Саратов — Псков — Самара

Изучив очередную порцию ответов из администраций, мы могли бы легко впасть в уныние. Все традиционно: глухие, откровенно незаконные запреты в городах-миллионниках, креативные отказы-запреты в городах поменьше, и редкой-редкой россыпью среди них — издевательские переносы в формате «в 10 утра на заброшенном аэродроме в 20 километрах от города», ровно в таких количествах, чтобы кремлевские пропагандисты могли писать: «Навальному согласовали 10 митингов, пусть не жалуется».

Но для нас это повод не к унынию — а к тому, чтобы закатать рукава и ударно поработать.

Поработал штаб в Самаре — и выиграл суд у администрации. Причем администрацию города не просто обязали устранить нарушение, а прямо обратили решение к незамедлительному исполнению. То есть вот если бы администрация отправила бы нас на окраину (но формально выполнив закон и «предложив альтернативную площадку») — мы бы, наверное, провели бы на окраине. А так, гордо взяв в руки решение суда, проведем на отличной площади в центре.

Поработали юристы федерального штаба — и нашли, что в ряде городов все еще действует старый порядок проведения мероприятий в гайд-парках, не требующий уведомлений вообще (тут надо вспомнить вот что: федеральный закон о гайд-парках — площадках, на которых можно собираться безо всяких уведомлений — был принят в 2012 году и стал одной из ярких мер «либерализации» законодательства после массовых уличных протестов зимой 2011-12 годов, наряду с возвратом к выборам губернаторов и т.д.; однако этот закон скоро был выхолощен, поскольку конкретный порядок проведения мероприятий в гайд-парках должен был быть прописан на региональному уровне, и региональные законодатели почти везде и для гайд-парков ввели процедуру, аналогичную уведомлениям и согласованиям обычных митингов — почти, но не везде). Среди таких городов оказался логистически удобный для нас Саратов.

Так что вполне ударный маршрут выстроился: Саратов (встреча в гайд-парке) — Псков — Самара. (Пока не был выигран суд в Самаре, планировали в воскресенье, 3 декабря, проводить встречу в Кургане, но потом решили переиграть — очень важно, все-таки, наказать местных чинуш. Они-то думают, что могут нам отказать по беспределу, и тем сорвать встречу — даже если мы суд выигрываем, время уже уходит и мы приехать не можем. Мы решили ответить асимметричным шагом и воспользоваться решением суда для проведения встречи в Самаре. А в Курган обязательно приедем позже!).

Бегу в эфир программы «Штаб» на нашем канале, сейчас обо всем этом подробно буду рассказывать, и на ваши вопросы отвечу.

Комментарии: 

Новый предвыборный ход кандидата Путина: внеплановая проверка

Владимир Путин продолжает активно вести свою предвыборную кампанию. Все как положено: уголовное дело уже попытался возбудить, теперь вот внеплановую проверку к нам прислал. Ну не встречи же с избирателями, в самом деле, ему проводить! Каждый ведет кампанию как может, а может Путин только силовиков присылать.

Волонтеров-то у него нет. И программы нет. И сторонников, которые могли бы в снег и дождь без принуждения приходить на встречи на неудобные площадки на окраинах городов — тоже нет. Зато есть СК и МВД, Генпрокуратура и ФСБ, Нацгвардия и вот еще теперь и Минюст.

Вот, прислали бумагу

Фонд «Пятое время года» — это (как я уже много раз рассказывал) операционное юрлицо нашей кампании. В фонде «ПВГ» (как мы его внутри для краткости называем) трудоустроены все оплачиваемые сотрудники штабов, на ПВГ заключены договора аренды помещений штабов; ПВГ берет на прокат аудиоколонки и сцены, ПВГ оплачивает печать листовок и газет по договорам с типографиями. Собственно, все деньги, которые перечисляют нам жертвователи на карту Сбербанка, через PayPal или биткоинами — не суть важно — в итоге аккумулируются в фонде ПВГ, и дальше тратятся на нужды кампании уже оттуда.

Теперь вот ПВГ ждет «внеплановая документарная проверка». В письме, которое нам прислали из Минюста, даже сразу заботливо известили о том, когда на меня наложат штраф — это при том, что мы еще только требование получили и ничего плохого не сделали!

Вроде письмо из Минюста — но под конец сбивается на язык полицейского протокола

Ну а сама проверка заключается в том, что мы должны все бросить и отвезти в Минюст просто-таки пару «Газелей» разнообразных документов. Список затребованных документов на одну страницу не влез:

Фонд ПВГ проводит еженедельно несколько сотен агитационных мероприятий, а за год — несколько десятков тысяч; как, интересно, должны выглядеть «сведения» о них?
Ну и конечно обязательно надо вытрясти всю финансовую документацию

Смысл всего этого простой: как минимум, вытрясти всю документацию, тем самым парализовав работу юристов и бухгалтерии на месяц, и хорошенько в ней покопаться — как максимум, найти «нарушения», которые позволят вынести решение о закрытии фонда ПВГ, что сделает невозможным само ведение кампании. Нормальный такой ход.

Нам скрывать нечего, мы публикуем регулярные отчеты о деятельности кампании, наша деятельность совершенно прозрачная, и для Минюста все документы тоже соберем — хотя это и потребует весьма значительных усилий. Просто констатируем факт — еще один государственный орган подключился к тому, чтобы максимально затруднить нашу работу именно в тот момент, когда она должна быть максимально интенсивной — в декабре, в том месяце, когда состоится выдвижение кандидатов в президенты и начнется, собственно, сбор подписей.

И спасибо Минюсту за важное напоминание: вот таким немудреным способом в России можно разрушить не только работу любой некоммерческой организации, но и любой бизнес — берешь, натравливаешь «внеплановую проверку», которая просто внаглую требует от тебя под угрозой штрафов все бросить и предоставить вагон документов (99% из которых — бессмысленные, и их никто и читать даже не будет), и дело сделано. В прекрасной России будущего никаких «внеплановых проверок» не будет. Да и «плановых» будет в десятки раз меньше.

Комментарии: 

Спонсоры газет

Михаил Ипполитов, Санкт-Петербург.
Эдуард Чупров, Нижний Новгород.
Рустем Ибрагимов, Уфа.

Снимаю шляпу и аплодирую вам, спасибо большое. Вы огромное дело делаете.

История такая: мы сейчас печатаем тираж второй газеты. Если первая — которую наши штабы активно распространяли летом — была такая общая, типа «знакомство с кандидатом», там был просто рассказ о том, кто такой Алексей Навальный и почему он ведет кампанию за то, чтобы стать зарегистрированным кандидатом, то вторая газета — больше «в глубину», а не «в ширину», там основное место уделено программе, экономике, образу прекрасной России будущего. Важная газета.

Газета получилась мощная и красочная, а основное место в ней отдано программе

Но печатаем и отправляем в штабы мы ее медленнее и в меньших объемах, чем хотелось бы. Потому что у кампании много разных статей расходов: надо и зарплаты платить, и аренду офисов, плюс очень много ресурсов сейчас уходит на подготовку к сбору подписей (оборудование для верификации, рекрутинг нотариусов и сборщиков), плюс — в сравнении с весной и осенью — огромной дополнительной статьей расходов является «осеннее турне»; каждая региональная встреча, включая оповещение (в интернете и в офлайне), сцену и оборудование, перелеты и так далее, обходится в 500-600 тысяч рублей, а встреч мы делаем 3-4 в неделю. Я обо всем этом подробно вчера рассказывал в программе «Штаб».

Короче говоря, каждый рубль приходится аккуратно распределять по статьям расходов с учетом срочности и приоритетов, чтобы нигде не «просесть», не попасть в кассовый разрыв — и поэтому мы газеты отодвигали и отодвигали. Хотя давно их анонсировали.

И вот у Михаила, Эдуарда и Рустема лопнуло терпение. Они пришли в штабы — в Питере, Нижнем и Уфе, соответственно — и обратились к координатором с гневными речами. «Хотим», — говорят — «чтобы в нашем штабе газета появилась поскорее. И готовы помочь рублем». Весомым рублем.

Ну а почему бы и нет? Газеты невыгодно печатать очень маленькими тиражами. Грубо говоря, если ты хочешь напечатать 100 газет, она будет стоить, может быть, 20 рублей за экземпляр. А если 1000 — 5 рублей. Это очень дорого. Но вот начиная с тиража примерно 20-30 тысяч экземпляров цена устанавливается на уровне около 1.5 рублей за экземпляр и дальше при росте тиража падает уже незначительно (при миллионных тиражах мы выходим где-то на 1.2 рубля за экземпляр). Так что мы так и сказали Михаилу, Эдуарду и Рустему: даете не менее 50 тысяч рублей — и мы отдельно в приоритетном порядке допечатаем тираж именно для вашего штаба. И они согласились. И мы напечатали.

Отдельное спасибо каждому из них троих, что не побоялись назвать свои имена и разрешили упомянуть их в этом посте — чтобы вы знали, что это настоящие люди и настоящая история. Вот такие у нас есть прекрасные предприниматели в регионах, согласившиеся стать «спонсорами газет».

Вы тоже можете ими стать: если вы хотите адресно помочь именно своему штабу именно в своем регионе получить побольше агитационных материалов для распространения, если вы готовы потратить 50 тысяч рублей и более на то, чтобы стать таким «спонсором газеты» для своего штаба — приходите (на карте есть все адреса штабов), поговорите с координатором, координатор расскажет, как это сделать.

Комментарии: 

Вот теперь точно все в порядке! 

Давайте начистоту: я, конечно, всю дорогу бодрился, делал вид, что все идет отлично и по плану — но на душе кошки скреблись. Ведь раньше было железное правило: успешная избирательная кампания — это уголовное дело, иначе никак.

Выборы мэра Москвы 2013 года — «дело о Яндекс-кошельках» (нет ни одного потерпевшего, по делу не ведется никаких следственных действий, в чем оно состоит тоже никто не понимает — но Ашурков эмигрировал, Янкаускас год просидел под домашним арестом, Ляскин до сих пор под подпиской о невыезде, четыре года уже!);
Кампания 2015 года в Новосибирске — мое «микрофонное дело», полтора года под подпиской о невыезде, 28 полетов в Новосибирск и обратно, в итоге штраф в 30 тысяч рублей (а кампания того же 2015 года в Костроме — дело Андрея Пивоварова);
И даже крохотная кампания 2016 года на муниципальных выборах в Барвихе — уголовное дело в отношении Ивана Жданова.

Ну потому что когда тебя зовут Владимир Владимирович Путин, под тобой вся вертикаль власти, все siloviki — и тут тебя начинает кто-то беспокоить, то это самый простой способ ответить: дело возбудить. Не стоит ничего, а можно столько всего: арестовать, обыск провести, технику изъять, сюжет на Рен-ТВ выпустить, в СИЗО посадить... Все тридцать три удовольствия — ты только, деда Вова, дай приказ, и мальчики по вызову из службы "02" всё сделают в лучшем виде.

Вот и было тревожно: как так? недорабатываем? ведем кампанию 11 месяцев, и все еще не смогли доставить Путину дискомфорт, все еще у него ничего не чешется и не свербит?

К счастью, сегодня все встало на свои места. Все в порядке, друзья. Мы на верном пути. У Путина зачесалось.

Владимир Путин и Сергей Кириенко хотят посадить меня по 159 статье — вот как надо читать этот твит

Чтобы вы понимали: сигнала яснее не бывает. «Юрист» Илья Ремесло — это такой провокатор, который занимается только и исключительно борьбой с нами, осваивая на этом огромные бюджеты. Илья Ремесло — не просто стукач, а стукач официальный, он член так называемой «Общественной палаты», то есть органа, формируемого администрацией президента для изображения гражданского общества; прямой подчиненный Сергея Кириенко. Он так уверенно пишет, что «будет и уголовный материал» — не дожидаясь результатов проверки — потому что знает: будет. Потому что заявление Ильи Ремесло — это бумажка, которой будет дан наивысший приоритет. Так что скоро будете снова смотреть веселые репортажи с обысков.

(Естественно, на нашей кампании это никак не скажется. Все уже давно готовы и умеют работать и работать эффективно вне зависимости от того, кто из руководителей и сколько из руководителей кампании под арестом).

Сама история провокации проста как пять копеек. Некий человек по имени Костенко делает пожертвование в размере 50100 рублей — как и более 130 тысяч жертвователей, поддержавших нашу кампанию кто рублем, а кто и миллионом. А потом пишет исковое заявление в суд: мол, я в Навальном разочаровался, верните мне мои деньги! Юридически, конечно, это полный абсурд — с правовой точки зрения пожертвования, которые мы собираем на сайте кампании, являются передачей денег по договору дарения, не облагаются подоходным налогом и не подлежат возврату — как и любые подарки.

И можно было бы подумать, что господин Костенко — просто юридически не очень грамотный человек... но нет: в суд приходит как его представитель хорошо нам знакомый Илья Ремесло, а сама подача бессмысленного иска сопровождается массированной информационной поддержкой государственных СМИ. И, наконец, сегодня — не дожидаясь решения суда по гражданскому иску Костенко — Ремесло анонсирует уже и уголовное дело.

Ради чего, конечно, все и затевалось.

P.S.: Заявителю Костенко мы вернем его 50 тысяч. Не потому что он прав (нет, не прав), и не потому что мы ему должны (нет, не должны) — а потому что нам эти грязные деньги АПшных провокаторов не нужны. На эти деньги дорогу в прекрасную Россию будущего не построишь. Мы оставим их в прошлом, вместе с Путиным, Кириенко и их гнусным подручным Ильей Ремесло.

А вот на ваши честно заработанные рубли — и не важно, 20 или 20000 — построишь. Наша кампания за допуск Алексея Навального к президентским выборам продолжается. Помогайте нам. Пойдемте в прекрасную Россию будущего вместе.

P.P.S.: Алексей Волков, координатор штаба в Волгограде, справедливо поправляет меня: он-то под следствием из-за «зеленки в фотошопе» уже несколько месяцев! Так что дело от стукача Ремесло — первое для федерального штаба за эту кампанию. Ну а уж административные аресты мы и сосчитать не можем, счет суммарно идет на тысячи суток.

P.P.P.S.: Правильно отмечают в комментариях, что сумма в 50100 рублей неслучайна: имущественные иски до 50000 рублей рассматривает мировой суд. То есть это еще одно яркое доказательство того, что мы исходно имеем дело с провокацией. Они даже и не пытались это как-то скрывать.

Комментарии: 

Волгоград — Ижевск — Смоленск

Главное, что вообще происходит в российской политике сейчас — это поездки Алексея Навального по регионам. Вроде ничего особенного: просто политик делает работу политика, выступают с речами перед сторонниками и отвечает на вопросы сомневающихся, делая это максимально открыто. Но этого не было уже более 20 лет.

И поэтому наши встречи проходят очень мощно — под дождем и под снегом, на труднодоступных площадках на окраинах городов, несмотря на задержания сотрудников штабов и разные смешные «альтернативные» мероприятия; не суть важно — в каждом городе тысячи граждан приходят на встречу. 18 лет пропаганды на тему «политика — грязное дело, не надо ей интересоваться» (то есть: «не мешайте воровать») не сработали, не сбили людей с толку. Они понимают: их будущее и будущее страны зависит от того, будут ли выборы конкурентными, будет ли вообще возможность выбирать. И приходят на встречи Алексея Навального, единственного политика в России, который говорит обо всем этом.

Кемерово: встреча в сквере на окраине города в котором, как принято считать, какая-либо политическая активность вообще невозможна

Так что для нас очень важно продолжать, и мы будем продолжать, хотя порой это бывает непросто. Вот мы и продолжаем.

10 ноября, Волгоград, 17 часов — площадь Металлургов. Встреча VK, FB.
11 ноября, ?????
12 ноября, Смоленск, 16 часов — набережная Днепра. Встреча VK, FB.

УРА, НАШЛИ, СПАСИБО: 11 ноября — ИЖЕВСК, 14 часов — у дома Дружбы народов (ул. Ключевой поселок, 73), вот встреча VK, FB — нашлась частная площадка, на которой мы сможем провести встречу.

Дальнейший текст утратил актуальность, но оставлю все равно как есть:

Про 11 ноября — это не ошибка. У нас пока нет вариантов. Те частные площадки, которые нам предлагали сторонники в разных городах, либо недоступны в этот день, либо находятся в городах, в которые с логистической точки зрения невозможно попасть после выступления в пятницу вечером в Волгограде. А из всех заявок на проведение мероприятий в формате митингов-встреч на муниципальной территории мы получили на 11 ноября ровно 81 издевательский незаконный отказ в согласовании и два не менее издевательских «согласования» — в 10 утра в Челябинске в сквере Колющенко или в 10 утра в Санкт-Петербурге в Удельном парке.

Так что мы продолжаем искать нормальную частную площадку на 11 ноября — в любом крупном городе России, куда Алексей Навальный еще не приезжал в рамках своего «осеннего турне». Терять день не хочется. А тратить деньги, которые вы нам присылаете, на организацию встречи в 10 утра в субботу — тоже. Я уверен, что нам с вами под силу такую площадку найти. Место ее расположения не имеет большого значения — ходил бы общественный транспорт.

У нас сейчас очень круто отлажена работа оповещения — большое спасибо волонтерам московского штаба, которые приходят в федеральный колл-центр кампании. Так, когда в Кемерово областной суд отменил решение районного суда и запретил нам проводить встречу на изначально согласованной площади в центре города, мы за полтора дня успели обзвонить всю нашу кемеровскую базу и проинформировать горожан о переносе места проведения встречи — и люди пришли. Так что давайте считать, что у нас есть время до завтрашнего обеда, чтобы найти место для встречи на 11 ноября — тогда мы успеем всех оповестить. Пишите мне: [email protected], чтобы пригласить Навального в свой город!

Ну и как всегда в среду в 18.00 по московскому времени отвечу на все вопросы в программе «Штаб» на канале НавальныйLIVE, до связи!

Комментарии: 

Финансы кампании: отчет по состоянию на 31 октября

Штаб кампании в поддержку регистрации Алексея Навального в качестве кандидата на президентских выборах продолжает публиковать ежемесячные финансовые отчеты о поступлении и расходовании пожертвований наших сторонников.

Традиционно, все суммы публикуются в тысячах рублей накопленным итогом с самого начала кампании, с декабря 2016 года.

За октябрь мы потратили чуть менее 30 миллионов рублей; помимо традиционных статей расходов, таких, как зарплаты, мы направили большие ресурсы на организацию встреч Алексея Навального в регионах

Чтобы эти цифры были более наглядными, сравните их с отчетом по итогам сентября. Вы увидите: фонд оплаты труда неизменно составляет около 10 млн рублей в месяц (в штате кампании работает почти 300 человек), на втором месте среди статей затрат — тоже, традиционно, аренда. А вот дальше — может быть, это не так заметно, но очень важно — идут наши региональные встречи: их подготовка, проведение, оповещение, аренда оборудования и так далее. Расходы на них распределяются по статьям «интернет-продвижение» (это оповещение в соцсетях), «транспорт и логистика» (как билеты и гостиница, так и отправка грузов и материалов в города, где проходят встречи), «массовые мероприятия» (собственно аренда сцен, звука, света и прочего оборудования).

И по статье «Покупка оргтехники» видим очень существенный прирост (1.7 млн рублей за октябрь) — это, прежде всего, наши самодельные аппаратные комплексы для верификации подписей, сейчас они работают уже в 42 штабах, и мы очень хотим до конца ноября запустить верификацию во всех штабах без исключения.

В структуре поступлений в целом больших изменений нет

В структуре доходов кампании, в целом, нет значительных изменений. Как вы видите, по-прежнему никакого «запаса» мы не создаем, все пожертвования сразу идут в дело (небольшое превышение доходов над расходами связано с тем, что не успели в октябре налоги заплатить, делаем это сейчас). Впервые в истории российской политики мы собрали частными пожертвованиями более 200 миллионов рублей — это вдвое больше, чем предыдущий рекорд, 103 миллиона рублей на мэрскую кампанию Алексея Навального летом 2013 года.

И маленькая радость: поступления от магазина мерча превысили изначальные затраты на его создание и запуск, то есть магазин стал тем, чем и должен был быть — фандрайзинговым инструментом. Это отлично! (Надеюсь, вы понимаете: 2.3 млн рублей это не выручка, а чистая прибыль магазина — вся она сразу же жертвуется на нужды кампании).

Поддержите нашу кампанию любой суммой денег, печатайте и распространяйте наши агитационные материалы, приходите в любой 80 штабов кампании, чтобы помочь собрать подписи. Все это — бесценные инвестиции в будущее нашей страны.

Ну и на десерт: 11 месяцев беспрецедентной для России политической кампании в одной картинке:

Комментарии: 

Иркутск, Кемерово

Продолжаем.
4 ноября, 17.00, Иркутск. Мебельный центр «Москва». VK, FB.
5 ноября, 18.00, Кемерово. Сквер искусств (Рукавашникова, 15). VK, FB.

Обе эти встречи очень важны. Площадка в Иркутске — это первый успех нашего нового плана по поиску частных площадок для проведения встреч (сегодня и Алексей об этом записал видео, посмотрите!). А Кемерово — это история о том, как штаб, находящийся под адским давлением, смог выиграть суд у местной администрации и через суд добиться согласования встречи! Так что приходите, обязательно — чтобы все наши усилия, героизм и кемеровского и иркутского штабов, иркутского арендодателя — не были напрасны.

К сожалению, не все пока получается так четко; договоренность о встрече в Красноярске 3 ноября сорвалась, и наши попытки найти в городе альтернативную площадку пока не увенчались успехом. Причина обычная: запугали одного из собственников. (Ниже — пост второго собственника площадки, на которой у нас отлично прошло открытие штаба Навального в Красноярске в начале мая).

Ничего, бывает. Понятно, что такие казусы будут получаться и в будущем, поэтому
— мы не отказываемся и от всей уже построенной нами системы подачи уведомлений,
— просим вас присылать нам новые варианты площадок, самых разных (теперь уже свободных на 10, 11 или 12 ноября, ну и на более поздние даты тоже),
идем в суд для защиты нашего права проводить мирные и законные встречи.
Работаем, короче.

Ну а пока что — до встречи в ближайшие выходные в Иркутске и в Кемерово!

На каждой из встреч будет организована пресс-зона; вопросы аккредитации и взаимодействия кампании Навального со СМИ как и всегда решаются по электронной почте [email protected].

Как всегда по средам, о предстоящих встречах и обо всех остальных новостях кампании сегодня расскажу в программе «Штаб» на канале НавальныйLIVE после 18.00 по московскому времени.

Комментарии: 

Пригласи Навального

Очередная порция ответов из администраций российских городов по согласованиям встреч «осеннего турне» убивает, казалось бы, всякую надежду: даже в городах с населением меньше 500 тысяч человек ни о каких согласованиях речи больше не идет.

То есть все каким образом развивалось: мы начали 4 сентября подавать уведомления, и поначалу все было ок; но после первой же успешной поездки (Мурманск-Екатеринбург-Омск 15-17 сентября) прошла команда «отказывать под любым предлогом». На наши уведомления, поданные 18 сентября, мы уже получили отказы во всех крупных городах, а единственное согласование — в Нижнем Новгороде — было городской администрацией незаконно отозвано, что привело к задержанию и 20-суточному аресту Алексея Навального и к моему аресту (при этом 7 ноября у меня в Нижнем еще один суд, поскольку первоначальное постановление было отменено).

Стало ясно: новая стратегия АП заключается в том, чтобы пускать нас только в небольшие города. Но прошедшие многотысячные и успешные встречи в Астрахани, Иваново, Курске, Тамбове показали — и этим нас не остановить. Навальный отнюдь не стесняется любых городов и любых встреч, а люди приходят и в снег, и в дождь, несмотря на любые бесплатные концерты и отмены маршрутов общественного транспорта, не боясь запугивания и лжи.

Поэтому они решили просто всё запретить. Совсем всё:

Единичные вкрапления оранжевого в эту красную табличку не должны обольщать: это ответы формата «проводите встречу в 10 утра далеко за городом».

Общая статистика по подачам на 3-6 ноября (там дополнительный выходной, и в планах было четырехдневное турне) вот такая:

Общие итоги подачи уведомлений о проведении встреч на 3-6 ноября в 42 городах

(Единственное согласование — это Сыктывкар, в первой половине дня 4 ноября; три «переноса на плохую площадку» — это Улан-Удэ, так они нам уже успели вслед прислать бумагу о том, что площадка, которую они сами нам и предложили — занята фестивалем «Братские узы»). Для наглядности еще раз сравните с первой волной уведомлений — разница поразительная.

Для полноты картины дам общую статистику за все время проекта, начиная с 4 сентября:
1267 уведомлений подано, из них
731 незаконный отказ в согласовании тупо по беспределу (без предоставления альтернативной площадки),
191 попытка придать незаконному отказу законный вид (перенос на другую дату — что не допускается законом, — перенос на 7 утра, перенос далеко за город и т.п.),
181 отсутствие ответа в установленные законом сроки (как, например, в Питере на 7 октября), что по закону трактуется как согласование, а на практике местные власти позже присылают отказ и запрещают проведение встречи,
103 предложения провести встречу на плохой площадке (пустыри, заброшенные стадионы, за городом, без транспортной доступности и т.п.),
57 предложения провести встречу на приемлемой площадке (не в центре и не там, где заявлялись, но не ужас-ужас-ужас),
4 согласования.

Это, наверное, масштабнейший тест на умение российской власти соблюдать собственные, репрессивные и идиотские законы — тест, который она блистательно провалила на всех уровнях, от местных администраций до Кремля, от районных судов до региональных управлений МВД. За малейшим исключением никто из них не оказался в состоянии выполнять простейшие нормы закона. Многие-многие сотни совершенно охреневших отказов, очевидно противоречащих тому, что в законе написано черным по белому (и, кстати, все это в итоге станет решениями ЕСПЧ и крупными компенсациями) — лишь для того, чтобы не дать кандидату в президенты России Алексею Навальному отвечать на вопросы жителей российских городов.

* * *

А теперь о хорошем. Встреча Алексея Навального с жителями Тамбова прошла безо всех этих дурацких «согласований», безо всех этих крючкотворств из 54-ФЗ, которые мы все эти месяцы тщательно выполняли, и об которые власть — столь же тщательно — вытирала ноги.

Парковка около ТЦ? Почему нет. Главное, чтобы люди приходили и общались с кандидатом!

Благодаря одному человеку — собственнику ТЦ «Башня» Александру Зайцеву. Он нас просто пустил на свою землю — на прилегающую к ТЦ территорию, на парковку. И всё. Митинг? Какой митинг? Встреча Алексея Навального с гражданами. На частной территории. Никаких согласований не требует. Давили на Александра? Да. Но он всех давильщиков просто послал. И встреча прошла отлично.

Вот это и будет наша новая стратегия, наш асимметричный ход — в ответ на их беспредел.

Вы собственник?
У вас есть
— лофт, галерея, павильон, ангар?
— стадион, корт, парковка, пустырь?
— клуб, офис, коворкинг, концертный зал?
— цех, завод, рынок, торговый центр?

Вы хотите, чтобы Алексей Навальный выступил в вашем городе?
Вы готовы нам сдать свою площадку для организации встречи безвозмездно или недорого или по рыночной цене?
В городе с населением 200-500 тысяч человек нам подойдет любая площадка (уличная или крытая) площадью от 1000 квадратных метров.
В городе с населением 500-1000 тысяч человек — площадью от 2000 квадратных метров.
В городе-миллионнике — от 3000 квадратных метров.
В Москве и Санкт-Петербурге — от 10000 квадратных метров.

Напишите мне: [email protected].

Конечно, место расположения и транспортная доступность играют роль, но если вы сомневаетесь, подойдет площадка или нет — напишите все равно. Там разберемся.

Хорошая новость: у нас уже есть площадка на 4 ноября, в Иркутске.
Соответственно сейчас в первую очередь ищем площадки на 3, 5, 6 ноября. Но если у вас все занято в эти дни, вы можете пригласить Навального и на более поздние даты.

В первую очередь интересуют: Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Краснодар, Ростов-на-Дону, Воронеж, Красноярск, Самара, Уфа, Казань, Челябинск, Пермь, Саратов, Волгоград, Калининград — но письмам из любых других городов, где встречи с Алексеем Навальным еще не было и где есть наш штаб, мы тоже будем очень рады.

Если у вас нет такой площадки, но есть знакомые собственники — поговорите с ними, и тоже пишите (но только получив предварительное согласие, конечно).

Комментарии: 

Лимит в полмиллиона

Изучаю таблицу с ответами мэрий 39 российских городов на 195 заявок-уведомлений о проведении встреч Навального со сторонниками, любопытствующими и сомневающимися (я уже очень подробно рассказывал, как у нас построен этот процесс подачи уведомлений и согласования маршрута) – в этот раз на 27-29 октября.

Изучаю – и смеюсь. Потому что всё ну очень наглядно и наивно. В огромном Красноярске «нет ни одной свободной площадки» – а в небольшом Сыктывкаре – есть. В Ростове-на-Дону считают встречу с Навальным «антиконституционной» – а в Курске уже не считают, там, очевидно, разные Конституции. В Ижевске уверены: встреча с Навального с гражданами неизбежно повлечёт за собой «массовые беспорядки и акты вандализма», а вот власти Якутска этих опасений не разделяют.

Вроде как праздник местного самоуправления и отрадный плюрализм мнений в среде администраций российских городов...пока не становится очевидным принцип. Города с населением больше 500 тысяч человек – 100% отказов по беспределу, ни одного даже хотя бы переноса в Тьмутаракань – нет, просто отказы (и даже немотивированные переносы) незаконны заведомо – вот и практика показывает, что мы в большинстве городов выиграем суды (когда-нибудь потом), но факт остаётся фактом: под кучей издевательских предлогов нам блокируют возможность провести встречу Алексея Навального с гражданами во всех крупных городах России.

И кардинально иная ситуация в городах с населением меньше 0,5 млн человек – незаконных отказов мало, в основном переносы, некоторые из них даже на приемлемые площадки (хотя по больше части всё равно издевательские).

Тонко придумано? С точки зрения эффективности кампании, разницы между встречей в городе с населением 1 млн и 250 тысяч – в четыре раза ровно. Затраты (билеты, гостиницы, сцена, звук, оповещение) – ровно такие же или незначительно меньше, а людей придёт вчетверо меньше просто потому что город небольшой. И нашистам можно будет делать перед началом встречи «опять-никто-не-пришёл»-фотки с коптеров. А если мы поедем в Самару или Красноярск (памятуя о том, что незаконный отказ равен согласованию – по закону), нас там опять завинтят, и при этом пропаганда изойдётся: «у них же было согласовано в Якутске и Сыктывкаре, зачем они тащат школьников под дубинки в Перми!».

(Так работает пропаганда. Лживые ублюдки прекрасно знают, что их отказы незаконны. Прекрасно знают, что незаконны и действия полиции, и что ответственность за любые провокации всегда лежит именно на власти – но им не мешает это упиваться гнусной ложью через все свои бесконечные медиа и проплаченных блогеров).

Зачем это всё рассказываю? Чтобы вы были в курсе того, что происходит, и не удивлялись тому, как выглядят маршруты наших поездок.

Что вы можете сделать, если вы живёте в крупном городе, в котором нам раз за разом незаконно отказывают в проведении встречи? Компенсировать это своей работой.

Приходить в штаб на верификацию и за агитационными материалами. Подключаться к агитации, брать значки и автонаклейки. Вместе со штабом придумывать и проводить акции, направленные на то, чтобы потребовать от местных властей не чинить незаконных препятствий приезду Навального.

Да, вот такая у нас кампания – когда нам простейших, совершенно простых и законных вещей типа встреч кандидата с избирателями или распространения агитационных газет приходится добиваться потом и кровью, тяжелой работой с переменным успехом – а нашим оппонентам сходят с рук любые беззакония и провокации.

Но никто ведь и не обещал, что будет легко.
Главное – не опускать руки и работать дальше.

Комментарии: 

Давление и истерика

Давайте я вам расскажу, как всё было!

– Элла Александровна, ну что я вам могу сказать, будьте готовы к тому, чтобы его регистрировать.
– Сергей Владиленович, но ведь я уже сто раз публично сказала, что никогда и ни за что, по вашему же указанию!
– Гибче надо быть, гибче. Мы опросы проводим, видим, ситуация меняется. Люди хотят настоящих выборов. Мы, конечно, и дальше будем говорить, что никакого Навального не допустим, но вы-то не читайте, что мы для лохов сливаем, а будьте готовы действовать по ситуации.
– Ну как я буду выглядеть-то! Вы же, вы же сами от меня требовали, чтобы я и весной и летом повнушительнее щёчки надувала и рассказывала, как я на страже закона стою и уголовников к бюллетеню не подпускаю. Обо мне подумайте, о моей репутации! А если решите это делать, то делайте не через меня, а через чудиков или как-нибудь ещё.

***

Вот после таких диалогов и рождаются истеричные тирады, подобные той, что имела место позавчера. Где и «нет, никогда не зарегистрирую», и «только если суд решит» и «положу заявление на стол». Элла Александровна и кричит, и сбивается на откровенную истерику («смотрела смерти в глаза»), и тут же, через запятую, как бы рассказывает варианты выхода (в суд, идите в суд, вот тогда с меня и взятки гладки), и торгуется.

Не с нами торгуется, заметьте.

Фраза «никакое давление, ни уличное, ни административное, не свернёт меня с этого пути, или я положу заявление на стол» – она ведь не к нам с вами обращена. А к кому-то, кто на неё оказывает административное давление, и кому она угрожает «заявлением на стол» если это давление станет ещё сильнее и «свернёт» Эллу Александровну с пути. То есть к своему непосредственному начальству, которым и является Сергей Владиленович Кириенко.

Что ж, зафиксируем этот факт. Радует.

Зафиксируем и другой: слово «давление» встречается в тираде Памфиловой (по крайней мере в доступной мне цитате по Интерфаксу) чуть ли не чаще всех других слов – четырежды. Радует меня и это: значит то, что мы делаем – имеет эффект и достигнет своей цели. Значит, мы создаём давление, и очень существенное. Элла Памфилова почему-то окрашивает это слово негативными эмоциями, но разве это правильно? На то и граждане, чтобы чиновники – такие как глава ЦИК или босс из АП, оплачиваемые нашими налогами – постоянно чувствовали себя под прессом. Чиновник, на которого никто не оказывает давления – врёт и ворует. А вот под давлением это делать уже труднее.

Так что давайте нажмём ещё сильнее: выдавим из Эллы Александровны по капле ложь и лицемерие. Глядишь, там, в итоге, в отжиме, и человек проявится. А не нравится под давлением? Так никто не заставляет. Как она сама и говорит, выход есть всегда: заявление на стол. Не живи за наш счёт – и сразу никакого давления.

А ещё, конечно, у меня стойкое дежавю. Всего-то полтора года назад же ровно это уже было. Ну только не «горе-юристы», а «некомпетентные мальчишки».

Барвиха. Помните? Несколько сотрудников ФБК пошли на муниципальные выборы в Барвихе, самом богатом сельском поселении России. Идея о том, что Жданов и Албуров получат мандаты, дающие право контролировать прозрачность распределения земель на Рублёвке, была для губернатора Воробьёва хуже кости в горле. И местные власти занялись любимым делом – начали напропалую фальсифицировать. Нагнали сотни гастарбайтеров на досрочное голосование, и закружилась карусель. А Элла Александровна, верная наследница Чурова, на всё это закрыла глаза.

Вот тогда – когда мы все эти фальсификации задокументировали, показали, и доказали, что ЦИК их покрывает – Памфилова и сказала знаменитую фразу про юристов ФБК: «некомпетентные мальчики». На нас тогда ещё, помню, все шикали: «что же вы на Эллу Александровну наезжаете, она ещё только-только пост приняла, ещё возможно не разобралась, а так-то она святая женщина». И вообще, надо бы вам перед ней извиниться.

А ещё дня через два или три, точно уже не помню, ЦИК единогласно нарушения признал, выборы в Барвихе отменил, и даже Мособлизбиркомского начальника выгнал. Признав нашу полную правоту. Только вот за «некомпетентных мальчиков» Элла Александровна извиниться забыла.

Ну и ладно. Мы не гордые. Можете, Элла Александровна, и за «горе-юристов» не извиняться. Только, как это было и с Барвихой, сделайте то, что и по Конституции, и по закону, вы обязаны сделать – зарегистрируйте кандидата Алексея Навального. Вы, может, газет не читаете, так я вам скажу: его приговоры и по делу Кировлеса, и по делу Ив Роше признаны незаконными, ему есть 35 лет, он гражданин России и он соберёт 300 тысяч подписей в свою поддержку. Вот ровно как во всех ваших любимых законах и написано.

***

Впрочем, ладно, грешно смеяться над убогими. Неслучайно же вечером того же дня, что Памфилова произнесла свою речь-отповедь, она изящно была перечёркнута «сливом анонимного источника в АП» о том, что, мол, в АП 4 месяца думали-думали, и решили Навального на выборы не пускать. Указали Памфиловой на её место в пищевой цепочке. так сказать. (Кстати, «заявление на стол» можно бы и сразу положить – куда уж красноречивее указано, что вовсе не её дело решать, кого регистрировать).

Ну а что касается «сливов из анонимных источников» – читайте пост Навального, там всё написано и объяснено.

И если позавчера ещё не вполне стало понятно, почему этот очередной слив появился именно в то время, то вчера всё стало на свои места.

Ну а нам, к счастью, не до сливов.

Работаем, давим.

Вы уже написали своим знакомым и троюродным братья в Астрахань, рассказали им о встрече в воскресенье?

Комментарии: