Некоторые цифры невыборов

Про объем фальсификаций. Метод Сергея Шпилькина, как известно, заключается в выявлении групп участков, на которых явка избирателей аномальным образом коррелилрует с количеством голосов за административного кандидата. Оценивая приписки на таких участках, Шпилькин приходит к выводу, что в фальсифицированных протоколах Путину приписаны около 10 млн голосов.

Наш метод — применявшийся, в отличие от хорошо зарекомендовавшего себя метода Шпилькина, впервые — заключается в прямом подсчёте явки на десятках тысяч УИКов буквально «по головам». Наш подсчёт показал, что на участки физически, ногами, пришло 55% российских избирателей. Добавляя к ним данные ЦИК по «надомному голосованию» (мы не можем их никак верифицировать; по данным ЦИК на дому проголосовало 4,6% избирателей, это аномально много, но, увы, никакой другой цифры у нас нет), получается расхождение между реальной явкой и официальной памфиловской (67,5%) в 8 процентных пунктов, то есть 9 миллионов голосов избирателей.

Реальная явка (+0,4% голосования за рубежом) и явка памфиловская

В науке это называется доказательством. Когда неизвестная величина двумя независимыми группами исследователей оценивается абсолютно разными методами, которые никак между собой не коррелируют, и при этом получается одинаковый результат — это и есть самый надёжный способ установить значение этой величины.

Доказано, что прямая приписка голосов за Путина — около 10 млн. Интересно, что на формальный результат это никак не влияло (было бы у Путина не 56 млн голосов из 73 млн, а 46 млн из 63 млн — было бы не 76,7%, а 73%, ничтожная разница, около 2 процентных пунктов прибавил бы Грудинин, 1 пункт — Жириновский и оставшиеся 0,7 пункта — остальные потешные кандидаты вместе взятые) — и это в сто первый раз доказывает, что именно формальный результат организаторов невыборов нисколько не волновал. Но без этих 10 млн голосов явка была бы не 67,5%, а 59%; у Путина было бы не 51%, а 42% от всех голосов избирателей — и всё, не было бы никаких впечатляющих и символических (51%) рекордов. Поэтому, конечно, воры и жулики не смогли удержаться от воровства и жульничанья и вкинули эти 10 млн голосов за Путина.

Но это только самые прямые и наглые фальсификации — протоколы, заполненные цифрами, соответствующими избирателям, которые просто не пришли на участки. Есть ещё 3 млн человек, «потерянных» ЦИКом в сравнении с 2012 годом для повышения явки. Есть ещё невероятная по наглости и дерзости афера с отрывными талонами для голосования «по месту нахождения». Напомню, что по официальным данным ЦИК из 6 млн выданных талонов 5,5 млн были использованы в том же регионе, где они были выданы, — то есть подавляющее большинство из них открыто применялись не для облегчения волеизъявления сознательных граждан, а для организации контролируемого голосования подневольных сотрудников на специально выделенных УИКах, удобных начальству.

***

Про результаты наблюдения. Впервые на российских выборах было такое масштабное независимое наблюдение, дотянувшееся и до регионов, куда прежде нога наблюдателя не ступала. Результаты наблюдения следует признать крайне успешными, поскольку:

1. В сотнях случаев само появление наблюдателя на участке оказывало магический эффект на комиссию и приводило к локальной электоральной аномалии — снижению явки на десятки процентных пунктов относительно близлежащих, статистических неотличимых УИКов.

2. Экспериментально подтверждён факт, который ранее неоднократно устанавливался электоральными математиками теоретически: Россия делится на «Россию-1» (совершенно «белую» зону, где грубых фальсификаций нет) и «Россию-2» совершенно «чёрную» зону, где протоколы полностью переписываются на десятки процентных пунктов), при полном отсутствии промежуточных, переходных форм жизни. Уж если фальсифицируют — так по полной. По Шпилькину, почти половина из добавленных Путину 10 млн голосов пришлись всего на 7 регионов (Кабардино-Балкария, Чечня, Дагестан, Татарстан, Башкортостан, Краснодарский край и Кемеровская область), и наши полевые результаты находятся в полном соответсвии с этими теоретическими данными.

3. Нашла полное практическое подтверждение известная теоретическая гипотеза о том, что в регионах, в которых электоральная культура полностью утрачена и протоколы десятилетиями переписываются, реальная явка меньше среднероссийской — просто потому, что избиратели знают о тотальной фальсификации и не видят смысла ходить на «выборы». Реальная явка по данным наблюдения — 50% в Саратовской области, 29% (!) в Кабардино-Балкарии, 39% в Дагестане, 44% в Чечне — помещает все эти «славящиеся» фальсификациями регионы в самый низ рейтинга по явке.

Кстати, наш десант в Чечне принёс очень хорошую новость: на тех УИКах, где были наши наблюдатели, голосование было совершенно среднероссийским, 70% за Путина, 20% за Грудинина, 10% за остальных кандидатов. То есть после дерамзанизации все шансы у Чечни есть стать обычным российским регионом, платить туда дань в 60 млрд рублей в год нет никакой нужды.

Часть наших героических наблюдателей, которые зафиксировали в Чечне реальную явку

***

Вот такие вот вот цифры. Элла Памфилова их не прочитает, а вы прочитайте и передайте дальше.

Новые посты