Тыве, собранные «родственником Кашина» (здесь всем, кто хотя бы раз собирал подписи, стало очень смешно и стыдно одновременно). Все бы только это и обсуждали после интервью Альбац... но тут случилось переключение внимания.

Понимаете, в чем дело. Тут такая фрактальная структура, большое повторяется в малом, малое в большом. Этот эпизод так характерен, потому что вся кампания Ксении Собчак — это и есть одна большая операция переключения внимания. С главного — с уничтоженной политической конкуренции, административного произвола и заранее фальсифицированных, предрешенных «выборов» — на второстепенные мелочи.

И вот мы начинаем обсуждать: а может быть, это все же выборы? может быть, все же на них сходить?

Извините, но нет.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2015063968781756&id=100008345174557

Большая ложь производит много маленькой лжи; маленькая ложь порождает большую ложь. Именно это я пытался втиснуть в свой единственный твит про Собчак на Бали: если ты согласился подыгрывать администрации президента и изображать «выборы», тебе придется шаг за шагом врать во всем, в крупном и в мелочах, начиная от того, как собираются подписи, и заканчивая тем, сколько дней ты провел на Бали. Ты называешь себя кандидатом «против всех», а становишься кандидатом против здравого смысла. Ты посвящаешь всю свою «оппозиционную» кампанию не Путину — а кандидату, которого даже до выборов не допустили. Ты обманываешь очень многих, рассказывая про «выборы» и приглашая на «выборы», поднимая явку для той процедуры, которая выборами не является. Это порочный круг, из него невозможно выбраться.

Хотя еще можно: можно взять и присоединиться к забастовке избирателей. И не надо будет врать.

Комментарии: 

Финансовый отчет по состоянию на конец 2017 года

Все каникулы мы готовили нашу новую кампанию — кампанию по снижению явки на мартовских невыборах — и на этой неделе ее запустим и будем много рассказывать о том, как, зачем и почему там все будет происходить, но сначала надо, конечно, закрыть долги.

2017 год позади, в течение всего этого года мы много раз просили вас прислать деньги на кампанию за допуск Алексея Навального к президентским выборам; эта кампания завершена, за полученные (и израсходованные) деньги мы должны отчитаться, как мы отчитывались каждый месяц по ходу кампании.

И хотя главной цели кампании мы не достигли (это, конечно, надо четко сказать: пусть решение ЦИК и судов абсурдно и незаконно, но факт остается фактом — увы, у нас нет своего кандидата на выборах, и, стало быть, нет и выборов), мы многое сделали, многого добились, и, безусловно, существенно изменили вообще российский политический ландшафт. Этого всего не было бы без ваших пожертвований — и сторублевых, и десятитысячерублевых.

Спасибо вам большое и низкий поклон каждому из более чем 140 тысяч граждан, поддержавших кампанию Алексея Навального в 2017 году своими честно заработанными и отнюдь нелишними деньгами. Только такой может и должна быть политика; собственно, в политике прекрасной России будущего не будет места политикам, которые не могут объяснить происхождение денег, на которые они ведут свои кампании и не могут отчитаться перед своими жертвователями.

Вот весь 2017 год в одной картинке:

Митинги, аресты, видео, 200 тысяч волонтеров и более 700 тысяч подписей — месяц за месяцем

А вот полный расклад по поступлениям средств на счета кампании:

В декабре добавилась новая графа — доходы от стримов! Конечно, мы будем продолжать.

(Отмечу в скобках: те, кто читал план кампании, написанный год назад, не дадут соврать — мы планировали собрать 250-300 млн рублей; прогноз получился удивительно точным!).

Если сравните с отчетом по состоянию на 30 ноября, увидите, что прибыль магазина мерча, перечисленная на счета кампании, составила 1.5 млн рублей — то есть магазин стал уже очень действенным фандрайзинговым инструментом; так что хочу отдельное спасибо сказать всем тем, кто там что-нибудь покупал; магазин продолжает, конечно, работать!

И вот все расходы за год кампании в одной таблице:

В целом, структура расходов кампании существенно не изменилась; на первом месте, как и весь год, зарплаты (суммарно в штабах штатно работает сейчас 305 человек) и аренда

Сравнивая с ноябрем видим, что в декабре особенно «отличилась» такая статья расходов, как «массовые мероприятия» (почти 3.5 млн рублей) — ясное дело, там было 6 городов в рамках завершения осеннего турне и собрание инициативной группы в Серебряном бору в Москве и еще в 19 городах России 24 декабря. Все остальные статьи расходов — в традиционных рамках.

Всего, как можно видеть, поступления за год превысили расходы примерно на 10 млн рублей, но (увы) это не значит, что они сейчас у нас свободные лежат — просто они не вошли в отчет, который подбит по состоянию на 31 декабря; это — зарплаты за декабрь, которые мы выплачиваем в эти дни.

Кампания 2017 года — завершена.
Начинается кампания 2018 года; созданная нами политическая структура, не имеющая себе равных в России, сделает все для того, чтобы нанести Путину и его режиму максимальный политический ущерб. Сейчас способ сделать это — забастовка избирателей, наблюдение на мартовских «выборах» и кампания по снижению явки, именно этого Кремль боится больше всего. Именно это мы и будем делать.

Если вы считаете правильным то, что мы делали и делаем.
Если вы поддерживали нашу кампанию в 2017 году.
Если вы считаете, что мы тратили ваши пожертвования достаточно эффективно.
Если вы не согласны опустить руки и не согласны с тем, что они за вас решают, за кого вам можно или нельзя голосовать — продолжайте нас поддерживать.
А мы продолжим работать; постараемся работать еще лучше.

Комментарии: 

300 и 65

Все подводят, и я подведу.

Это был невероятный, фантастический год, самый интересный, сложный и крутой из всех.

300 дней этого года я работал в команде самых сильных, способных и мотивированных людей над самыми сложными и интересными задачами, чувствовал тепло и любовь близких, поддержку и неравнодушное внимание к тому, что я делаю, и что для меня важно от огромного количество знакомых и незнакомых мне сограждан — это ли не формула счастья!

65 дней этого года я делал все то же самое на удалёнке, чувствовал еще больше поддержки, тепла, любви и внимания, а также читал интересные книжки и получал гарантированное трехразовое питание от государства.

Побывал примерно в 50 городах нашей страны (со счета сбился еще летом), из них примерно в 20 — впервые. Как менеджер чувствую себя выросшим сразу на несколько уровней — то, что в IT-бизнесе в свое время заняло около 5 лет (2003-2007) теперь, в неизмеримо более трудных условиях и токсичной среде, удалось сделать за полгода. Нанял примерно 400 человек (уволил примерно 100 — что поделать, это не самая приятная, но тоже важнейшая часть работы), написал около 150 удачных важных текстов — и ровно 7567 просто имейлов, попробовал себя в качестве ведущего стримов (и провел около 60 часовых стримов про политику и про IT, и два настоящих телемарафона).

Познакомился с тысячами отличных людей. Чувствовал, что занят чем-то важным и нужным.

Это все тянуло бы на отличные итоги года само по себе, и этот список я бы мог еще немало продолжить, но самый главный итог года решить поныть, что ему пора менять подгузник.

Комментарии: 

Придумайте что-нибудь получше 

На митинги к Навальному ходят одни школьники, говорили они. Да и те не ходят, вот же фоточки с дрона, тут 200 человек, говорили они. А если кто и ходит, так это только в Москве, говорили они. А те, что всё же приходят — так это исключительно ради селфи с обезьянкой, говорили они. Штабы регионах-то вообще не работают, только фото в инстаграм, говорили они.

мороз не помешал тысячам граждан выдвинуть Навального кандидатом в президенты России

24 декабря в 20 городах России штабы Навального провели собрания избирателей по выдвижению кандидатуры Алексея Навального в качестве кандидата в президенты России — в полном соответствии с установленной законом «о выборах Президента РФ» процедурой.

Что это значит? Что в каждом из городов, в присутствии представителей ЦИК РФ, под протокол, с поименной регистрацией, собрались 500 совершеннолетних, обладающих активным правом российских избирателей, на морозе, в ходе длинной и скучной процедуры, выполнили все необходимые формальности.

все формальности и требования закона соблюдались, что и было зафиксировано представителями ЦИКа на собраниях по всей стране.

Всего в этих беспримерных собраниях приняло участие около 15000 избирателей. И если я о чём-то жалею, так это о том, что мы решили, отчасти вынужденно, сэкономить, и ограничились 20 городами — могли бы легко сделать и 30, и 40, а при некотором напряжении сил, пожалуй, и в каждом городе, где есть штаб.

И тем не менее, то, что у нас вчера получилось (и чем я безмерно горжусь и за что от всего сердца благодарю всю команду — и федеральный штаб, и региональные, и всех участников собраний) — не имеет прецедента в российской истории.

Никогда ещё выдвижение кандидата в президенты не было таким народным.

Так что им надо бы придумать уже что-то получше.

Ну, например: "Путин Навального вовсе не боится, ему плевать, рейтинг Навального 1%, и выборы это покажут". Придумайте вот это, и можете три месяца крутить эту пластинку.

Ну а 19 марта снова посчитаемся.

Комментарии: 

Пара слов об экономических реформах

У меня в эти дни много разнообразного чтения (напишу потом традиционный отчёт), и среди прочего — специальный выпуск журнала Spiegel, самого авторитетного немецкого общественно-политического журнала — посвященный Владимиру Путину.

Этот номер — по сути просто сборник из более чем 30 статей, посвященных Путину, выходивших на страницах Der Spiegel с 1999 по 2017 год, плюс некоторые современные комментарии и многочисленные фотографии.

Владимир Путин и руководитель его предвыборного штаба Дмитрий Медведев.

Так вот, я залип на статье «Der Zar, der die Deutschen liebt» («Царь, который любит немцев»), из номера 19 за 2000 год, это весна, сразу после первой победы Путина на президентских выборах. В фокусе внимания (после обязательного рассказа о том, что новый президент в России служил в ГДР и свободно говорит по-немецки) — экономическая политика Путина. Её— объясняют журналисты — определяет Герман Греф («когда он хочет при всех переговорить с Путиным так, чтобы никто не понял, они говорят по-немецки»), 35-летний руководитель Центра Стратегических Разработок.

Вот все пункты этой программы, как их со слов Грефа пересказывает Spiegel (в моём обратном переводе с немецкого):

— государство должно резко снизить своё присутствие в экономике
— государство не должно вмешиваться в экономику, но только быть гарантом соблюдения правовых норм
— резко должны быть снижены государственные субвенции в экономику, но и количество и объём собираемых налогов (особенно налогов с оборота и зарплаты) следует снизить
— поддержка малого и среднего бизнеса
— передача земли и недр в частную собственность
— резкое сокращение чиновничьего аппарата
— резкое повышение пенсий
— существенное повышение зарплат сотрудников полиции и налоговых органов при снижении их численности для повышения эффективности их работы и борьбы с коррупцией
— возвращение убежавших из-за рубежа капиталов
— свобода прессы
— резкое урезание полномочий спецслужб, общественный контроль над их работой
— резкое ограничение возможностей олигархов, исключение монополизации олигархами тех или иных отраслей экономики
— привлечение иностранных инвесторов, государственная защита этих инвестиций

Этот перечень программных пунктов заканчивается забавным абзацем: мол, нет сомнений, что именно программа Грефа станет базисом экономической повестки Путина, но вряд ли сам Греф будет назначен премьер-министром — куда вероятнее, что правительство возглавит «куда менее ориентированный на проведение реформ» Михаил Касьянов.

По-моему, всё это довольно забавно и поучительно почитать в 2017 году.

Пара риторических вопросов, конечно напрашивается:

• Можно ли голосовать за политика, который за 18 лет не сделал ничего из того, что обещал (но по очень многим пунктам сделал в точности противоположное)?

• Что сейчас обо всём этом думает Герман Греф?

• Как экономист Мовчан, Морчан и Овчана оценили бы приведённую выше программу?

....ну и так далее. Хотя, конечно, вопросы это чисто риторические, что уж там.

Комментарии: