Новые посты

Индекс Свободы Интернета: декабрь 2016 на минорной ноте

На сайте Общества Свободы Интернета сооснователь ОЗИ Сергей Бойко подводит итоги декабря 2016 в рамках проекта «Индекс Свободы Интернета». Восемь экспертов ОЗИ на каникулах оценили влияние 33 событий декабря на свободу интернета в России — и пришли к неутешительным выводам; индекс свободы интернета опустился еще на 34 пункта (как и в ноябре) и составляет теперь 711 пунктов.

Снова -34 пункта в декабре, год заканчивается плохо для российского интернета

В связи с запуском президентской кампании Алексея Навального, у меня, конечно, сейчас меньше времени на задачи ОЗИ, и накопились всякие долги. Но ОЗИ слишком нужная штука, чтобы ее забросить, поэтому будем перегруппировываться. Сергей будет больше задач тянуть, плюс наймем кого-нибудь на небольшую зарплату для текущих задач. Но я об этом еще отдельно напишу.

Вообще, вот список долгов по публикациям ОЗИ, которые на мне сейчас есть; пишу публично, поскольку это есть лучший способ ничего не забыть и не пропустить:

— Индекс Свободы Интернета, итоги 2016 года: мы накопили много интересных данных и аналитики, и помимо помесячных отчетов важно оценить итоги года в целом, дать общую картинку происходящего в сфере регулирования интернета в России и постараться, на основании ее, дать прогноз на будущее;
— «Народный провайдер», и что с ним происходит: мы проект не забыли, занимаемся им постоянно; двигается все не очень быстро, но двигается и есть определенные результаты, расскажем;
Произвольные блокировки в ФБ, и как с ними бороться: летом еще начали заниматься, достигли определенных успехов, расскажем.

А также мы проведем второй хакатон по интернет-измерениям; первый в конце августа вышел слегка комом, тем более хочется провести второй более удачно. Ориентировочно он состоится 11-12 февраля.

Всем спасибо и оставайтесь на связи!

Комментарии: 

Электронная «Болотка»

В первой рассылке для тех, кто записался в волонтеры президентской кампании Навального, штаб попросил волонтеров принять участие в публичном обсуждении шести базовых тезисов программы кандидата — поделиться в соцсетях, написать, что нравится, что не нравится.

Очень многие сделали это (спасибо!), но много было и таких писем:

И таких:

И хотя даже в России-2016 трудно себе представить, каким образом репост тезиса «Пора выбирать: больницы и дороги, а не дворцы чиновников» может стать поводом для уголовного дела, тем не менее людей, которые пишут такое, я очень хорошо понимаю и не осуждаю.

Потому что люди боятся. Потому что люди испуганы. Затерроризированы. (Любой словарь напоминает: террор — от лат. terror — страх, ужас). Потому что число уголовных дел, возбужденных «за перепосты» уже исчисляется сотнями. Возбуждает эти дела — государство, оно и выступает террористом.

«Дела за перепосты» — это акт государственного терроризма. Их единственная цель — запугивание граждан, никакой другой цели они не преследуют. Инструмент запугивания — заведомая хаотичность, ведь «дела о перепостах» стучатся в дверь к самым обычным людям без какой-либо системы; домохозяйка тут и студент там вдруг получают условный и реальный срок — в то время, как сотни и тысячи людей репостнувших или лайкнувших ровно тот же самый контент и дальше спят спокойно.

Именно так действуют террористы, взрывающие метро и самолеты: нестрашное становится страшным из-за хаотичности и непредсказуемости. Риск погибнуть от теракта в тысячи раз меньше риска погибнуть в ДТП; но страшно, потому что теракт вдруг выдергивает из жизни заведомо случайных людей, которые заведомо ничего не могут с этим сделать.

Ровно та же тактика и у террористов, которые возбуждают дела за перепосты: даже 300 уголовных дел (примерно столько их было за последний год; а приговоры к реальным срокам пока что остаются единичными случаями) на фоне 80 миллионов пользователей интернета в России означают, что на самом деле постить и репостить все что угодно в интернете гораздо безопаснее, чем ходить по скользким и неосвещенным улицам российских городов. Но хаотичность и предсказуемость делают свое дело: люди начинают бояться. Один испугался, другой — и вот, скорость распространения информации из экспоненциальной становится линейной; интернет становится вязкой и мутной информационной средой, перестает быть свободным. Этого террористы и добиваются.

И, надо признать, тактика не нова и тактика работает. Впервые они опробовали ее на «Болотном деле» — когда, опять же, выдернули и осудили 30 совершенно случайных людей. Каждой твари по паре — левого и правого, студента и домохозяйку, активиста и прохожего; именно для того, чтобы каждый мог на себя это легко примерить и для себя осознать: это может случиться и со мной, на их месте мог бы быть я. И испугаться; и отказаться от участия в больших митингах, например.

Вот все эти «дела за перепосты» — это, на самом деле, одно такое большое электронное «Болотное дело», хочется, чтобы все это понимали.

Комментарии: 

Бульдожьей хваткой против «пакета Яровой»

Маленькая хорошая новость, но все равно хочу поделиться.

Вы помните: ровно 4 месяца тому назад мы с вами в рекордные сроки собрали 100 тысяч подписей на РОИ против «пакета Яровой», а ровно 2 месяца тому назад, когда шутовской «министр» Абызов, вопреки собственным регламентам, отказался рассматривать эту петицию — подали на него в суд.

Так вот, у этой истории есть продолжение: суд сначала отказался принимать иск (!), но потом наши юристы его додавили (ушло еще два месяца), и в середине января иск будет рассмотрен.

С одной стороны — маленькая победа. С другой стороны — наглядная иллюстрация того, как сложно приходится тем, кто пытается добиваться справедливости. Принять кривой, тупой и антиконституционный закон — секундное дело. А чтобы его отменить — иди подписи собирай, иди тупых министров пинай, иди по судам походи, чтобы просто заставить их выполнять собственные законы, порядки и регламенты. Для этого нужно немалое терпение и крепкая хватка.

Хорошая новость в том, что это все у нас есть.

Комментарии: 

«Повышение устойчивости российского сегмента интернета» для чайников

Минкомсвязи под руководством кандидата экономических наук Н.А.Никифорова завершило работу над законопроектом о «национальной критической инфраструктуре интернета».

Это очередной вредный и порочный законопроект, очередной шаг на пути к «китайскому» сценарию развития интернета — под прикрытием благозвучных целей, разумеется. Речь в нем идет о том, что все основные элементы инфраструктуры интернета (которые сейчас самоуправляются международными некоммерческими организациями, сформированными, в первую очередь, самими интернет-провайдерами), признаются «критическими» с точки зрения неких «национальных интересов», и управление ими передается правительству РФ и уполномоченным правительством субъектам. При этом «особенности регулирования элементов критической инфраструктуры устанавливаются Минкомсвязи по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности» — то есть с ФСБ России.

Случайная картинка по запросу «как работает интернет» (с сайта компании Cisco)

Чем же плохо «создание национальной инфраструктуры Интернета»?
Посмотрите на любую картинку о том, как устроен и работает интернет. Вы увидите на ней «автономные системы», соединенные между собой по протоколу BGP. А знаете, чего вы на ней не увидите? Вы не увидите на ней государственных границ. В том числе, и государственных границ Российской Федерации.

Потому что так уж устроен интернет: пакеты данных с помощью протокола BGP сами прокладывают себе маршрут от отправителя до получателя через автономные системы, исходя из того, где между ними есть связи, где аварии, где какая загрузка, где пакет пройдет быстрее и лучше, а где хуже. Если вы читаете этот текст из Владивостока, то, вполне вероятно, предыдущий абзац дошел до вас через Шанхай, этот абзац — через Екатеринбург, а следующий дойдет через Лондон. Повлиять на это никто и никак не может, интернет устроен таким образом, что он сам, автоматически, все это решает и регулирует. Так вот он был задуман почти 50 лет тому назад, с тех пор так и развивается. И, благодаря этой уникальной способности саморегулироваться, стал сегодня тем, чем стал.

А Никифоров хочет добиться того, чтобы все пакеты данных, которые идут из России в Россию шли только внутри России. Искусственно внедрить концепцию «государственной границы» в прекрасную конструкцию интернета. Понятно, почему это плохо, почему это портит интернет: искусственно снижается количество доступных маршрутов трафика, снижается устойчивость работы сети (особенно при авариях и т.п.), резко вырастает зависимость от крупнейших российских операторов. Интернет будет медленнее, ненадежнее, дороже: просто потому, что там, где раньше было 100 возможных маршрутов, теперь останется 10. И ничего нового и конструктивного к структуре интернета законопроект Минсвязи не добавляет — только ухудшает то, что есть сейчас.

Зачем им это нужно? Ну тоже легко понять. С одной стороны, они хотят иметь возможность «в случае чего» полностью отключить российский интернет от международного. Ну, мало ли, чтобы в случае народных волнений люди не могли писать ничего во вражеские соцсети и читать вражеские сайты. А, с другой стороны, хотят, чтобы при таком отключении в России, грубо говоря, самолеты не падали и банки работали. Сейчас пока это невозможно: летом 2014 года Минкомсвязи проводило «учения» по отключению Рунета от глобальной сетевой инфраструктуры, и по результатам учений убедилось в очевидном: все просто ломается и перестает работать.

И вот теперь кандидат экономических наук Никифоров хочет освоить не одну сотню миллионов долларов, чтобы
— сделать интернет в России существенно хуже (тут все по Оруэллу: Минкомсвязи, которое отвечает за развитие интернета, портит его)
— полностью задублировать в России прекрасно работающую, надежную, саморегулируемую (и никем не контролируемую) инфраструктуру сети
— получить в свое распоряжение Большой Красный Рубильник, с помощью которого можно будет, по звонку из АП, выключить CNN, BBC, Facebook и YouTube в тот день, когда граждане России, наконец, захотят поднять жуликов и воров на вилы.

Хорошая новость в том, что вредность очередной попытки избыточно зарегулировать интернет понятна не только нам с вами; Экспертный совет при Правительстве РФ написал на законопроект отрицательное заключение:

В целом в законопроекте встречаются нормы двойного толкования, некорректные или не соответствующие действительности определения, неясность в вопросе финансирования «критической инфраструктуры национального сегмента сети Интернет». Текст законопроекта изобилует неточными или ошибочными определениями и терминологией о состоянии и принципах построения сети Интернет, к примеру, предлагаемое авторами выделение «национального сегмента сети Интернет» технологически и фактически некорректное. Интернет не делится на «сегменты» по какому-либо «национальному» признаку, тем более в привязке к произвольному набору доменных имен, напоминают эксперты.

Общество Защиты Интернета также считает законопроект о критической инфраструктуре национального сегмента сети вредным, будет следить за развитием ситуации вокруг него и предложит конкретные шаги по недопущению негативных последствий в связи с возможной реализацией этого законопроекта.

Комментарии: 

А что там с нашей петицией? 

14 октября 1926 года вышла первая книга о Винни-Пухе, а 14 октября 1964 года Леонид Брежнев возглавил советское государство.

А еще сегодня прошло ровно два месяца с того дня, как было собрано 100 тысяч подписей под петицией против «закона Яровой» на РОИ.

Не то, чтобы мы возлагали надежды на эту петицию, но было интересно посмотреть, какой будет реакции на нее при обязательном по закону формальном ее рассмотрении. Все-таки РОИ — это ж не просто так, это механизм, созданный для реализации предвыборного обещания Владимира Владимировича Путина в 2012 году. Он тогда перед выборами — и после декабрьских протестов 2011 года — пообещал всю эту электронную демократию: что петиции, набравшие больше 100 тысяч голосов, будут рассматриваться.

И после выборов даже назначил специального министра — Михаила Абызова — который будет этим заниматься.

Но Владимир Владимирович Путин опять соврал.

В соответствии с положением о РОИ, инициатива, набравшая 100 тысяч голосов, должна быть рассмотрена экспертной группой абызовского «Открытого правительства» в двухмесячный срок. Он истек сегодня. Рассмотрения не было.

Я голосовал за эту петицию, но она не была рассмотрена: это нарушение прав

Этим бездействием чиновника нарушаются права всех ста тысяч подписантов петиции, мои в том числе.

Поэтому мы подготовили исковое заявление в суд (от моего имени и от имени юристов ФБК — они тоже, конечно, подписывали петицию) с требованием признать бездействие Абызова незаконным.

Да, это можно назвать тактикой тысячи булавочных уколов — пусть так. Но мы обещали не ослаблять нажим на «пакет Яровой» — и не будем.

Комментарии: 

Прослушка 

«Это не телефонный разговор, давай при встрече», — как часто вы про себя посмеивались, слыша такую фразу? Зря посмеивались.

Скоро на русском языке выйдет — под названием «Битва за Рунет» — громко прогремевшая и получившая ряд престижных наград на Западе книга «The Red Web» Андрея Солдатова и Ирины Бороган. Некоторые отрывки из книги уже доступны — вот, например, на Медузе про прослушку и меры безопасности во время Олимпиады в Сочи.

Вот один впечатляющий фрагмент:

В 2007 году спецслужбы получили от российских судов 265 937 разрешений на прослушивание и запись телефонных переговоров, а также перехват e-mail, включая сообщения в социальных сетях и мессенджерах. В 2012-м таких разрешений уже было 539 864.

Журналист Олег Сальманов, также обративший внимание на этот фрагмент книги, дополнил его свежими данными и построил впечатляющий график:

Жертвы телефонной прослушки в 2015 году — уже почти миллион (!) россиян (график: Олег Сальманов)

В 2015 году легально, на основании решений суда, российские спецслужбы слушали почти миллион человек. Судя по графику, в 2016 году — будет уже сильно больше миллиона. Это далеко не только «лидеры оппозиции» и не только «политические активисты»; это далеко не только «потенциальные террористы» и далеко не только «подозреваемые в совершении преступлений». Миллион человек — это уже никак не укладывается в разумные рамки оперативно-розыскной деятельности, это буквально тотальная слежка.

Или так. Разрешение на прослушку дается на полгода. Прикиньте, хотя бы примерно, с каким количеством разных людей вы говорили по телефону за последние полгода? 50? 100? 300? Ну пусть даже 50. Вероятно, и каждый из миллиона прослушиваемых — тоже. У телефонного разговора же две стороны. Так что в 2015 году, вероятно, несколько десятков миллионов человек были участником хотя бы одного прослушиваемого телефонного разговора.

То есть вот лично вы были. Вы, дорогой читатель. Учитывая то, что вы читаете мой блог, недурная вероятность есть, что вы попали в миллион прослушиваемых постоянно. Но даже если нет, то с вероятностью близкой к 100% хотя бы один ваш телефонный разговор в этом году был прослушан и записан. Интересно, что это был за разговор? О чем? И, кстати, сколько же там «специалистов» сидит и слушает миллион человек? Десятки тысяч, как минимум.

Будьте бдительны, короче.

Это все, кстати, объясняет и всю степень истерики вокруг шифрованного трафика в интернете — они уже привыкли читать и слушать буквально все, что только можно, а шифрованный трафик им не по зубам: вот и бесятся.

Комментарии: 

Идеологам «пакета Яровой» приходится непросто

Три недели назад мы опубликовали гипотезу о том, что за «пакетом Яровой» в конечном счете стоит влиятельное питерское чиновничье-мафиозное семейство Соколовых, состоящее из папы (друга Патрушева и коллеги Чемезова), мамы (депутата Госдумы от ЕР) и сыночка (молодого зама молодого министра связи).

Большие деньги любят тишину — поэтому надо поднимать шум, чтобы спугнуть воров

В своем посте в ФБ по поводу этого микрорасследования Общества Защиты Интернета я объяснял, почему это важно: потому что такие огромные распилы, как распил на оборудования для «пакета Яровой» готовятся в максимальной тишине; потому что такие большие деньги интересны очень многим, и если тишину нарушить — то может начаться междоусобица желающих поучаствовать в распиле. А для нас это очень хорошо: пока будет идти такая междоусобица, о практической реализации «пакета Яровой» думать будет некому.

Ну так вот, у меня для вас хорошие новости: кажется, начало получаться!

В России есть некоторое количество мусорных сайтов псевдоСМИ, которые служат для легализации компромата. В этом качестве печально известны RosPres, FLB.ru, Moscow-post и некоторые другие. Бизнес-модель подобных ресурсов такова: с одной стороны у них лицензия СМИ, и они поддерживают какую-то минимальную ленту новостей, изображая из себя информационное агентство — с другой стороны за деньги ставят любой материал, сколь угодно чернушный, не проверяя и не редактируя. Благодаря этому все желающие могут «вбросить» компромат: после первой публикации, «более респектабельные» издания уже могут ссылаясь на эти помойки писать «по сообщениям СМИ...» или «если верить некоторым СМИ, то...».

Так вот, на позапрошлой неделе один из этих сайтов, «Руспрес», опубликовал большой материал про семью Соколовых, в котором, в частности, рассказал о десятках миллионов долларов на зарубежных счетах семьи Соколовых, множестве иностранных фирм и прочих нехороших вещах. Отдельно надо отметить, что госпожа Соколова уже много-много лет является депутатом Государственной Думы, и, соответственно, декларирует имущество и счета свои и мужа, но в ее опубликованных декларациях всего этого счастья нет. Да и понятное дело: супруг депутата Госдумы не вправе владеть зарубежными финансовыми инструментами.

Еще раз повторю, что «Руспрес» — помойка, и информации оттуда доверять нельзя. Факт публикации на «Руспресе» не доказывает ничего, кроме одного — кто-то платит деньги (немалые), чтобы мочить Соколовых. Причем это в первый раз; до 15 сентября 2016 года никакой публикации компромата в публичном пространстве против этой семьи не было (по крайней мере я поиском по Яндекс.Новостям не нашел). Ну и, надо сказать, хоть информация и слита на очень сомнительный ресурс, по крайней мере отчасти она соответствует действительности — банковские счета мы никак проверить не можем, а вот данные о регистрации фирм вполне публичны, и упомянутая в статье австрийская компания SK Science Consulting у Соколова-старшего действительно была.

Как и в России, в Австрии бухгалтерские балансы компаний публичны; вот, например, баланс фирмы SK Science Consulting за 2012 год, подписанный Валерием Соколовым (совпадают имя и дата рождения) в сентябре 2013 года
Лишь в декабре 2013 года Соколов уступает свою долю в SK Science Consulting своему деловому партнеру, бизнесмену Андрею Кочеткову (с именем Кочеткова связано много скандальных историй, но это тема для отдельного расследования)

Между прочим, уже этого достаточно, чтобы лишить госпожу Соколову мандата депутата Госдумы: вот, налицо иностранная компания, зарегистрированная на мужа, и это в 2013 году, когда запрет на владение иностранными финансовыми инструментами (включая и доли в компаниях) для депутатов и членов их семей уже вступил в силу.

Но более всего во всем этом интересна хронологическая последовательность:
6 сентября мы публикуем расследование про клан Соколовых и его желание нагреть руки на «пакете Яровой» вместе с Сергеем Чемезовым,
15 сентября против Соколовых начинается вброс компромата,
21 сентября ФСБ выступает с инициативой отказаться от реализации «пакета Яровой» по схеме Чемезова (с построением огромных хранилищ данных), и, вместо этого, расшифровывать и анализировать трафик на лету.

Это могут быть связанные события, а может быть и случайностью. Но, в любом случае, мы продолжим раскапывать бенефициаров «пакета Яровой», следуя стратегии уничтожения его экономической базы через опубличивание бизнес-интересов жуликов, которые за ним стоят. Пока получается очень неплохо.

Комментарии: 

Пакет Яровой и «национальная инфраструктура Интернета»: при чем здесь «Ростех»?

Вот на этого чиновника хочется посмотреть пристальнее:

Соколов Алексей Валерьевич, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Есть много свидетельств тому, что именно Соколов сейчас в Минкомсвязи играет первую скрипку (а вовсе не кандидат экономических наук Никифоров), и именно через него проводится текущая линия партии и правительства — которая заключается в том, чтобы отдать реализацию «пакета Яровой» чемезовскому Ростеху.

С Соколовым же связана и другая большая история этого года — проект построения так называемой «национальной инфраструктуры интернета». По этому поводу, собственно, «Ведомости» прямо пишут:

«Ведомости» ознакомились с проектом поправок в закон «О связи», разработанных Минкомсвязи и призванных обеспечить «целостность, непрерывность, стабильность, устойчивость и защищенность функционирования российского национального сегмента» интернета. Эти поправки обсуждались в четверг на совещании у замминистра связи Алексея Соколова, рассказывает человек, знакомый с несколькими его участниками. Это подтвердил один из присутствовавших на совещании людей.

Я отдельно напишу подробный пост про «национальную инфраструктуру»; если очень кратко, то речь идет о том, чтобы научиться делать так, чтобы можно было интернет в России от зарубежного отрезать, но при этом банки бы проводили транзакции, самолеты бы не падали и так далее.

Кто такой Алексей Соколов, откуда он взялся, и почему во всех проектах, которые он продвигает, вылезает «Ростех»?

Взялся Алексей Соколов, естественно, от папы с мамой:

Соколов Валерий Николаевич, председатель совета директоров ОАО «Научные приборы»
Соколова Ирина Валерьевна, депутат Государственной Думы V и VI созыва от партии «Единая Россия»

Папа и мама, просто, очень непростые.

Соколов Валерий Николаевич, председатель совета директоров ООО «Новые оборонные технологии», председатель совета директоров ОАО «Научные приборы», человек не очень публичный; даже фотографию в нормальном качестве трудно найти. Про него пишут так:

Среди многих авторитетных людей в Петербурге незаметно выделяется фигура председателя совета директоров ОАО "Научные приборы" Валерия Соколова – человека пожилого, уважаемого комитетчика в отставке, который может называть главу нашего государства просто по имени и звонить ему в любое время дня и ночи.

Непростой человек возглавляет непростое, стратегическое предприятие: «Новые оборонные технологии» входят в холдинг «Алмаз-Антей» и производят очень важную продукцию:

Валерий Соколов — председатель совета директоров компании, которая выпускает печально знаменитые ЗРК «Бук»

Ну а председателем совета директоров Концерна «Алмаз-Антей» является, как известно, глава Ростеха Сергей Чемезов.

Ирина Соколова, до того как стала депутатом Госдумы, возглавляла «общественную приемную» Владимира Путина в Санкт-Петербурге.

Госпожа Соколова, окончившая юридический факультет СПБГУ, формально является рядовым членом политсовета и многолетней помощницей (в трех созывах) спикера Госдумы Бориса Грызлова. Источники "Ъ" в "Единой России" не скрывают, что ее кандидатура была пролоббирована из Москвы. [...]
Впрочем, еще более влиятельные знакомства у госпожи Соколовой по семейной линии. Ее муж Валерий Соколов, председатель совета директоров ЗАО "Научные приборы", близко знаком с секретарем Совбеза Николаем Патрушевым, советником которого недавно был назначен сын господ Соколовых Алексей. Алексей Соколов служит в ФСБ.

«Новая Газета» в 2012 году писала о семействе Соколовых как о деловых партнерах одного из лидеров тамбовской преступной группировки Хлоева — ничего нового, как видим, типичная история для питерских КГБшников из окружения Путина — а в 2007 году о том, как семья Соколовых успешно пролоббировала ЭКЛЗ, один из самых одиозных видов налога на малый бизнес в России. Их компания «Научные приборы», собственно, эти ЭКЛЗ и поставляла:

Зато не тайна, кто возглавляет «Научные приборы»: также бывшие офицеры ФСБ.
Председатель совета директоров компании и один из основных учредителей Валерий Соколов — в прошлом полковник 6-го (экономического) Управления КГБ СССР. На сегодняшний день сын отставного полковника Соколова, 25-летний Алексей Соколов занимает высокую должность в московском управлении ФСБ (по некоторым данным, он ведает вопросами экспертизы, в том числе и технических средств).

Кроме того, Валерий Соколов входит в состав учредителей Национального некоммерческого фонда поддержки сотрудников органов федеральной службы безопасности, которому принадлежат 25% уставного капитала «Научных приборов». Президентом фонда является его супруга Ирина Соколова.

Вот такое семейство «ветеранов органов безопасности», пустившее свои метастазы в самые разные сферы производства «наукоемкой» продукции, рынок сбыта для которой обеспечивается государством. Пример с ЭКЛЗ ведь очень характерен и очень похож на историю с «оборудованием для реализации пакета Яровой», это ровно так же бизнес-схема: государство заставило всех купить, а Соколовы — произвели.

Поэтому я на 99% уверен, что восстановленная мной картина происходящего верна: Соколов-старший под крылом чемезовского Ростеха намеревается развернуть производство оборудования, которое заставят покупать провайдеров; Соколов-младший обеспечивает реализацию этого плана в Минсвязи, куда он два года назад был переведен на работу из ФСБ. (До того, как попасть в Минсвязи, Алексей Соколов, как мы помним, работал советником у секретаря Совбеза Патрушева, а именно из Совбеза «закон Яровой», как известно, и прилетел в Госдуму).

Тем не менее — это лишь гипотеза. Реконструкция по открытым данным, а также по некоторым инсайдам. Хочется сделать из нее полноценное расследование со всеми доказательствами. Поэтому прошу вас — если что-то знаете (что угодно) о деятельности семейства Соколовых — поделитесь этой информацией.

Пишите мне напрямую, или пишите на «Черный ящик ФБК».

Комментарии: 

До встречи завтра на митинге! 

Если вы вдруг забыли, завтра в 19.00 в Москве, в парке «Сокольники» — главный митинг этого лета, митинг против «пакета Яровой». Митинг согласован, приходите.

От метро «Сокольники» — минут 12 по парку, от остановки общественного транспорта и парковки на Сокольническом валу — 3 минуты пешком

Пройдет все мероприятие в «гайд-парке» в Сокольниках. Интересно, что само появление закона о гайд-парках было одним из достижений протеста 2011-12 годов — но я не помню, с тех пор, чтобы в гайд-парках проходили крупные митинги. Ну вот, попробуем на практике, что это за зверь такой.

Администрация парка (после нескольких звонков наших юристов) даже разместила информацию о мероприятии на сайте парка, забавно

Вот здесь подробно написал о том, почему никакой трагедии в том, что митинг пройдет в Сокольниках, я не вижу, и о том, зачем проводить митинг, если закон уже принят:

До реализации «пакета Яровой» в части хранения трафика и т.д. — полтора года; он должен вступить в силу с января 2018 года. Полтора года — это куча времени. И можно их провести так, что все эти полтора года будет тишь и гладь; тогда нет больших сомнений в том, что он заработает в 2018 году в том виде, в котором был принят, и похоронит российский интернет.

А можно все эти полтора года поднимать тему, говорить о ней, не давать уйти из повестки. Митинг — отлично. Запрещенный и заново разрешенный митинг — еще лучше. Статьи и выступления — прекрасно. Петиция на РОИ — отлично. Все это — информационные поводы, все они формируют повестку дня, все они не дают теме «пакета Яровой» забыться, уйти из общественной дискуссии. А общественная дискуссия заставляет власть реагировать — всегда, исключений нет.

Так что приходите. Погоду обещают отличную. Парк тоже хороший, опять же.

Если вы хотите помочь в организации митинга как волонтер, напишите мне.

Комментарии: 

Согласование согласованного

После того, как мэрия Москвы вдруг решила «передумать» и незаконно запретить нам проводить митинг против «пакета Яровой» на Яузских воротах 26 июля, я устал объяснять журналистам и сочувствующим, что
— нет такой бумажки, которая называется «согласование митинга»,
— есть установленный законом процесс согласования, который может состоять либо из двух шагов (мы выбрали площадку, мэрия согласилась), либо из трех шагов (мы выбрали, мэрия мотивированно предложила перенести на другое место, мы согласились),
— как только эти два или три шага завершены, митинг и считается согласованным; никакой другой процедуры и никаких иных бумажек закон не предусматривает; — именно поэтому нельзя «отозвать согласование», нельзя «передумать», нельзя «отменить митинг», и все другие прочие эпитеты, которыми в статьях называли действия московской мэрии.
Все было гораздо проще: они просто наплевали на закон и пошли по беспределу.

В результате, как вы знаете, мы подали новую заявку на проведение митинга против «пакета Яровой» — на вторник, 9 августа. И снова прошли всю процедуру согласования, как она описана выше: предложили Яузские Ворота, мэрия (без всяких оснований, за что мы ее засудим) предложила перенос в Сокольники, мы согласились.

Вот, вроде бы, и все — но фантазеры из мэрии никак не могут выучить простые нормы закона. Вчера прислали нам еще одну бумажку (!), ту самую, про которую я так долго всем рассказывали, что ее не бывает — бумажку-согласование. Ну хорошо, пусть так; зато в конечном счете он у нас будет согласованный дважды.

Приходите все на митинг 9 августа в 19.00 в парк «Сокольники»; волонтеры укажут дорогу от выхода из метро до площадки в парке. Приглашайте всех на митинг.

И не забывайте про петицию на РОИ, там чуть больше 7 тысяч голосов осталось, совсем немного. Это важно, чтобы сама тема «пакета Яровой» не уходила из информационного поля.

Комментарии: 

Кто заработает на «пакете Яровой»

Топ рейтинга крупнейших ИТ-компаний России по итогам 2015 года выглядит понятным даже для неспециалиста: крупнейшие интеграторы типа «Ланита» или «Крока», поставщики железа и хорошо известные разработчики типа «Лаборатории Касперского» или 1С; названия этих компаний у всех, что называется, на слуху.

А вот рейтинг ИТ-компаний по итогам 2018 года возглавят, судя по всему, совсем другие фирмы, и название любой из них вам ни о чем не скажет. «МФИ Софт», «ТехАргос», «Реанет», «Норси-Транс» — слышали про этих монстров? Ну разве что если вы очень внимательно читали обзор «рынка» услуг и оборудования СОРМ, который Общество Защиты Интернета опубликовало в марте.

Перечисленные выше компании — основные поставщики систем СОРМ и основные бенефициары «пакета Яровой». Арифметика простая: сейчас операторы связи хранят весь трафик, в рамках системы СОРМ-3, в течение 12 часов; будут — в течение 6 месяцев, то есть в 360 раз дольше. Сейчас на буферы хранения данных в составе СОРМ-3 приходится примерно половина выручки поставщиков СОРМ; следовательно, их выручка вырастет примерно в 180 раз — и если «МФИ-Софт» сейчас стрижет с нас с вами около 3 млрд рублей в год, то будет стричь около 500 млрд рублей. Этого, как легко видеть, с запасом хватит для того, чтобы стать самой большой технологической компанией в России (!). Ну это, конечно, если на лакомый кусок не набегут «Сколково», «Роснано», Илья Массух и прочие «инноваторы», которые уже разинули роток.

Тем временем «Спецтехнологии» Михаила Серова сменили название и проходят процесс ликвидации

Но где же лидер «рынка СОРМ», питерское ООО «Специальные технологии» Михаила Серова, спросите вы? О, с ним происходят удивительные вещи!

«Орион», он же «Специальные технологии» — стремительный путь от многомиллиардной выручки до ликвидации

Публикация ОЗИ о том, как «Спецтехнологии» во главе с разыскиваемым педофилом Михаилом Серовым в течение многих лет получали от нас с вами миллиарды рублей за слежку за нами в интернете была в конце марта; еще в апреле «Спецтехнологии» активно работали и выигрывали госконтракты, но в мае внезапно переименовались в ООО «Орион», а в июне запустили процесс ликвидации. Собственники почему-то решили прирезать курицу, несущую золотые яйца. (Мне очень хочется верить, что расследование ОЗИ стало важным толчком к этому шагу).

Еще в апреле «Орион» продает СОРМ «Омега» в Ростелеком на 15 миллионов рублей, но уже в июне ликвидируется; интересно, будет ли исполнен этот контракт?

Конечно, это не значит, что «Специальные Технологии» навсегда ушли с «рынка». Свято место пусто не бывает: просто, видимо, решили обнулить карму. Полагаю, в скором времени фирма восстанет из пепла под новым названием и с новыми учредителями; права на программно-аппаратный комплекс «Омега» будут переоформлены, и успешная торговля воздухом продолжится — в интересах реальных бенефициаров «Спецтехнологий» из управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Новые «Спецтехнологии» — фирма Ивана Ивановича Серова — продолжает выигрывать конкурсы на поставку СОРМ в госкомпании и после публикации расследования о педофиле Серове

В том, что у «Спецтехнологий» именно ФСБшная крыша мы уже не раз доказывали. В апреле этого года мы показали, как педофил Серов открыл новую фирму со старым названием, оформив ее на отца, и продолжил торговать СОРМом — с тех пор он выиграл еще три конкурса, в том числе один достаточно крупный у «Ростелекома». Напомню, что ФСБ выдало ему лицензию на производство и поставку средств СОРМ на свежезарегистрированную фирму-пустышку, прекрасно зная, кому эта фирма принадлежит.

* * *

И все же, кто именно выиграет больше всего от реализации «пакета Яровой»?
Как ни парадоксально звучит, но точный ответ на этот вопрос вообще получить невозможно.

Многие виды деятельности в России являются лицензируемыми: заниматься ими можно только с разрешения государства. Государство, естественно, заинтересовано в том, чтобы все знали, кому (и только кому) оно выдало разрешение вести определенную деятельность; заинтересованы в этом и клиенты (знать, куда можно обращаться) и сами лицензиаты (это отличный способ прорекламировать свои услуги).

Самые разные государственные ведомства публикуют реестры выдаваемых лицензий — но только не ФСБ России

Но вот реестр лицензий на осуществление «деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» является священной коровой, тайной за семью печатями. Вопреки требованиям Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», ФСБ не ведет этот реестр в общедоступном виде и не публикует данные из него.

Вот, например, как можно узнать, что «Орион» — бывшие «Спецтехнологии» — имеет право поставлять оборудование СОРМ

Эти данные не являются секретными, не отнесены к государственной тайне. Про каждую конкретную фирму можно понять, есть ли у нее такая лицензия — но для этого надо знать все реквизиты компании. А единого реестра нигде нет. На сайте ФСБ утверждается, что получить сведения о лицензиатах можно через портал государственных услуг, но это неправда.

На портале госуслуг можно только заказать выписку из реестра на конкретное юрлицо

На портале госуслуг — можете сходить и убедиться — действительно есть услуга доступа к реестру лицензиатов ФСБ, но она также реализована в формате «запроса выписки». Ты должен ввести конкретное название — и тогда, возможно, получишь ответ. Впрочем, я отправил запрос уже две недели тому назад, и никакого ответа не получил (интересно, это портал госуслуг не работает, или ФСБ?).

Пока я пытался найти данные о том, кто же в России имеет право поставлять оборудование для СОРМ, я обнаружил, что аналогичным вопросом уже пытались задаться юристы из «Команды 29» — с тем же результатом:

Разумеется, позиция ФСБшников незаконна. Незаконна, но очень понятна.

Ведь благодаря тому, что список лицензиатов держится в тайне, успешно обеспечивается коррупционная емкость «рынка» СОРМ. Ни один провайдер не может получить полную информацию о том, где именно ему покупать это оборудование — вместо этого в региональном управлении ФСБ, куда он обращается для согласования плана СОРМ, ему на ушко подсказывают контакты единственного «правильного» поставщика.

А когда (и если) «пакет Яровой» заработает — ФСБ выдаст втихую лицензии еще парочке «правильных» фирм, которые получат доступ к этому «рынку», объем которого составит сотни миллиардов рублей. Естественно, небезвозмездно.

Комментарии: 

Мы его все равно проведем

Тверской районный суд Москвы (судья Иванов) встал на сторону мэрии и поддержал незаконный отказ в проведении согласованного (!) митинга против «пакета Яровой» сегодня вечером на площади Яузские ворота.

Юрист ФБК Иван Жданов, один из заявителей митинга, представлявший интересы заявителей в суде, вел подробную трансляцию заседания, и там конечно просто ад, почитайте. Мэрия знает, что закон не на ее стороне; судья знает, что мы кругом правы — но еще все стороны знают, что суд не может закончиться ничем иным, кроме как тем, что спущено сверху. Грустно. Ну и создан, конечно, прецедент: впервые чиновникам удалось «отозвать» ранее данное согласование на митинг.

Естественный вопрос в такой ситуации — а что же делать? И как обычно в ситуациях с запретами/переносами митингов есть два мнения: «все равно пойти» (пусть и на несанкционированный) или «не ходить».

Я сам почти всегда придерживаюсь первой точки зрения, и не раз и не два выходил на несанкционированные мероприятия, но митинг, который мы планировали провести сегодня — он не вполне обычный, и ситуация вокруг него совсем необычная.

Во-первых, есть решение суда. Каким бы они ни было абсурдным, оно означает, что участникам и организаторам грозят задержания и существенные штрафы, даже несмотря на то, что мы по-прежнему считаем, что митинг у нас согласованный, а действия мэрии — незаконны. Но нет сомнений в том, что сегодняшнее решение суда — из тех, что будут выполняться. В этой ситуации я как организатор не готов взять на себя ответственность и призвать всех от имени Общества Защиты Интернета выходить на митинг. И другие организаторы — мы с ними посовещались — со мной согласны.

Во-вторых, нам все-таки важно провести митинг и выступить по существу. Митинг ведь был задуман как демонстрация интернет-отрасли, пользователей и провайдеров, сотрудников айти- и телеком-компаний, а не как политический митинг. Если проводить его сегодня — вся информационная повестка, весь новостной фон будет вокруг того, кого задержали, а кого отпустили, а не вокруг существа вопроса, не вокруг «пакета Яровой» и наших требований. Это не то, чего нам хотелось бы.

В-третьих, сама по себе дата 26 июля никакого сакрального смысла не несла, и была выбрана, в целом, случайно (просто решили подать заявку 11 июля — отсчитали 15 дней).

Исходя из этого, мы, после совещания со всеми организаторами приняли такое решение:
— митинг сегодня отменяем,— подаем новую заявку на вторник, 9 августа, 19.00.

Есть ощущение, что мэрия сделает выводы из всей истории последних дней, которая нанесла ей репутационный урон не меньше, чем потопы на свежереконструированных улицах, и не будет больше делать глупостей. Плюс, мы предусмотрим несколько запасных вариантов, которые затруднят новые «игры» с согласованием.

Что еще важно.
1. Митинги пройдут сегодня в 12 городах России, обязательно приходите.
2. Нам надо собрать еще 17 тысяч голосов на РОИ, буквально последнее усилие, подтащите, пожалуйста, родственников, коллег и друзей.
3. Мы с юристами ФБК и дружественных организаций не отступимся и будем добиваться признания нашей правоты в ситуации вокруг согласования сегодняшнего митинга; это идеальный кейс для ЕСПЧ, КС и т.д.

И до встречи 9 августа в 19.00 на митинге против «пакета Яровой» в Москве!

Комментарии: 

Митинг против «пакета Яровой»: последние новости

Сегодня утром, проснувшись после беспокойного сна, чиновники мэрии Москвы совершили уголовное преступление, предусмотренное ст. 149 УК РФ. Ничего особенного, такой день.

Напомню: мы полностью выполнили установленный законом порядок согласования митинга; согласование у нас на руках; никаких «отзывов разрешений» не бывает. Тем более невозможна ситуация, когда мэрия «запрещает» провести митинг на том же месте, на котором она его ранее согласовала.

Мы, соответственно, действуем по ситуации: направили Шакро Молодому в ГСУ СК РФ по Москве (это их подведомственность) заявление о преступлении, предусмотренном 149-й статье, в отношении руководителя департамента РБиПК Майорова и его первого зама Олейника; направили в прокуратуру требование вынести в отношении этих чиновников представление о недопустимости незаконных действий. Хотели еще связаться с аппаратом уполномоченного по правам человека, но не успели: оттуда позвонили раньше:

https://www.facebook.com/leonid.m.volkov/posts/1138005409555424

Но все равно официально обращение Москальковой тоже написали.

Как и говорил ранее: будем следить за развитием событий и максимально подробно вас информировать о происходящем. Пока что моя оценка ситуации такая:
1) Мэрия, конечно, прекрасно осознает незаконность своих действий; там тертые калачи сидят, не должно быть никаких иллюзий; раз они пошли на столь явное и прямое нарушение закона — значит, надавили на них очень сильно;
2) Не забываем, что МВД и Росгвардия мэрии не подчиняются; отдавать приказ «разгонять митинг» им некому;
3) Поэтому, полагаю, что то, чем занимается мэрия — это пиар-кампания, направленная на то, чтобы всех напугать и сбить численность митинга по возможности; правильный ответ на это — нажимать кнопочку «Я пойду» и приглашать друзей и знакомых.

Мы сделаем до завтра все возможное для того, чтобы прояснить реальную позицию правоохранительных органов, получить официальные комментарии и разъяснения от МВД, добиться от мэрии возвращения ситуации в законное русло; и тогда уже по ситуации будем принимать окончательное решение — безусловно, мы не позовем людей на массовое мероприятие, если будут значительные риски провокаций / незаконных задержаний.

Но по состоянию на момент опубликования этого поста — 13.00, понедельник, 25 июля — митинг является согласованным, а участие в нем — законным и безопасным.

А еще митинги и пикеты пройдут завтра в 12 городах Россииполный список по ссылке — Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Уфа, Казань, Саратов, Краснодар, Барнаул, Сочи, Сыктывкар, Курган с нами. На РОИ уже 82 тысячи подписей, тоже не забывайте.

Комментарии: 

Митинг против пакета Яровой: мэрия испугалась

У нас тут странные вещи стали происходить вокруг митинга 26 июля, я вам просто всё максимально подробно расскажу как есть, чтобы вы обладали всей полнотой информации и понимали, что происходит.

Напомню: в России формально есть свобода собраний и уведомительный порядок проведения публичных массовых мероприятий. По закону так: чтобы провести митинг, подаешь за 10-15 дней до его даты уведомление в мэрию, они в течение трех дней либо соглашаются, либо пишут мотивированное предложение о переносе места проведения; отказать — не имеют права. Если далее организатор соглашается с предложением о переносе — все ОК, переписка заканчивается, митинг согласован.

Когда мы только затевали митинг, я говорил: Общество Защиты Интернета возьмет на себя организационную работу, а вообще это будет митинг интернет-отрасли, пользователей и профессионалов, поэтому мы сделаем все для того, чтобы согласование прошло гладко и спокойно; в частности, не будем с мэрией ругаться и согласимся на любую площадку.

Так и действовали: 11 июля подали заявку на проведение митинга 26 июля на Славянской площади; через три дня, 14 июля, мэрия в ответ предложила перенести митинг на площадь Яузские ворота. Хотя их предложение не было мотивированным (не содержало ссылки ни на одну из допустимых законом причин на перенос митинга), мы, следуя своей стратегии, немедленно согласились. Я был в Новосибирске на суде, поэтому в тот же вечер Иван Жданов, один из трех заявителей, отнес в мэрию наше согласие на перенос.

По закону о массовых мероприятиях, с этого момента митинг считается согласованным. Точка. Тут не может быть никаких разночтений, да и практика проведения митингов в последние годы вполне сложилась.

С самого утра 15 июля мы ведем агитацию за митинг 26 июля и пишем везде радостно, что он согласован. Мэрия Москвы согласна с этой точкой зрения (еще бы), и подтверждает это информационным агентствам (еще бы). Как вдруг...

Закон не предусматривает такой штуки, как «отмена разрешения»

Как вдруг вчера, 21 июля вечером — неделю спустя согласования! — Жданова вызывают в мэрию и говорят: «А знаете, мы передумали». И приводят формальную причину: знаете, вот у вас три заявителя (это стандартная практика — формально один отвечает за общую организацию, один за медицину и один за безопасность), а в вашем согласии на предложение о переносе — только одна подпись (Жданова). «Так что мы считаем, что вы не согласились с переносом, поэтому митинг не согласован».

Это, естественно, бред. Митинги мы проводим не в первый и не в десятый раз, процедура стандартная и основана на законе, мэрию она всегда устраивала, как устраивала и в течение всей недели — до вчерашнего вечера. Совершенно очевидно, что им позвонило какое-то начальство из числа настоящих авторов «пакета Яровой» и устроило истерику, только этим можно объяснить действия мэрии.

Сдали рано утром новое согласие — «с тремя подписями»

Что мы сделали: во-первых, мы сегодня утром отнесли им новое согласие, с тремя подписями: срок-то не вышел! Таким образом, митинг получился дважды согласованным. На 146%. Процедура соблюдена. Хотя жулики из мэрии и продолжают рассказывать, что «отозвали разрешение на проведение митинга».

Во-вторых, направили заявление в суд с административным иском в отношении мэрии Москвы; суд должен рассмотреть наше заявление в ускоренном порядке для защиты нашего конституционного права на проведение митинга, обязать мэрию не препятствовать его проведению.

Вот, такая ситуация. Рассказал, как есть.
Юридически с митингом все абсолютно в порядке. Проводить мы его можем. Мэрия придерживается другой точки зрения — незаконной. Возможные последствия пока не вполне понятны, насколько беспредельно они будут действовать — тоже. В любом случае мы будем держать вас в курсе каждого шага, чтобы вы обладали полной информацией и могли принять для себя правильное решение 26 июля.

А от мэрии Москвы требуем прекратить врать, придумывать «отзывы разрешения» и говорить постыдные глупости. Требуем немедленно вернуться к законной процедуре и не препятствовать проведению законного, согласованного митинга.

Комментарии: 

Митинг против «пакета Яровой»: согласование и другие хорошие новости

Много хороших новостей.

Главное. Митинг в Москве официально согласован.
Встречаемся в 19.00 во вторник, 26 июля, на площади Яузские ворота — это в 10 мин. пешком от м.Китай-Город (или от Таганской), и, кстати, совсем рядом с офисом Роскомнадзора в Китайгородском проезде, и ровно под окнами дома Шувалова на Котельнической набережной.
Согласование митинга — это еще и важное напоминание: можно и нужно на него приглашать друзей, знакомых, коллег: распространяйте ссылку на ФБ-ивент, или вот и ВК-ивент теперь тоже есть.

Много спрашивают про изменение численности (в согласовании мэрия предлагает снизить численность с 2000 до 1000 человек): еще раз хочу подчеркнуть, это чисто формальная штука, у мэрии есть некие (весьма странные) нормативы расчет наполняемости для того, чтобы определять, сколько людей «должно» влезать на какую площадку. Фактически (особенно, летом) влезает существенно больше. Штрафов же за превышение численности ни для организаторов, ни, тем более, для участников митингов не существует.

С нами очень много городов: добавились за последние дни Уфа, Краснодар, Сыктывкар. В основном ФБ-ивенте есть ссылки на все региональные мероприятия и информация о времени и месте их проведения.

Нас поддержали: Ассоциация Пользователей Интернета, Роскомсвобода, Либертарианская партия, Пиратская партия, Партия 5 декабря, многие другие независимые общественные и политические организаторы.

На РОИ — почти 70000 голосов. Очень хочется (и кажется совершенно реальным) собрать все 100 тысяч к митингу: поднажмем?

В Санкт-Петербурге местный интернет-провайдер приглашает на митинг всех своих абонентов

Ну и вот, может быть, самое интересное; может быть, это первая ласточка большой истории — провайдер Info-LAN в Санкт-Петербурге пригласил на митинг всех своих абонентов на странице своей официальной группы ВКонтакте.

Дорогие интернет-провайдеры, хостеры, телеком-компании, контент-провайдеры: «пакет Яровой» — это страшный удар в первую очередь по вам. Это вас заставят закупать у «правильных фирм» оборудование на десятки миллиардов рублей для бессмысленного хранения бессмысленных данных. Это вас штрафами за неисполнение неисполнимого закона будут выдавливать и отжимать из бизнеса. Не молчите! Поддержите митинг против «пакета Яровой», против интернет-цензуры и интернет-слежки, в защиту конституционных прав граждан.

Не молчите!
— Напишите новость, повесьте на своих сайтах и в своих группах в соцсетях информацию о митинге; обратитесь к нам, и мы пришлем вам баннеры, если хотите разместить баннеры.
— Приходите на митинг сами, прямо трудовыми коллективами, каждый в своем городе; выразите свое отношение к тому, что нашу отрасль пытаются перечеркнуть, отбросить на 20 лет назад одним росчерком пера.

А еще лучше — примите участие в забастовке!
В 19.00 по местному времени 26 июля на 15 минут ограничьте скорость доступа в интернет для всех своих абонентов или приостановите обсуживание, чтобы показать, как будет функционировать сеть, если «пакет Яровой» будет реализован. Вы ведь знаете — в этом случае некоторым из вас придется вовсе уйти из бизнеса и прекратить оказание услуг клиентам, в других — вернуться к тарифам с ограничениям по трафику и скорости, чтобы справиться с требованиями по хранению всего трафика. Покажите своим абонентам, какой интернет нас всех может ждать.

Комментарии: 

Митинг 26 июля: организационные новости

В телеграфном формате несколько коротких новостей о подготовке митинга против «пакета Яровой» 26 июля.

1. Нас поддерживают:
— официально о поддержке митинга заявили Роскомсвобода и Пиратская Партия России;
— только что в прямом эфире радио «Соль» в поддержку митинга и его требований высказался интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев; это отлично, мы ждем Дмитрия на митинге и будем рады предоставить ему возможность для выступления;
— направили приглашения присоединиться советнику президента РФ Герману Клименко, в Ассоциацию региональных операторов связи (АРОС), в Национальную ассоциацию домовых информационно-коммуникационных сетей (НАДИКС), направим сегодня также в РАЭК и РОЦИТ; подсказывайте, кого еще следует позвать.

Уже 53 тысячи даже!

2. Регионы:
нашлись инициативные группы, которые готовят подачу заявок в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Саратове, Сыктывкаре;
— по мере того, как будут появляться новые города, информация о месте и времени проведения митингов 26 июля в этих городах будет публиковаться в основном ивенте;
— время на подачу заявок на 26 июля есть до пятницы на этой неделе включительно; пишите и присоединяйтесь!

3. Агитация:
количество голосов на РОИ перевалило хорошо за 50 тысяч; это значит, что если каждый, кто уже подписался, сагитирует еще одного человека — то задача будет решена; было бы очень здорово навалиться и добить 100 тысяч голосов до митинга 26 июля;
— не забывайте регистрироваться, нажимая кнопочку «Я пойду», если вы собираетесь на митинг 26 июля в Москве или в своем городе;
— особенно важно публиковать ивент на своей странице в ФБ и в других соцсетях и не лениться приглашать друзей: рост численности сейчас особенно важен, поскольку будет аргументом в переговорах с мэрией, которые неизбежно начнутся в ближайшие пару дней.

Кроме того: придумали несколько идей для провайдеров, желающих поддержать акцию; думаем о наглядной агитации, резолюции и прочих штуках — скоро все покажем и вынесем на обсуждение.

Вы, главное, приходите!

Комментарии: 

Митинг против «пакета Яровой»

Подали уведомление в мэрию только что. Будет первый в истории «Общества Защиты Интернета» митинг. Вторник, 26 июля, 19.00. Заявили Славянскую площадь (м. Китай-город) — около Роскомнадзора — ну а там посмотрим, какие площадки мэрия предложит.

Пока что ОЗИ является единственным организатором митинга, но мы будем рады, если к нам кто-нибудь присоединится. Не «кто-нибудь» кто угодно, а кто-нибудь профильный, айтишный. Ждем в соорганизаторах любые отраслевые организации телекомов, ИТ-компаний, формальные и неформальные профессиональные сообщества.

По нашей задумке это должен быть именно митинг в защиту Интернета — митинг профессионалов и пользователей, провайдеров и хостеров, ИТ-компаний и телекомов — тех, существование кого Дума, СовФед и президент решили попросту не замечать; иначе нельзя объяснить принятие абсурдного «пакета Яровой» вопреки мнению всего профессионального сообщества, вне зависимости от рода деятельности и политических взглядов.

ФБ-ивент — здесь. Добавляйтесь, отмечайтесь, распространяйте (обязательно).

Если вы хотите в тот же день организовать аналогичное мероприятие в своем городе — пишите мне, подавайте в мэрию уведомление, добавлю описание и ссылку на ФБ-страничку.

Если у вас есть хорошие идеи относительно организации, выступающих, относительно требований и резолюции, и вообще относительно чего угодно по митингу — пишите в почту или в комментарии. Для ОЗИ это первый митинг, и вообще это одна из первых попыток сделать митинг именно «про Интернет», поэтому давайте сделаем его хорошо общими усилиями.

Комментарии: 

Боты Собянина и праймериз ЕР

Давно мы с вами не слышали ничего о работе наших маленьких друзей, жуликов из проекта «Движок» имени Анастасии Раковой и Сергея Собянина. Зимой привлечение внимания общественности привело к тому, что «Движок» заглох, но мы тогда предсказывали, что это ненадолго. Ведь им ничего за это не было (я написал несколько заявлений в полицию и даже сходил на пару опросов, но дальше этого не пошло — расследовать факт очевидного хищения бюджетных средств мэрией Москвы московская полиция, конечно же, не собирается) — так почему же прекращать!

Так и есть. Жулики теперь ведут себя аккуратнее, задания раздают не через сам «Движок», а через чаты в мессенджерах, но суть этой деятельности никуда не делась — это все то же самое растление молодежи за малый прайс. Ври в интернете, пиши дрянь, получай деньги: трудно себе представить нечто, что могло бы наносить больший ущерб психике молодых людей, и именно этим занимается московская мэрия.

Вот, что прислал на черный ящик ФБК один из участников «Движка», «молодой парламентарий» из Черемушек:

ПРО ПРОЕКТ ДВИЖОК и ПРАЙМЕРИЗ ЕДИНОЙ РОССИИ
В этот день всех нас можно сказать в приказном порядке отправили следить за праймериз ЕдРо. Руководил всем этим некто Валентин Балашов, представитель штаба Натальи Георгиевны Мокрышевой, которую никто из нас знать не знает. Все тексты постов спускались сверху, выражения своего мнения не допускалось. После праймериз все участники получили 2000 рублей от заместителя управы района Ломоносовский, Обручевский, Академический. А кто-то не получил эти деньги, потому что писал то, что думал. Я думаю, что этот материал будет Вам интересен. Прикладываю Вам немного переписки с указаниями от штаба Мокрышевой.

P.S.: Мокрышева Наталья Георгиевна выиграла «праймериз ЕР», и теперь является кандидатом в Госдуму от ЕР по Черемушкинскому одномандатному округу №209.

P.P.S.: Полностью все скриншоты — здесь.

Комментарии: 

Не ослышался

Когда я в воскресенье поздно вечером вернулся домой и по горячим следам записал свои впечатления от эфира в «Точке» на Эхе у Александра Плющева про законопроект Яровой, я еще думал: может, ослышался, может память меня в чем-то подвела? Ну не может же такого быть!

Но вот на сайте «Эха» опубликованы и видео, и аудио, и полная расшифровка эфира, и можете убедиться: не ослышался.

А. Плющев― Давайте с самого начала. Ну, Андрей Владимирович, наверное, вам открывать это дело. Как и зачем вы приняли закон Яровой?

А. Туманов― Сразу признаюсь, что на меня ругаться не надо, потому что я был как раз против этого законопроекта и против многих подобных законопроектов. Всегда выступал и на комитетах, и в Думе, и публично, и в СМИ выступал. Так что, я вот, скажем так, скорее с вами.

Л. Волков― Но голосовали «за».

А. Туманов― Не голосовал.

Л. Волков― Нет, вы голосовали «за». Ну, если зайти на сайт Госдумы, я специально перед эфиром пошел и посмотрел: вы голосовали «за».

А. Туманов― Есть консолидированное голосование фракции, есть такая вещь, когда фракция голосует как единый организм, даже если ты против или за.

Л. Волков― То есть, вашей карточкой?

А. Туманов― Нашей карточкой, да, вашей карточкой. Но я свою позицию не скрывал никогда и до этого законопроекта, и сейчас говорю, что это есть не совсем хороший законопроект. Кстати, когда я давал…

А. Плющев― Может быть, я прошу прощения, мы сейчас к технологиям перейдем – я вдруг к реалиям просто вашей думской жизни хочу спросить, о реалиях. То есть, так может быть, что и все законы-то, в общем, проголосованы: все, в общем, как бы в душе против, но есть партийная дисциплина.

А. Туманов― Я думаю, большинство «Единой России» были тоже против, я разговаривал с людьми. Но партийная дисциплина, тем более перед выборами, тебя из списка выкинут – вот люди все боятся.

Это депутат Андрей Туманов, первый заместитель председателя комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Госдумы РФ.

Ну и дальше почитайте/послушайте, там интересно. И наглядно. И все с ними понятно.

Комментарии: 

Два шага вперед — два назад

Адский «контртеррористический» законопроект Яровой-Озерова оказался поразительно живучим. Когда он только появился на свет, всеобщее внимание было привлечено к двум сумасбродным нормам: ограничение выезда за границу сроком на 5 лет во внесудебном порядке на основании некоего «предостережения ФСБ» (т.е. фактически введение выездных виз), и трехлетнее хранение всего трафика операторами связи (т.е. оброк на интернет-пользователей объемом в сотни миллиардов рублей, убивающий рынок).

Обе эти нормы не дожили до третьего чтения закона, обе они из законопроекта исчезли (первая совсем, вторая очень сильно смягчилась — теперь «до шести месяцев на усмотрение правительства РФ»), и это было бы огромным облегчением (как в мудром старом анекдоте про раввина и козу), если у закона не отросли две новые головы на месте отрубленных старых, как у Змея Горыныча. И обе эти головы, пожалуй что, еще и пострашнее прежних.

Эта корявая формулировка, вероятно, уже завтра станет законом

Вместо ограничений выезда — лишение гражданства РФ (!), что, кстати, прямо противоречит Конституции РФ; лишать гражданства будут за широкий спектр «преступлений», в том числе и просто за слова — лиц, признанных преступниками по печально известной 282 статьи УК РФ.

А вместо хранения трафика — требование о его расшифровке по первому требованию спецслужб. Пока сформулировано предельно криво: действие закона распространяется на «организаторов распространения информации», которые, под угрозой штрафа до 1 миллиона рублей, должны будут предоставлять уполномоченным органам возможность «декодировать» любые сообщения. Но «организаторы распространения информации» — это не провайдеры и не мессенджеры, это совсем другие организации из совсем другого закона; в реестр «организаторов распространения информации» РКН в свое время загонял вообще хостинги блогов, потому что понятие «организатора распространения информации» было введено законом 97-ФЗ, который и называли «законом о блогерах» — это тот закон, по которому блогеры с 3000+ суточными посетителями тоже должны были регистрироваться в специальном реестре.

Сейчас "реестр организаторов распространения информации" — это странная вещь в себе. Яндекс там есть, а Гугла нет, например

Блогеры тогда на этот закон в целом наплевали (например, автор этих строк имел существенно больше посетителей и в своем блоге в ЖЖ, и на FB, и в этом блоге, но никогда нигде не регистрировался и не собирается), и в итоге весь «реестр организаторов распространения информации» выглядит весьма странно. Вы там найдете ряд организаций, про которые никогда бы не подумали, что им там место — и не найдете множество организаций, которых естественно считать «организаторами распространения информации».

Но все встанет на свои места, если вы прочитаете исходную формулировку из 97-ФЗ. По ней, как раз-таки, организаторов оказывается любой провайдер, почтовый сервис, мессенджер, а если трактовать шире — то и вообще практически любой сайт. И закон обязывает их не только регистрироваться в реестре, но и делает их все полноценными субъектами СОРМ. Поэтому, как только закон Яровой-Озерова будет принят, нынешняя мягкость и гибкость контролирующих органов в отношении ведения «реестра организаторов распространения информации» мигом испарится. Не надо смотреть, кого сейчас там нет, а кто есть. Важно, кто там окажется.

У меня нет больших сомнений в том, что поместить в реестр попытаются практически всех. Во-первых, потому что это очень большие деньги, продать всем СОРМ. (Немного отвлеченный, но характерный пример: вот, на Урале на СОРМ нагибают хостера). Во-вторых, потому что, конечно, им действительно хочется научиться читать все сообщения.

В нынешнем виде, конечно, закон Яровой-Озерова работать не будет, он не выполним. Те же мессенджеры даже при все желании технически никак не смогут «предоставить в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности» (т.е. в ФСБ) «информацию, необходимую для декодирования электронных сообщений», просто потому что они такой информацией (ключами пользователей) не владеют. Как не владеют провайдеры сессионными HTTPS-ключами своих абонентов.

Этот закон призван стать очередным инструментом политического давления власти (Минсвязи, ФСБ, РКН) на мессенджеры, соцсети и прочих. Они пока что не смогли заставить их ни перенести сервера в Россию, ни СОРМ внедрить. Закон Яровой-Озерова даст им еще один аргумент запугивания: «вот, вы нарушаете закон, мы можем вас оштрафовать на миллион рублей».

Что сделают в ответ мессенеджеры и соцсети? Плюнут и уйдут с российского рынка. Вот в чем реальная угроза.

Комментарии: 

Индекс Свободы Интернета: провальный май 2016

После относительно спокойного апреля, май, несмотря на все праздничные дни, оказался очень тяжелым для интернета в России месяцем. Падение сразу на 36 пунктов — почти антирекорд (в марте было -37).

10% всей свободы интернета ушло в никуда всего за полгода

Антисобытие месяца (-6.5 пунктов, рекорд за всю историю Индекса Свободы Интернета) — очередной приговор к реальному сроку за перепост «ВКонтакте» (Андрей Бубеев, Тверь).
«Плохо и само по себе, и унылой регулярностью», «Реальное тюремное наказание за действия в интернете становятся рутинной реальностью», — комментируют эксперты. К сожалению, суды и приговоры по делам «за перепосты» являются не каким-то случайным сбоем в системе, а осознанной и действенной политикой российских властей по запугиванию (терроризированию) рядовых пользователей и препятствованию распространению той информации, которую эти власти считают «нежелательной».

Среди других новостей мая со знаком «минус» для свободы интернета, успешное прохождение безумным законопроектом Яровой-Озерова профильного комитета и первого чтения в Госдуме (-4.5 балла; и было бы много меньше, но в начале июня стало все же понятно, что в самом плохом виде законопроект принят не будет), «передовой» опыт Казахстана по массовому отключению соцсетей и мессенджеров в предверии массовых протестных акций (-4.3 балла; понятно, что наши власти смотрят с завистью и мотают на ус), и анонсированный законопроект «о контроле над инфраструктурой интернета» (-3.2 балла; ОЗИ отдельно опубликует статью с подробным анализом этого законопроекта).

Было и хорошее: в среднем в +3.7 балла эксперты оценили запуск общественной кампании #НетСлежке (ОЗИ горячо поддерживает эту кампанию Роскомсвободы, больше правильных общественных кампаний, хороших и разных!), в +3.2 балла — новость о том, что уже в этом году граждане получат возможность обращаться через интернет в суды общей юрисдикции. «Небольшой, но шажок в правильном направлении развития инструментов электронной демократии», — комментирует Артем Козлюк.

Анекдотичная ситуация (беспрецедентная в истории нашего индекса) приключилась с новостью о том, что Сергей «Михась» Михайлов добился удаления своего имени из поисковиков по «закону о забвении». Один эксперт оценил это событие нейтральным нолем, трое — отрицательной оценкой (плохо, когда информация удаляется), а четверо — положительной! Мол, шум вокруг удаления, «эффект Стрейзанд», приведет к общему осознанию бессмысленности и вредоносности этого закона и, в конечном счете, сделает так, что людям, подобным Михасю или Евгению Пригожину, расхочется его применять. В итоге, после усреднения всех оценок, получился в точности 0 — и, наверное, этот консенсусный ноль действительно хорошо отражает то влияние, которое сейчас оказывают на свободу интернета попытки преступников добиться «забвения»: мы пока не знаем, обернется это все к лучшему или к худшему.

Восемь экспертов оценивали события мая, крайние оценки отброшены

Спасибо всем экспертам, которые приняли участие в рассмотрении и рейтинговании 25 событий мая 2016 года; если вы хотите присоединиться к работе экспертов — напишите нам.

P.S.: Много вопросов про «Народного провайдера». Отвечаю: немного терпения, мы все сделали и находимся в процессе оформления лицензии, скоро уже ее получим и начнем атаку. Спасибо большое, что поддерживаете и интересуетесь!

Комментарии: 

Общественная кампания против закона Яровой-Озерова

Я не верю, что законопроект Яровой-Озерова будет принят в нынешнем виде в части обязательного хранения всего трафика в течении 3 лет. Слишком велико неприятие отрасли, и слишком очевидна невозможность реализации этого закона. Все эксперты сходятся во мнении: речь идет о затратах в районе 70-80 млрд долларов только на системы хранения данных, и суммарно до 200 млрд долларов, если принять во внимание инфраструктуру вокруг хранилищ (стойки, ЦОДы, коммуникации, системы электроснабжения и охлаждения). Таких денег в отрасли просто нет, и, при всем желании, стрясти их с пользователей тоже не получится. Это все понимают, и, вероятно, закон будет существенным образом отредактирован во втором чтении.

Тем не менее, Общество Защиты Интернета всецело поддерживает общественную кампанию против закона Яровой-Озерова, инициированную единомышленниками из «Роскомсвободы», и призывает всех присоединиться к ней.

На то есть по крайней мере три веских причины:
1. Сам факт возникновения и обсуждения в Госдуме такого заведомо безумного законопроекта очень многое говорит о состоянии умов, делает очевидным то, что «законодатели» вообще ничего не понимают об интернет-отрасли, интересах компаний и пользователей.
2. Есть ненулевая вероятность того, что все закончится «послаблением»: например, обяжут хранить весь трафик не 3 года, а «всего» 3 месяца. Будет ли это поводом выдохнуть и объявить о победе здравого смысла? Конечно нет. Хранение всего трафика в течение 3 месяцев — тоже абсолютно бессмысленное с точки зрения заявляемой цели (борьбы с терроризмом) мероприятие, при этом все еще будет стоить пользователям не менее $6 млрд в год — это примерно 5000 рублей в год с каждого интернет-пользователя в России. К сожалению, такие деньги вполне можно выжать — поэтому велик риск того, что соблазн их выжать преобладает над здравым смыслом.
3. Помимо абсурдной идеи трехлетнего хранения всего трафика, законопроект Яровой-Озерова содержит и множество других безумных якобы «антитеррористических» инноваций. Вероятно, самая опасная из них — предложение закрывать выезд за границу на 5 лет для любого человека без решения суда, на основании некоего «предостережения ФСБ», что мгновенно создаст огромный коррупционный «рынок» запугивания людей этими предостережениями и «решения вопросов» по их отзыву.

Поэтому, привлечение всемерного внимания и создание всевозможного шума по поводу безумного законопроекта Яровой-Озерова является очень правильным делом. Присоединяйтесь к кампании — это три простых шага!

Комментарии: 

ОЗИ: отчет за три месяца и планы на будущее

Ровно три месяца тому назад мы с Сергеем Бойко запустили Общество Защиты Интернета. Настало время отчитаться о первых результатах работы и поговорить о планах на ближайшее будущее.

Общий вектор. Нам кажется, что все получилось неплохо, в том смысле, что мы правильно идентифицировали больную точку. Количество новостей о том, что с интернетом что-то сделают, что-то запретят, что-то отрегулируют растет с каждым днем — как мы и предсказывали, запуская ОЗИ. И, соответственно, защита интернета становится все более актуальной задачей каждый день. Поэтому я не жалею, что мы за это взялись; если о чем и жалею, так о том, что не взялись парой лет раньше. Ту вакханалию запретов и гонений, которая развернулась в конце 2015 года и продолжилась в начале 2016, можно и нужно было предсказать заранее: все это есть важная составная часть общей стратегии Кремля по подготовке к «выборам» в Госдуму-2016.

В последние месяцы не проходит и дня без новости, имеющей отношения к свободе интернета

Также правильным — как мне кажется — оказался и постепенный подход. У нас был большой список идей конкретных проектов, но мы выбрали три самых простых — таких, которые можно сделать своими силами с минимумом волонтеров и ресурсов — взяли и сделали. Попробовали свои силы, понимаем, что у нас получается лучше, а что хуже; что более, а что менее интересно сторонникам. Теперь яснее, куда двигаться дальше.

Проекты. При запуске ОЗИ мы анонсировали три проекта — индекс свободы интернета, мониторинг связности сети и атаку на СОРМ. Получилось выполнить 2.5 из 3 пунктов плана, мне кажется — это довольно хорошо.
Индекс свободы интернета: вышло три, скоро будет опубликован уже четвертый, количество экспертов и оцениваемых ими событий растет, тренд вполне понятен (и печален). Важно, что мы это все научились оценивать и фиксировать: управление невозможно без обратной связи.
Мониторинг связности сети: вычисляется автоматически в ежедневном режиме, и в целом показывает, что ничего плохого пока не происходит; даст нам возможность быстро среагировать, если что-то плохое начнет происходить.
Атака на СОРМ: исковое заявление написано; с тем как устроен «рынок» СОРМ разобрались и всем рассказали; до суда пока не дошли (подробности ниже).

Индекс свободы и Индекс связности интернета в России — всегда в реальном времени на сайте ОЗИ

Помимо этого, под руку подворачивались и другие темы, вне заранее принятого плана:
— было опубликовано многосерийное расследование про армию ботов Сергея Собянина, написан ряд заявлений в правоохранительные органы о нецелевом расходовании мэрией Москвы бюджетных средств на загаживание интернета под видом «молодежного парламентаризма» и «повышенных стипендий»; в итоге позорный проект «Движок» по крайней мере на время приостановил свою деятельность;
— было доказано, что одним из крупнейших бенефициаров «закона Яровой» станет беглый педофил Серов, который продолжает свою деятельность по поставке шпионского оборудования провайдерам под крышей центра по защите гостайны ФСБ России;
— мы продолжали заниматься петицией против переноса персональных данных в Россию; не столько сбором подписей (хотя подписываться по-прежнему имеет смысл), сколько прямым общением с крупными западными ИТ-компаниями, адресатами петиции; так, с Google мы теперь умеем разговаривать напрямую — ну и что же мы видим: прошло 4 месяца с самого последнего-препоследнего дедлайна, никто ничего никуда не перенес, и страшный грозный Роскомнадзор как-то сам перестал вспоминать об этом переносе.

Вот такие итоги. Буду рад услышать вашу оценку и вашу обратную связь; по-моему, для первых трех месяцев получилось вполне достойно. Теперь хочется — с вашей помощью и при вашей поддержке — не потерять набранный темп.

Что дальше, часть I. Надо доделать то, с чего начинали — то есть атаку на СОРМ. Тут есть такая проблема: все-таки, положа руку на сердце, надо признать, что провайдеры побаиваются. Шансы на успех огромные; заставляя провайдеров покупать оборудование СОРМ за свой счет, ФСБ прямо нарушает закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Но мы уже несколько раз оказывались в ситуации, когда провайдер радостно соглашался поучаствовать в коллективном иске и в самый последний момент, когда подпись надо было ставить под документами, отказывался. «А вдруг наедут и лицензию отберут». Понятное опасение...

Тема возмещения затрат операторов на СОРМ волнует рынок уже 15 лет, но воз и ныне там

При этом в целом-то все прозрачно: по закону государство ведет ОРД за свой счет, СОРМ есть часть ОРД. Если провайдера заставили понести затраты на СОРМ, он вправе требовать их компенсации у государства — и это признает Минфин (см. письмо выше как один из многочисленных гуляющих по отраслевым форумам примеров такой позиции). Просто никто не требует: страшно.

Вся провайдерская мудрость и жизненный опыт — в этом типичном комментарии с отраслевого форума

Поэтому мы придумали пойти чуть более сложным (но на самом деле очень простым) путем: собрать собственного провайдера. Он будет чисто виртуальным, мы не собираемся вести никакую коммерческую деятельность и оказывать реальные услуги связи. План такой: получаем лицензию на оказание телематических услуг связи, собираем минимально возможный узел связи, сдаем в эксплуатацию. В этот момент к нам — по закону — приходит ФСБ и требует согласовать план СОРМ и закупить оборудование. И мы идем в суд.

Делаем своего оператора связи: цена вопроса около 120 тысяч рублей

Смысл этой схемы прост: наш собственный провайдер заведомо не испугается, не поддастся на давление и не отзовет иск; ему никто не сможет угрожать отзывом лицензии. И другим провайдерам будет легче присоединиться к иску, когда у него будет наш собственный, «якорный» истец: ведь у властей не особого смысла на них давить и запугивать, поскольку к отзыву иска это не приведет.

Что нам нужно, чтобы это сделать? Конечно, деньги. Мы с Сергеем Бойко дадим по 10 тысяч рублей своих денег (собственно, уже дали и начали оформление лицензии на телематику), а вы нам помогите собрать недостающие 100 тысяч рублей для создания «минимального» узла к связи и присоединения его к сетям.

Вы можете принять участие в Атаке на СОРМ с помощью формы для пожертвований выше, или просто сделав перевод на Яндекс.Кошелек 410011899349010 или на PayPal volkov@fbk.info. Я буду регулярно держать вас в курсе о том, как идет сбор средств и насколько мы близки к целевым 100 тысячам рублей.

Что дальше, часть II. Ну и самое интересное: у нас самих есть несколько идей следующих проектов, мы скоро о них подробно напишем, но нам хотелось бы услышать и ваше мнение — чем еще может заняться ОЗИ в ваших (и всеобщих) интересах. В комментариях ждем идей, предложений, проектов — можно даже неожиданных и безумных, готовы всё обсудить.

Комментарии: 

Дело педофила Серова живет и процветает

Я написал вчера подробно про адский законопроект Яровой, который, будучи принят, заставит нас заплатить компаниям-поставщикам СОРМ до 5 триллионов (!) рублей. Объяснил, что бенефициаром этого безумного законопроекта станут те компании, которые уже установили больше всего решений СОРМ, то есть, в первую очередь, «Специальные технологии», ранее принадлежавшие педофилу Серову — поэтому законопроект Яровой вполне можно назвать «законом педофилов».

Получил в ответ некоторое количество справедливой критики: мол, ну сейчас-то Серов уже не владелец «Спецтехнологий», так что мое обобщение попахивает желтизной.

Это почти так, но все-таки не так. Вот, смотрите:

ООО «Специальные технологии» возродились из пепла

Июнь 2015 года: педофил Серов уже четыре месяца как в бегах и в розыске; питерское ООО «Специальные технологии» у него вроде как отжали. И вот возникает московское ООО с тем же названием. Учредитель: Серов Иван Иванович — престарелый отец Михаила Ивановича. Уставной капитал 10000 рублей. ОООшка зарегистрирована по адресу массовой регистрации. Ни опыта работы, ни чего такого — выглядит реально как фирма-однодневка, но...

ЦЛСиЗГТ ФСБ России — как грозно звучит!

... уже через пять месяцев эта фирмочка получает в центре ФСБ России по защите гостайны лицензию на разработку, поставку и обслуживание «специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации», то есть этих самых систем СОРМ.

Давайте начистоту: мир фирм-лицензиатов, имеющих право на разработку и поставку систем СОРМ, крайне ограничен; их можно пересчитать по пальцам двух рук, там все всех знают, и конечно же их всех очень хорошо знают в лицензирующем органе. В ФСБ России прекрасно знали, кто такой Серов Михаил Иванович, кто такой Серов Иван Иванович, и кому они выдают лицензию на СОРМ — повторюсь, в ноябре 2015 года, когда уже почти год прошел с того момента, как Михаил Серов начал скрываться от следствия. Лицензию выдали, и Серовы немедленно побежали ее монетизировать; за первые три месяца намонетизировали почти на 23 миллиона рублей:

Самое удивительное: Ростелеком заключил с ними первый контракт на поставку СОРМ 23 октября 2015 года, когда еще даже лицензии не было, то есть заведомо незаконно
Речь идет именно о поставке и обслуживании СОРМ «Омега»

Отдельно хочу обратить внимание: юридически, московская ООО «Специальные технологии» И.И.Серова не имеет сейчас никакого отношения к питерскому ООО «Специальные технологии», которое ранее контролировалось М.И.Серовым — однако же, московская фирма почему-то умудряется выигрывать конкурсы на поставку и сопровождение аппаратно-программного комплекса СОРМ «Омега.IX», права и лицензии на который принадлежат питерской фирме.

Тут одно из двух: или Серовы в преступном сговоре с Ростелекомом поставляют последнему нелицензионное оборудование СОРМ, которое каким-то образом воруют у ранее принадлежавшей им питерской фирмы, либо переход права собственности на питерские «Спецтехнологии» новым акционерам был фиктивным, номинальным, и Серовы продолжают их контролировать. И, какой бы из двух вариантов ни был бы истинным, в лицензионно-разрешительном центре ФСБ России, занимающимся защитой гостайны, в курсе этой деятельности и ее покрывают.

Так что все по-прежнему: мы с вами продолжаем платить за контроль в интернете педофилу Серову (а Яровая хочет, чтобы мы платили в 1000 раз больше).

Комментарии: 

Законопроект Яровой («закон педофилов»)

Все уже обсудили (и не по разу) пакет новых «антитеррористических» законопроектов от депутата Яровой и сенатора Озерова: там много ада, включая возможность сделать человека невыездным на пять лет на основании некоего «предостережения ФСБ», то есть попросту безо всяких оснований, и еще много чего.

В целом общая степень маразматичности законопроекта велика даже для нынешней Госдумы, и шансы на его принятие не следует переоценивать, однако если он будет принят — это будет впечатляющим новым шагом по ограничению прав и свобод граждан. В том числе — и в интернете.

Общество Защиты Интернета, вслед за РосКомСвободой и другими правозащитными организациями в сфере цифровых прав, обращает внимание на один «незаметный» момент в законопроекте Яровой:

Выглядит очень невинно: примерно так, как обычно и выглядят самые мерзкие законодательные подлости

В этой невинно выглядящей статье сказано: заставим операторов связи (всех — тут и про интернет-провайдеров, и про голос) хранить три года не только логи биллинга и соединений (их и сейчас надо хранить), но и сами данные. Весь трафик. Весь трафик в течение трех лет. Хранить на дисках.

Есть разные оценки того, во что это выльется по деньгам и техническим ресурсам: самые пессимистичные говорят о том, что речь о четырехкратном объеме всего мирового рынка жестких дисков и затратах в $200-300 миллиардов на реализацию этих требований по хранению трафика. Сколько фильмов скачают 80 миллионов российских интернет-пользователей за три года? И вот все это надо будет хранить, согласно Яровой.

Оценка в $200 миллиардов кажется мне немного панической, но я могу дать железобетонную оценку снизу. Как было показано в большой статье ОЗИ о том, как устроен «рынок» СОРМ, годовой объем затрат провайдеров на СОРМ составляет не менее 8 млрд рублей в год; исходя из прайс-листов поставщиков систем СОРМ и личного опыта провайдеров, не менее половины стоимости систем СОРМ приходится на системы хранения данных.

Сейчас закон предписывает провайдеру организовать 24-часовой кольцевой буфер для хранения трафика (то есть всегда хранится весь трафик за последние сутки и по кругу перезаписывается); три года — это в 1100 раз больше чем 24 часа. Следовательно, на закупку и поддержание соответствующих хранилищ данных (а их ведь надо регулярно обновлять) у российских провайдеров (то есть у их клиентов) уйдет не менее 4-5 триллионов рублей в год. (Это не 200 миллиардов долларов, но все еще 70 миллиардов, невообразимая сумма. В год!). А основным бенефициаром законопроекта станут поставщики уже установленных у провайдеров систем СОРМ, то есть, в первую очередь, лидер рынка — компания «Спецтехнологии». Так что вполне впору назвать инициативу Яровой «законопроектом о поддержке педофилов».

При этом не надо забывать о том, что законопроект не только невыполним, но и лишен даже теоретически какого-либо смысла: ведь он предлагает создать самое большое в мире хранилище скачанных фильмов и зашифрованного по https трафика, практическая ценность которого для любых мыслимых применений будет равна в точности нулю.

Если серьезно, то эта история вот о чем:
— еще раз очень наглядно показывает отсутствие какого-либо здравого смысла у нынешних «депутатов Госдумы», они не беспокоятся о том, чтобы их законотворческие инициативы хотя бы выглядели разумно;
— нужен общественный контроль за тем, чтобы под шумок из всего этого не стало обязательного хранения всего трафика в течение, допустим, 3 месяцев, а не 3 лет, причем поданном под видом «либерализации» и «послабления» (трехмесячный буфер, в отличие от трехлетнего, технически реализуем, но все еще будет стоить сотни миллиардов рублей).

Общество Защиты Интернета будет дальше следить и рассказывать вам о том, как «депутат» Яровая пытается пролоббировать закон, согласно которому нам с вами придется потратить сотни миллиардов рублей для закупки бессмысленного оборудования у мутных фирмешек.

Комментарии: 

Никифоров против краудфандинга

Вот Николай Никифоров, и даже если вам показалось, что ему стыдно, не переживайте — у него все в порядке:

Вчера Николай Никифоров выступил в Госдуме на «правительственном часе» и пообещал скорее внедрить «госрегулирование краудфандинга». Потому что ведь безобразие какое, краудфандинг есть, а госрегулирования нет! И дальше в Госдуме стали обсуждать краудфандинговые инвестиции в стартапы (типа Kickstarter'а) и сборы артистов на выпуск новых альбомов.

Но только ведь основные обороты краудфандинга в России — это не стартапы и не артисты. Это в первую очередь — благотворительность. Все эти истории про больных детей, все замечательные благотворительные фонды, куда сейчас очень легко можно перевести 300 рублей или 1000 рублей — вот что такое не меньше 90% российского краудфандинга. Государство-то у нас разложилось и не справляется даже с самыми базовыми функциями, вот граждане и объединяются и скидываются, чтобы сделать за него хотя бы часть его работы.

Из выступления Никифорова в Госдуме не очень понятно, о каком именно «регулировании» пойдет речь, но у меня есть догадки. Ведь совершенно понятно, почему речь о регулировании краудфандинга зашла именно сейчас. Предвыборный год — год 2016. Все независимые кандидаты могут и будут опираться почти исключительно на краудфандинг. Зарегулировать его — это значит, сильно затруднить или сделать невозможной их работу по сбору средств.

Я готов с кем угодно поспорить на ящик Сент-Эмильона, что когда «инициативы Минкомсвязи в области регулирования краудфандинга» будут опубликованы (а потом спешно приняты Госдумой), там будут
— ужесточение требований по идентификации отправителей платежей,
— введение требований по заключению договорных отношений между отправителем и получателем платежа,
— процедура отзыва платежа жертвователем в одностороннем порядке,
и/или еще что-нибудь подобное (у меня, может, фантазии не хватает, но у законодателей наших хватит).
Все, что сделает невозможным или очень сложным предвыборный краудфандинг — и при этом заодно прихлопнет 80% благотворительности в интернете, потому что кого там это волнует.

Типичные примеры краудфандинга в России (с сайта planeta.ru)

И вот еще хочу личную историю рассказать.

Когда-то Николай Никифоров сделал систему электронного правительства республики Татарстан. Все министры и прочие чиновники ей пользовались, все госуслуги были туда завязаны. Государство тогда тратило безумные десятки миллиардов рублей на системе «Электронная Россия (2002-2010)», которая навсегда останется в истории как один из самых эффектных распилов в истории человечества: за 50 миллиардов рублей было сделано ничего, не осталось вообще никаких материальных следов. А в Татарстане гораздо меньшим бюджетом сделали эффективно работающую систему, и в этом есть большая (если не решающая) заслуга Николая Никифорова.

Потом Николай создал в Казани IT-парк; привлекал в республику инвестиции и стартапы. Я несколько раз был в этом IT-парке, и, как и многие, был в восторге от деятельного молодого министра. Он много говорил о заскорузлости системы (она ему хорошо была известна!) и о том, как он мечтает ее изменить. Зимой-весной 2012 года мы с ним работали вместе в экспертной группе, которая писала предложения по созданию в России современного электронного правительства: это был период краткой оттепели после «болотных» протестов, когда, казалось, были шансы на большую политическую реформу. Мы воспринимали все это именно так: потребность в переменах очевидна, власть к ним созрела, и вот мы, молодые профессионалы, сейчас подготовим отличные предложения, реализация которых сделает нашу страну лучше. Помню, как летал каждую неделю в Москву на эти заседания, писал какие-то аналитические записки и предложения, и был уверен: сейчас-то все стронется с мертвой точки. Наверное, что-то такое же думал и Николай.

И вот его мечта сбылась, он получил свой шанс: в 2012 году Николай Никифоров стал министром связи и массовых коммуникаций в новом правительстве РФ. Многие тогда с энтузиазмом приветствовали это назначение. Чем же занялся молодой министр? Мы все хорошо помним.

Это при Никифорове развернулся на полную катушку подведомственный ему Роскомнадзор, ставший символом и главным орудием цензуры в интернете.
Это при Никифорове развернулась оргия «импортозамещения» иностранного ПО, со всеми «реестрами отечественных производителей программного обеспечения», по факту повлекшая за собой резкое увеличение коррупционности конкурсов на автоматизацию госорганов.
Это при Никифорове началось внедрение СОРМ-3, нового оброка на провайдеров и инструмента слежки.
И да, это Никифоров, незадолго до своего назначения, «защитил» липовую диссертацию.

Короче говоря, ничего особенного не сделал: из прогрессивного молодого министра получился обычный унылый чиновник, всегда колеблющийся в соответствии с линией партии, насаждающий повсюду жульничество, цензуру и коррупцию.

О чем вся эта история?
Во-первых, она рассказывает нам об еще одном походе «менять систему изнутри и делать ее лучше». Нельзя поменять изнутри систему, если плата за вход вовнутрь — душа. Ты отдаешь душу за вход, становишься частью системы, и тебе уже не хочется ничего менять.

Во-вторых, она еще раз показывает нам, на что готова современная российская власть для самозащиты, для самовоспроизводства. Если они боятся, что люди будут жертвовать деньги на политические кампании — они запросто сделают так, чтобы люди вообще ни на что не смогли жертвовать деньги. И плевать на последствия. Даже если для этого надо пойти в последний крестовый поход против больных детей.

P.S.: Если вы хотите что-нибудь рассказать про министра Никифорова и про его Минкомсвязи, напишите мне или на «черный ящик» ФБК.

Комментарии: 

Маленькая победа: «Движок» заглох

В современной России в независимой политической деятельности часто люди выгорают из-за отсутствия позитивного подкрепления: делаешь какое-то хорошее дело, бесспорно хорошее, вкладываешься всей душой — а результата нет просто потому, что оппоненты не могут допустить того, чтобы оппозиция ассоциировалась с каким-то конкретным успехом. В итоге даже в результате большого, ресурсоемкого проекта часто можно оказаться в ситуации, когда либо результата нет, либо — и это еще относительно хороший случай! — когда власть приписала его себе (помните, как было с запретом на покупку дорогих машин чиновниками?).

Мэрия Москвы тратит свыше 200 млн рублей в год денег налогоплательщиков на вот такой вот «молодежный парламентаризм»

Поэтому очень важно отмечать наши победы (пусть даже маленькие) и радоваться им. Прочитайте отличный репортаж Евгении Офицеровой о том, как она попыталась стать частью «Движка», и что она при этом обнаружила. А обнаружила она, что «Движок» фактически свернут после моего небольшого расследования и заявлений в правоохранительные органы. И правда ведь, собянинского спама в соцсетях в последние недели стало зримо меньше, ура!

По словам куратора, раньше заявок было больше, но в последнее время их немного. Задания тоже стали редкими. Отчасти это произошло само, отчасти — из-за расследования Волкова, считают члены молодежной палаты. По словам Никиты, «все сильно испугались продолжения».

Собянинский проект «Движок» был безусловным злом. Очень плохо, когда люди распространяют в соцсетях не свое личное мнение (каким бы они ни было), а то, что им спускают сверху по «темнику»; очень плохо, когда в это вовлекаются молодые люди; очень плохо, когда на это тратятся бюджетные деньги. Кажется, мы с вами этот «Движок» сломали, или, по крайней мере, он временно заглох — это отличная маленькая победа.

Комментарии: 

Педофил на службе ФСБ: кто следит за нами в интернете 

... на днях в Тюмени хозяйку кафе оштрафовали за публичный WiFi — потому что он, якобы, нарушает законодательство «о защите детей от вредоносной информации». Вообще, помните, с чего началась борьба властей со свободным интернетом в России? Строго по Остапу Бендеру: с заботы о детях. Под этим соусом разрешили внесудебную блокировку сайтов; под этим соусом внедряли новые и новые системы слежки и контроля. Чтобы детишки не пострадали и не попали в лапы страшных и ужасных педофилов.

1. КТО ЗА НАМИ СЛЕДИТ В ИНТЕРНЕТЕ?
Но что делать с ситуацией, когда сами контролеры — и есть педофилы?

Знакомьтесь: Михаил Иванович Серов, основатель и до весны 2015 года основной акционер и генеральный директор фирмы «Специальные технологии», лидера на российском рынке решений СОРМ. Жил в Санкт-Петербурге, а в Саратове владел базой отдыха и содержал при ней разветвленную сеть сутенеров, которые поставляли ему несовершеннолетних девочек. Был задержан, отпущен под подписку о невыезде (!!!), покинул страну.

Нет, само по себе то, что гендиректор коммерческой структуры оказался преступником (в сфере, не связанной напрямую с деятельностью его структуры) нет ничего особенного; но все же кейс Серова полон грустной иронии и крайне поучителен. Контролирующие органы за последние годы сделали очень много для ограничения свободы интернета, затруднив доступ к информации для законопослушных граждан. Все это (все эти внесудебные блокировки и черные списки) якобы для защиты от педофилов. В итоге гражданам стало труднее, а у педофилов (по крайней мере некоторых) — все в порядке. И это не случайность, а неизбежное следствие системы, в которых у какой-то структуры сосредотачиваются огромные полномочия при полной непрозрачности и неподконтрольности обществу.

Важная оговорка: здесь вполне уместно спросить «а что там у хохлов?» (или воскрикнуть: «а в Америке негров линчуют!») — потому что такая же проблема (неподконтрольность и непрозрачность спецслужб, обладающих неограниченными полномочиями, что создает огромный риск злоупотреблений) присуща, безусловно, очень многим странам — и очень мало где эта проблема эффективно решена. В США гражданское общество борется с чрезмерными полномочиями NSA с переменным успехом уже очень много лет, и борьбе этой нет конца. Но мы живем в России — и в России сейчас вот так: ФСБ навязывает провайдерам закупку шпионского оборудования на многие миллиарды рублей у крайне мутной конторы.

В «Контур-Фокусе» нет всех данных по «Специальным технологиям», но даже частичные данные свидетельствуют, что мы с вами заплатили фирме Михаила Серова более 10 млрд рублей

«Мутность» отнюдь не только в сексуальных предпочтениях ее учредителя. Обороты «Специальных технологий» таковы, что фирма могла бы входить в ТОП-50 ИТ-компаний России. Но мы не находим «Специальные технологии» ни в рейтингах, ни в обзорах. Да что там рейтинги: у фирмы с многомиллиардным оборотом нет даже публичного прайс-листа, и сайта нет! И в самом деле, зачем? Система продаж работает иначе.

Напомню, что оборудование для СОРМ обязан закупить любой провайдер, начинающий свой бизнес. После получения лицензии, он в трехмесячный срок согласует план СОРМ с региональным управлением ФСБ. И здесь-то ему и указывают на конкретную компанию-поставщика, в которой надо приобрести оборудование. Это требование совершенно незаконно (по закону об оперативно-розыскной деятельности, государство обязано осуществлять ее за свой счет), но сделать с этим провайдер ничего не может: ему попросту не подпишут бумаги на сдачу узла связи в эксплуатацию. Поэтому приходится платить.

После того, как Серов сбежал из России, «Специальные технологии» у него отобрали. Компанию переписали на трех человек, ранее никаким бизнесом не занимавшихся; для этого, судя по всему, была сфальсифицирована подпись Серова на ряде документов. И «бизнес», несущий золотые яйца, продолжил свою работу.

2. КТО ЕЩЕ ЗАРАБАТЫВАЕТ НА СОРМ?
Наряду с питерскими «Специальными технологиями», вторым крупным поставщиком систем СОРМ (сравнимого масштаба) является нижегородская компания «МФИ Софт». Эта компания гораздо больше похожа на настоящую фирму: есть и красивый сайт, и публичная информация о деятельности.

Основателями «МФИ Софт» являются ветераны телекоммуникационной отрасли Александр Иванов и Олег Фаерберг; их фамилии зашифрованы во второй и третьей буквах названия фирмы. Предыдущим их бизнесом была оператор связи «Комет», который они в 2005 году продали «Синтерре», а ту впоследствии поглотил «Мегафон». Тесные связи «МФИ Софт» с телеком-отраслью находят свое отражение в структуре выручки этой компании; «МФИ Софт» выигрывает очень много конкурсов на поставку и сопровождение систем СОРМ для принадлежащих государству операторов связи.

Миллиард рублей на госконтрактах — в основном, это поставка систем СОРМ Ростелекому и его дочкам

Один из волонтеров ОЗИ, ранее работавший в одной из компаний-разработчиков СОРМ, поделился сравнительной таблицей цен на оборудование СОРМ «Специальных технологий» и «МФИ Софт»: из таблицы можно получить представление как об уровне цен, так и об их схожести (многие инсайдеры говорили нам о том, что две компании часто «поддерживают» друг друга на конкурсах).

Мы с Сергеем Бойко (он и сам много лет руководил компанией-провайдером) опросили ряд провайдеров и изучили информацию на тематических форумах, и эти цифры нашли подтверждение; они означают, что небольшой провайдер должен выложить за СОРМ примерно 20-30% своей годовой выручки. И это не единоразовые расходы: после покупки оборудования, нужно заключить договор на его обслуживание (10-15% стоимости оборудования в год), а ФСБ регулярно будет придумывать новые требования, которые будут приводить к необходимости закупать новое оборудование (об этом ниже).

Достаточно актуальный (прошлогодний) прайс-лист «Специальных технологий» тоже нашелся, и он соответствует вышеприведенной табличке.

Суммарно, «Специальные технологии» и «МФИ Софт» (со своей московской дочерней компанией с тем же названием) в год зарабатывают на СОРМ 5-6 млрд рублей. Есть еще три небольших поставщика («Реанет», «Норси-Транс», «ТехАргос»), на которых суммарно приходится около 1 млрд рублей в год выручки. Итого до 7 млрд рублей в год мы с вами платим через провайдеров за систему, которая по сути дела не работает: СОРМ бесполезен для шифрованного https-трафика.

3. КАК (НЕ) РАБОТАЕТ СОРМ.
Технически, любая система СОРМ состоит из «съемника» (т.е. программного-аппаратного комплекса, позволяющего забирать данные у провайдера) и «пульта управления», соединенных каналом связи. Пульт управления устанавливается в региональном управлении ФСБ; с помощью него специально обученные люди управляют работой съемника без ведома самого провайдера: тот не знает и не может знать, какие именно данные и каким образом считываются, анализируются, передаются на пульт.

Система СОРМ-3 имеет доступ не только ко всем данным, но и к протоколам соединений

Архитектура предопределяет коррупциогенность: когда в региональном управлении ФСБ уже установлен пульт управления одного из производителей, там возникает огромный соблазн рекомендовать всем провайдерам устанавливать оборудование именно этого производителя («сами понимаете, нам так удобнее работать»). Поэтому, скажем, весь Северо-Запад работает на «Спецтехнологиях», а все Поволжье — на «МФИ Софт».

Изначально СОРМ предназначался для прослушки телефонных разговоров; с 2000 года началось внедрение системы СОРМ-2 у провайдеров для контроля над данными, передаваемыми через интернет. Составной (и очень дорогой) частью систем СОРМ-2 является циклический буфер хранения данных, который должен хранить весь проходящий через провайдера трафик за последние 12 часов. Вы легко можете представить себе объемы хранения данных даже у небольшого провайдера: если тысяча пользователей скачает по фильму, это уже пара терабайт, а для крупного провайдера размер буфера может идти на петабайты. Еще раз напомню, что почти весь этот трафик — шифрованный, и поэтому региональное управление ФСБ ничего с ним делать не может. Но все равно приходится хранить.

С 2014 года внедряется СОРМ-3: главным новшеством является дополнительное хранилище, в которое должен складываться трехлетний (!) архив всего биллинга и всех логов соединений. Какой клиент провайдера в какую минуту и секунду на какой сайт заходил, грубо говоря. За три года. Смысл этого требования — исключительно в том, чтобы заставить провайдеров по кругу обновить оборудование и программное обеспечение, отправив новые миллиарды в «Спецтехнологии» и «МФИ Софт». Ну и для того, чтобы в пресс-релизах Следственного комитета можно было писать: «подозреваемый в течение последних трех лет четырежды заходил на сайт с запрещенной информацией». (Как сейчас пишут с грозной интонацией «имеет три неоплаченных штрафа за нарушения ПДД»).

4. РЕЗЮМЕ.
1. «Рынок» СОРМ — это порядка 7 млрд рублей в год, которые ФСБ достает из наших с вами карманов, при этом КПД с точки зрения заявленных целей примерно 0%.
2. Сама по себе структура системы крайне коррупциогенна и непрозрачна; это приводит к историям типа педофила Серова.
3. Новые требования СОРМ ведут не к повышению безопасности, а к созданию дополнительных возможностей для заработка ведущих поставщиков оборудования СОРМ, аффилированных с ФСБ или связистами.

Если вы провайдер, и хотите присоединиться к нашему коллективному судебному иску против СОРМ — напишите мне.

Комментарии: 

Еще один способ растления малолетних от Сергея Собянина

Начну с личного лирического отступления. Когда я был студентом, в конце 90-х, моя повышенная стипендия на первом курсе составляла 96 рублей в месяц. Поэтому очень большое значение имели всякие другие стипендии, которых можно было добиться учебными или научными успехами. Один год я получал Соросовскую стипендию (кажется, $350 в год, на которые можно было ездить на научные конференции), один год я получал стипендию от фонда Владимира Потанина (кажется, 1000 рублей в месяц; там надо было иметь только пятерки в течение двух семестров плюс пройти многоступенчатый отбор, чтобы попасть в топ-20 студентов от вуза), и два года был именным стипендиатом Правительства Российской Федерации (тоже, кажется, 1000 рублей в месяц; эту стипендию давали за научные работы, за публикации в рецензируемых журналах). Это была важная часть студенческой жизни, и это была настоящая меритократия: серьезная конкуренция, отбор, и побеждали сильнейшие.

Поэтому, потом, когда я проводил много собеседований и брал сотрудников на работу, я всегда обращал внимание на всякие специальные стипендии: это было в глазах работодателя определенным знаком качества, знаком того, что кандидат, будучи студентом, уже показывал серьезные результаты, признавался лучшим в конкурентной борьбе. Может быть поэтому меня особенно задевает очередная адская собянинская афера, о которой я хочу рассказать.

3 марта 2016 года в 17.00 в здании МИЭМ (м. Строгино, Таллинская улица, владение 34) аудитория 412 состоится встреча с куратором НИУ ВШЭ от ГБУ города Москвы «Городского центра профессионального и карьерного развития» Косолаповой Анастасией.
Анастасия расскажет действующим стипендиатам Правительства Москвы мероприятиях Центра, проводимых в рамках программы поддержки молодежи, посещение которых необходимо для продления стипендии, а также о том, как можно стать стипендиатом Правительства Москвы.
Приглашаются стипендиаты Правительства Москвы 2015/2016 года, а также студенты I-III курсов бакалавриата (специалитета) всех образовательных программ.
Центр стипендиальных и благотворительных программ

Вот такое письмо сегодня получили по электронной почте все младшекурсники НИУ ВШЭ; мне переслал его один из них, но, очевидно, эту информацию очень легко подтвердить.

Вам не кажется странным, что для продления именной стипендии необходимо посещать определенные «мероприятия»? И что это могут быть за мероприятия?

Ответ прост — это все та же фабрика троллей Сергея Собянина и Анастасии Раковой, еще один ее филиал (заметьте, отдельный от системы «Движок»):

Я уже приводил ссылку на аналогичный пост про эту стипендию, мне кажется, что в целом картина происходящего совершенно ясна.

Мне кажется, слово «растление» отлично подходит к этой деятельности. Под видом «именной стипендии» студентов тупо сажают на зарплату, чтобы они за небольшой прайс работали интернет-троллями в интересах мэрии. Это — преступление. Руки не дошли пока прочитать Положение о стипендии Правительства Москвы, но готов поставить любую сумму, что в положении ничего не сказано о том, что она присваивается за успехи в загаживании соцсетей славословиями в адрес Сергея Собянина.

Помимо «Движка», в котором в ботов переплавляют свыше 2000 «молодых парламентариев», есть еще, стало быть, институт «стипендий Правительства Москвы» (их выдается 1000 в год). И это еще не все: есть свидетельства, что рекрутинг платных троллей проводится по многим другим направлениям, вот следующий скриншот, например, мне прислали из одного из московских управлений соцзащиты (!), там тоже вербовали молодых людей «писать в соцсетях хорошее о деятельности московского правительства».

Бонус: еще один филиал «Движка», некая «Лаборатория соцмедиа»

Эти «именные стипендии Правительства Москвы» — такая же подмена понятий, как и «молодежный парламентаризм», это все такие же «горе-агрономы», только, пожалуй, еще в более циничной форме. Прямая покупка студентов-троллей под видом «повышенных стипендий», очевидное нецелевое расходование бюджетных средств.

Напишу еще одно заявление в СК и в прокуратуру, что еще остается.

Комментарии: 

Система «Движок»: вглубь айсберга

На прошлой неделе я узнал (и рассказал вам) о том, как московские власти тратят по крайней мере 200 миллионов рублей в год на растление по крайней мере 3000 молодых людей с целью вовлечения их в ведение раково-собянинской пропаганды в соцсетях.

За прошедшую неделю на меня обрушился целый вал писем, сливов, цитат, обид, скриншотов, предложений, угроз и всего такого прочего, что
а) нуждается в разборе и систематизации,
б) показывает, что первым постом я зацепил только вершину айсберга; на самом деле ситуация гораздо масштабнее и хуже, чем какие-то там 200 миллионов и 3000 юных троллей.

Об этом уже можно судить хотя бы по степени паники, которую вызвал в среде «молодежного парламентаризма» Москвы мой первый пост:

Я опубликовал свой первый пост про «Движок» вечером в пятницу 12 февраля, и уже в понедельник, 15 февраля, организаторы системы устроили полный отзыв и смену всех паролей. Искали «навальнистов», которые «все сливают»! Более того, так случайно совпало, что, как я позже узнал, на 13 февраля было запланировано начало собеседований с активистами «Движка» по набору из них агитаторов для кандидатов-единороссов на осенних выборах в Госдуму; после моего поста эти собеседования были отменены и перенесены на март: в мэрии испугались, что нечаянно наберут в агитаторы «агентов-навальнистов».

Среди нескольких десятков молодых парламентариев, написавших мне о том, как я неправ и искажаю факты, нашелся один, который не только очень настаивал на встрече, но и согласился сделать ее факт и содержание публичным:

Мы пообедали с Иваном в субботу, 20 февраля; он мне много рассказывал о светлых идеях молодежного парламентаризма, и о том, как это здорово и важно, и как безвозмездно. О том, какие молодежные депутаты независимые, и так далее. Видимо, ему было очень важно об этом рассказать, потому что он даже организовал серию просьб о встрече через общих знакомых.

Ну что ж; Иван, спасибо за встречу, но ты не прав. Посмотри вот на это письмо (я точно знаю, что ты его получал, наряду с другими твоими коллегами из молодежных палат Москвы), и скажи: ты все еще настаиваешь, что «никаких плюшек» участники «Движка» не получают?

Дорогой парламентарий!­

Спешим сообщить тебе о старте конкурса н­а прохождение стажировки в Правительстве Москвы!­ Новая волна стажировок запускается в фев­рале 2016 года и продлится до октября ме­сяца.

Стажировка в Правительстве Москвы - это:­
- работа в наиболее интересных проектах ­Правительства Москвы;
- гибкий график работы от 20 часов в нед­елю;
- заработная плата 20 000 рублей в месяц­;
- опыт работы над самыми интересными и в­ажными проектами столицы;
- обучение и развитие во время стажировк­и;
- встречи с руководителями органов власт­и Правительства Москвы.

Если тебе это интересно и ты хочешь попр­обовать свои силы на данной стажировке –­ жду обратное письмо до завтрашнего дня (­22 декабря) до 16.00 с содержанием следующей информации:­

- Дата рождения­
- Полное название учебного заведения;­
- Специальность;­
- Курс;­
- Уточненные ссылки на свои социальные с­ети (VK­, ­FB­, ­Twitter­, ­Instagram­).­

Отбор будет проходить по следующим крите­риям:
- соответствие формальным требованиям – ты должен быть студентом выпускного курс­а (4 или 5 курс) / магистром / аспиранто­м;
- активность в Движке­
- активность в социальных сетях (наличие­ аккаунтов, количество подписчиков)

--
С пожеланиями удачного дня и отличного н­астроения, Наталья Желтова.
Заместитель начальника отдела программ и­ проектов
Государственного бюджетного учреждения г­орода Москвы "Центр молодежного парламен­таризма"

Или вот, Иван, посмотри: одна из главных героинь моего первого поста про систему «Движок», Дарья Смирнова из Щербинки, пришла к успеху; может быть, ты просто завидуешь?

Несколько фактов, которые я приведу пока без доказательств (но доказательства знаю, где добывать, и добуду):
— в каждой «молодежной палате» по крайней мере 2-3 человека оформлены на работу как сотрудники районного ГБУ досуга и спорта или районного ГБУ «Жилищник», и там получают зарплату за свою активность в «Движке»; есть палаты, где так оформлено более половины «молодых парламентариев»;
— дополнительно деятельности молодежных палат поддерживается грантами, которые выдаются по линии КОС (комитета общественных связей мэрии), из средств, запланированных в бюджете Москвы для поддержки деятельности некоммерческих общественных организаций;
— для «молодых парламентариев» проводили мастер-классы по «работе» в соцсетях, видеоблоггингу и так далее; для проведения этих мастер-классов привлекались «гуру» типа Антона Коробкова-Землянского и Антона Хрекова, которые получали от ГБУ «ЦМП» гонорары от 10 тысяч рублей в час и выше.

И в заключение — еще одно письмо.

Здравствуйте! Прочитал про проект "Движок" на 100% с вами согласен. Но это не единственный проект. Такой же точь в точь "Наш город Москва". Тоже по баллам. Единственное чего добились , так это тонны бумаги с отписками. Сотрудники Мосжилинспекции вообще перестали работать и целыми днями строчат отписки на мнимые жалобы, которые приходят от одних и тех же лиц.

Короче, тема глубокая; тут копать и копать. Буду копать, пока мое заявление о преступлении в связи с нецелевым использованием бюджетных средств на все это дерьмо неспешно продвигается по инстанциям.

Комментарии: 

Перенос персональных данных: полтора месяца после дедлайна

Иностранные компании должны были перенести в Россию персональные данные своих клиентов к 1 сентября 2015 года. Потом Роскомнадзор «просто так», своим решением, продлил срок до 1 января 2016 года. И много-много рассказывал о том, что все по плану, все уже всё переносят и вот-вот перенесут. Это, конечно же, было неправдой.

Мне кажется, вчерашняя история с письмом Apple (вот хороший обзор на русском языке, а вот о позиции Google, который поддержал Apple) вполне объясняет, почему попытки Роскомнадзора были тщетными. ИТ-компании хорошо понимают, что требование о переносе их данных в Россию — это лишь первый ход двухходовки, вторым ходом будет требование сделать эти данные объектом СОРМ. Мы видим, что компании не готовы раскрывать данные пользователей ФБР — тем более они не раскроют их ФСБ.

Глава Роскомнадзора Жаров против словаря

Так что так будет и дальше: Роскомнадзор будет пугать проверками, и, для сохранения лица, назначать новые и новые дедлайны, которые никто не будет соблюдать. А что еще ждать от позорного и бессмысленного ведомства, руководитель которого врет через слово, и даже не знает, как называется то, чем его ведомство занимается.

P.P.S.: А петицию все равно надо подписывать и распространять; это не может быть лишним.

Комментарии: 

Собянинские боты: сколько это нам стоит? 

В пятницу я опубликовал небольшое расследование про систему «Движок», с помощью которой московская мэрия делает из активных молодых людей штурмовые отряды интернет-троллей — и все это за наши налоги. В ответ — немалый поток писем от «молодых парламентариев» (одно из них я даже опубликовал и дал на него развернутый ответ), в которых была, среди прочего, одна общая характерная мысль: «мы никаких денег за это не получаем, делаем все бесплатно и добровольно, наши баллы ни в какие ништяки не конвертируются».

Так ли это? Нет. И это легко доказать.

Все финансирование «молодежных палат» идет через бюджетное учреждение «Центр молодежного парламентаризма» (ГБУ «ЦМП»). Находим в «Контур-Фокусе» информацию о государственных закупках этой организации и видим:

Вот прямо подряд, очень показательные конкурсы играет ГБУ «ЦМП»

Что такое 13.6 млн рублей для ООО «Нотамедиа»? Это годовое сопровождение системы «Движок». (А всего за все время существования ГБУ «ЦМП» по конкурсам на разработку и сопровождение «Движка» было перечислено подрядчику более 37.7 млн рублей!).

А что такое 13.6 (4.6+9) млн рублей в некий «Фонд поддержки и реализации социально значимых программ» в двух следующих конкурсах за проведение «культурных, развлекательных мероприятий и организации досуги»? А это и есть те самые вкусные плюшки, которыми подкармливают лояльных молодых парламентариев.

Слово Григорию Машанову, студенту НИУ ВШЭ, участнику проекта «Движок»:

Обещают различные поощрения. Например, перед новым годом наиболее активным давали билеты в кино (впрочем, точно не помню) и на красную площадь на новый год. Еще по баллам отобрали нескольких человек для стажировки в правительстве Москвы (новость висит открыто в Движке). Отмечу, что получили стажировку люди не с самыми высокими баллами в системе, (в районе тысячи) вероятно, был еще какой-то отбор
Письмо Григория полностью

Короче говоря, пока ольгинцы получают свои 11 рублей за комментарий или сколько там, московские «молодежные парламентарии» трудятся за баллы, которые конвертируются в билеты в кино и походы на прочие культмассовые мероприятия. Звучит невинно, но в сумме это складывается в очень серьезные деньги. Особенно если принять во внимания, какого качества «продукт» этими деньгами оплачивается:

«Молодежный парламент» в Москве — орган, который занимается загаживанием соцсетей по заданиям из мэрии

Общая статистика весьма наглядна: только через госконтракты ГБУ «ЦМП» осваивает 100 миллионов рублей в год, а ведь есть еще нехилые зарплаты и всякие прочие расходы.

100 млн рублей за год, 560 млн рублей за 6 лет: «молодежный парламентаризм» стоит дорого!

Интересно, что «молодежный парламентаризм» сейчас даже еще более фейковый, чем можно себе представить. Как мне рассказал московский муниципальный депутат Дмитрий Мартыненко, до весны 2015 года молодежные палаты были созданы при муниципальных советах депутатов; депутаты курировали их деятельности, молодежные палаты готовили предложения по каким-то имеющим отношение к молодежной политике вопросам для муниципальных собраний и т.д. То есть хотя эти органы были и бессмысленными, но хотя бы они существовали при муниципальных законодательных органах. Однако, в марте 2015 года в ГБУ «ЦМП» сменили руководство, все молодежные палаты распустили, и создали — путем проведения собеседований с активными молодыми людьми — новые, уже не при муниципальных собраниях, а при префектурах. Тогда же и был запущен «Движок». То есть сейчас «молодежные парламентарии» не только никем не избираются, но и являются частью исполнительной (а не законодательной) власти, и задачи их сводятся к информационному обслуживанию деятельности префектур и мэрии в соцсетях.

Ну хорошо, хорошо, не только в соцсетях — иногда молодежные парламентарии и в офлайн выходят

А еще важно понимать, что боты из молодежных палат — это только вершина айсберга. Есть еще, например, получатели «стипендии правительства Москвы». Речь о 1000 человек, которые должны за повышенную стипендию делать то же самое: лайкать, репостить, продвигать собянинский контент. Размер стипендии: 6500 рублей в месяц. Таким образом, цена вопроса — 6.5 млн рублей в месяц, 78 млн рублей в год. То, что эта активность охватывает не только «молодежных парламентариев», но и просто многих студентов, также подтверждается многочисленными свидетельствами; с разрешения автора цитирую письмо Ивана Данилина, присланное мне по электронной почте:

А вот и подтверждение: к сыну в институт ВШЭ приходили зазывалы, причем приглашали не всех а только тех кто окончил школу с медалями. Собрали где-то в Строгино. Некая мадам начала втирать про данную активность. Причем писать "хорошие" посты нужно каждый день, перед размещением обязательная рецензия у куратора сверху. За работу полагается денежное содержание, оплата раз в квартал, оплата снимается за косяки и так далее. Сын послал эту золотую работу ....

Резюме. Даже первая приблизительная оценка показывает, что московскими властями тратится (растрачивается) не менее 200 млн рублей в год на армию из не менее чем 3000 молодых людей, работающих ретрансляторами собянинско-раковской повестки в соцсетях. За наши же налоги построена дорогостоящая машина, которая загаживает интернет низкокачественной пропагандой. Эта деятельность незаконна, а средства на нее — открыто похищаются из бюджета.

Заявление в правоохранительные органы о совершении органами власти г.Москвы преступлений в связи с системой «Движок» мною сегодня направлено. Полный текст заявления — по ссылке.

Комментарии: 

Государство посередине

Государство планирует создание собственного Удостоверяющего центра (все это, конечно же, поливается соусом заботы о безопасности пользователей), причем, как сообщает сегодня «Коммерсант», серьезно рассматривается вариант о том, чтобы каким-то способом принудить всех пользователей к установке сертификатов этого УЦ в хранилище доверенных сертификатов каждого пользователя.

На практике это будет означать, что государство получит возможность осуществлять атаку man-in-the-middle (MITM) — влезать в коммуникацию между пользователями, которая происходит по защищенному протоколу HTTPS, и делать это незаметно для пользователей. Сейчас весь такой трафик не только защищен от злоумышленников, но и недоступен для системы государственного шпионажа СОРМ; если представить себе, что государство каким-то образом смогло убедить или заставить всех пользователей установить себе сертификаты государственного УЦ — ситуация кардинально изменится.

Первая картинка в Яндексе по запросу MITM

В декабре было много разговоров о том, что такую схему планирует реализовать Казахстан; когда информация вышла в паблик, однако, «Казахтелеком» все опроверг и удалил, и мы так и не знаем — это была реальная попытка осуществить государственную MITM-атаку, или зондирование общественного мнения. (Вот большой технологический разбор казахского кейса, очень рекомендую).

Технически ничего трудного в этом нет (создать государственный УЦ — не очень сложно и не очень дорого); политически будет гораздо сложнее: не очень понятно, как государство сможет заставить производителей браузеров и операционных систем внедрить свои сертификаты. Мне кажется, что заставлялка не выросла. А попытаться, конечно, могут. Впрочем, даже если все у них получится, речь не будет идти о тотальном контроле всего ныне недоступного государству HTTPS-трафика; это будет слишком сложно и дорого — но вот выборочно влезать в какие-то особенно интересные для них истории ФСБшники смогут, и это нехорошо.

Я записал небольшое видео, постарался максимально простым языком (и да простят меня профессионалы отрасли за некоторые неизбежные упрощения) объяснить, о чем вообще идет речь, зачем могут быть использованы государственные сертификаты ключей подписи и как это может угрожать пользователям.

Ну а так-то, чему удивляться? Мы хорошо знаем, что государство может быть вором, может быть убийцей, почему бы ему не оказаться еще и кибермошенником.

P.S.: Сегодня в 19.30 — традиционный перископ, рад буду ответить там на вопросы про эту всю историю.

Комментарии: 

Горе-агрономы Собянина и Раковой

Сейчас будет очень длинный философский пост, много букв. Вы уж меня простите (и воспринимайте как чтение на выходные, что ли).

После вчерашней публикации про ботов из «молодежных палат», я получил десятка три писем. Вот типичное:

Добрый вечер, Леонид!
Мое письмо связано с Вашей сегодняшней публикацией (http://www.leonidvolkov.ru/p/114/ ) о проекте "Движок", участниками которого являются члены Молодежных палат г.Москвы.
Я возмущен тем, что этих людей (а их более двух тысяч) Вы называете "армией ботов", которые, якобы, содержатся за бюджетный счет.
Я являюсь резервистом Молодежной палаты моего района. Хотел бы отметить, что ни я, ни мои коллеги не получают "зарплату" из мэрии. Причиной моего личного участия в данном движении является стремление проявить свою гражданскую позицию и найти единомышленников, с которыми я планирую участвовать в созидании Гражданского общества на уровне моего района.
Что касается "заданий" из "Движка", то они не являются обязательными. Каждый вправе публиковать или републиковать те новости, которые он считает важными и интересными. Это касается и того "задания" (активности - в нашей терминологии), о котором Вы упоминаете в своей публикации. Я лично поддерживаю инициативу мэрии по сносу незаконно построенных торговых палаток, что и отразил в публикациях в своем аккаунте (https://vk.com/alexmur89 ). Я поддерживаю эту инициативу не потому, что мне кто-то заплатил или обещал заплатить (и уж тем более, поверьте, не за какие-то там баллы). А потому, что мне действительно приятно жить в городе, где торговля осуществляется на цивилизованных площадках.
Полагал бы справедливым, чтобы Вы отразили данное личное мнение одного из участников движения в своем блоге. Это послужит объективному восприятию Молодежного парламентаризма Вашими читателями. А самое главное, это послужит выстраиванию цивилизованного и взаимоуважительного диалога между людьми разных убеждений, что критически важно для развития Гражданского общества в России.
С уважением и надеждой на диалог,
Алексей Мурашов

P.S.: Также хотел бы проинформировать Вас о том, что мною направлено письмо аналогичного содержания в редакцию "Эха Москвы"

Я сначала думал плюнуть на это — ну толку-то спорить с юными раково-собянинцами — но потом решил, что хочу развернуто ответить Алексею и другим «молодым парламентариям» Москвы, участникам проекта «Движок». Потому что они ведь не боты: они живые, реальные молодые люди, которые осознанно занимаются тем, чем занимаются.

Первый трактор в трудовой колонии им. Горького

Начну издалека. Одна из самых важных книжек, которые я читал (и перечитывал десятки раз) в юности — это «Педагогическая поэма» А.С.Макаренко; лучший учебник менеджмента и работы с людьми. Я ее знаю почти наизусть, и часто, по многим поводам, вспоминаю.

В «Педагогической поэме» есть такой ключевой эпизод. Когда Макаренко создал образцовую колонию им. Горького, ему было поручено решить трудную задачу: его небольшую колонию административно объединили с гораздо большей по численности воспитанников и очень неблагополучной колонией в Куряжском монастыре — Макаренко назначили директором объединенного учреждения. И вот он принимает свое новое хозяйство: сотни оборванных беспризорников, промышляющих воровством и разбоем, в обносках, в антисанитарных условиях. И среди всего этого ада, внезапно, обнаруживается небольшая группка относительно благополучных воспитанников, которые живут в отдельном бараке и сами себя называют «агрономами».

Далее по книге (цитирую отсюда):

Во флигеле были две спальни. На кроватях, покрытых сравнительно свежими одеялами, сидели подростки, действительно в синих сатиновых рубашках, чистенько причесанные и как-то по-особенному доброжелательные. На стенах были аккуратно разлеплены открытки, вырезки из журналов и в деревянных рамах маленькие зеркальца. С подоконников свешивались узорные края чистой бумаги.
Серьезные мальчики суховато ответили на мое приветствие и не высказали никакого возмущения, когда Ваня Зайченко с воодушевлением представил их нам:
— Вот это все агрономы, я ж говорил! А это главный — Воскобойников!
Витька Горьковский посмотрел на меня с таким выражением, как будто нас приглашали познакомиться не с агрономами, а с лешими или водяными, в бытие которых поверить Витька ни в каком случае не мог.
— Вот что, ребята, вы не обижайтесь, только скажите, пожайлуста, почему вас называют агрономами?
Воскобойников — высокий юноша, на лице которого бледность боролась с важностью и обе одинаково не могли прикрыть неподвижной, застывшей темноты, — поднялся с постели, с большим усилием засунул руки в тесные карманы брюк и сказал:
— Мы — агрономы. Скоро получим аттестаты…
— Кто вам даст аттестаты?
— Как — кто даст? Заведующий.
— Какой заведующий?
— Бывший заведующий.
Витька расхохотался:
— Может быть, он и мне даст?
— Нечего насмехаться, — сказал Воскобойников, — ты ничего не понимаешь, так и не говори. Что ты понимаешь?
Витька рассердился:
— Я понимаю, что вы здесь все олухи. Говорите подробно, кто тут дурака валяет?
— Может быть, ты и валяешь дурака, — остроумно начал Воскобойников, но Витька больше не мог выносить никакой чертовщины:
— Брось, говорю тебе!.. Ну, рассказывай!
Мы уселись на кроватях. Пересиливая важность и добродетель, сопротивляясь и оскорбляясь, пересыпая скупые слова недоверчивыми и презрительными гримасами, агрономы раскрыли пред нами секреты халабудовского жита и собственной головокружительной карьеры. Осенью в Куряже работал какой-то уполномоченный Халабуды, имевший от него специальное поручение посеять жито. Он уговорил работать пятнадцать старших мальчиков и расплатился с ними очень щедро: их поселили в отдельном флигеле, купили кровати, белье, одеяла, костюмы, пальто, заплатили по пятьдесят рублей каждому и обязались по окончании работы выдать дипломы агрономов. Поскольку все договоренное, кровати и прочее, оказалось реальностью, у мальчиков не было оснований сомневаться и в реальности дипломов, тем более что все они были малограмотны и никто из них выше второй группы трудовой школы не бывал. Выдача дипломов затянулась до весны. Это обстоятельство, однако, не очень беспокоило мальчиков, хотя халабудовский уполномоченный и растворился в эфире помдетовских комбинатов, но его обязательства благородно принял на себя заведующий колонией. Уезжая вчера, он подтвердли, что дипломы уже готовы, только нужно их привезти в Куряж и торжественно выдать агрономам.
Я сказал мальчикам:
— Ребята, вас просто надули! Чтобы быть агрономом, нужно много учиться, несколько лет учиться, есть такие институты и техникумы, а чтобы поступить туда, тоже нужно учиться в обыкновенной школе несколько лет. А вы… Сколько семью восемь?
Черненький смазливый юноша, к которому я в упор обратился с вопросом, неуверенно ответил:
— Сорок восемь.

Так вот. Вы, Алексей, такой вот «агроном», и остальные члены «молодежных палат» Москвы — такие вот «агрономы». Вам выдали чистенькие рубашки и поселили в приличные комнаты; это особенно заметно на фоне общей нищеты и запущенности. Вам сказали, что то, чем вы занимаетесь — это и есть «развитие личности» и «карьерный рост», что вы теперь не такие как все, что вы теперь «молодые парламентарии». А поскольку вы не знаете, сколько будет семью восемь — вы и поверили. (Да вы и рады были поверить, ведь вы уже видите, что вы лучше и чище других: у вас есть чистая рубашка, а другие ходят в драных клифтах).

Мне очень не хочется вас расстраивать, Алексей. Понимаете ли, «парламентарий» — это человек, которого кто-то куда-то выбирал. А вас никто не выбирал. Вас набрали по объявлениям. И то, чем вы занимаетесь в своей «молодежной палате» — это не деятельность, это ее имитация.

Еще хочу вам открыть один секрет: никакой «молодежной политики» не существует, никаких «молодежных палат» — тоже. Школьные турниры дебатов — ок, прекрасно. Но когда вам исполняется 18 лет, вы обретаете пассивное и активное избирательное право. Не бывает «молодежной» политики, не бывает «женской» или «ветеранской». Вам, Алексей, в этом году исполняется 27 лет — а вы заседаете в «молодежной палате»; вы сами-то свою ущербность понимаете? Вам вешают лапшу на уши, объясняя, что то, чем вы занимаетесь, нужно и важно; на самом же деле — циничные ублюдки из мэрии просто используют вас, и заодно делают так, чтобы ваша молодая энергия ненароком не пришла в настоящую политику.

Никаких депутатских корочек (равно как и дипломов агрономов) вы не получите; чтобы их получить — надо не по темнику в соцсетях отрабатывать, а заниматься политикой.

* * *

Среди раково-собянинских «молодежных парламентариев» есть, безусловно, искренние люди, которые правда хотели как-то самореализоваться в общественной деятельности; есть и подонки-карьеристы, юные единороссы, которые искали место потеплее. Вторые просто глупы: все теплые места у власти давно заняты и переделены; они зря возлагают надежды на все эти «молодежные палаты» как на карьерный лифт — их там только поиспользуют, но никуда этот лифт не поедет.

А вот первых создатели системы «молодежных палат» и проекта «Движок» просто очень подло обманули. Метод, который прекрасно работал в 20-х годах прошлого века (пообещай что-нибудь, подкинь копеечку, надели атрибутами статуса) тем более работает и сейчас.

Комментарии: 

Проект «Движок»: армия ботов Сергея Собянина

У мэрии Москвы есть армия ботов, которая открыто содержится за бюджетный счет. Замаскирована она под «молодежный парламентаризм». В каждом московском муниципалитете есть «молодежная палата», члены которой в обязательном порядке регистрируются в проекте под названием «Движок».

Лидеры проекта «Движок» — симпатичные юные парламентарии

В системе «Движок» молодые парламентарии должны заниматься всякими добрыми делами. За добрые дела дают баллы. За баллы им дают ништяки. Все просто.

Но только «добрые дела» — это не перевод бабушек через дорогу, не покраска скамеек, и даже не написание рефератов о молодежном парламентаризме. Добрые дела для молодых парламентариев — по замыслу мэрии — это «активная работа в соцсетях». Да-да, она самая.

Один из участников системы прислал нам на «Черный ящик» пример типичного задания из «Движка». Скриншот ниже, но сводится все к тому, что надо осветить снос павильонов у метро в нужном для мэрии свете. То есть, молодых парламентариев просят поработать собянинскими ботами — за 17 поощрительных баллов.

Вот пример задания из бэк-офиса «Движка»

Вот что такое, по мнению московских властей, значит «внести вклад в развитие Москвы», продемонстрировать «знания, практику и опыт», способствовать «карьерному росту» и «самореализации»!

Перепост сообщений в соцсетях по темнику из мэрии — это карьерный рост и самореализация

Между прочим, за набранные баллы молодых парламентариев назначают на должности, включают в «кадровый резерв» и обещают им продвижение по службе. Это настоящее растление, если честно: молодым людям (уверен, многие из них пришли в эти структуры молодежного парламентаризма искренне, желая сделать что-то для своего района) с самого начала объясняют, как добиться успеха — выполняй распоряжения начальства, лайк, шэр, репост, и будешь в шоколаде!

В систему вовлечено более 2000 молодых людей (более 1500 членов молодежных депутатских палат и более 600 «резервистов»), и хотя не все они активны, объем информационного мусора, который они создают, весьма впечатляет.

Баллы дают место в рейтинге

Три минуты на простой эксперимент, который может повторить любой: берем трех лидеров рейтинга, заходим на их страницы в соцсетях (Анна Арбатская, Дарья Смирнова, Юлия Еремина), и... что мы там видим? Ну конечно!

Анна Арбатская креативно подошла к выполнению задания, она умеет использовать эмодзи
А Дарья Смирнова заработала свои 17 баллов тупым репостом; нехорошо, Даша!
Юлия Еремина решила тоже особо не утруждать себя

Отдельно выкладываю весь темник про снос павильонов, который получили активные московские молодежные парламентарии от своих кураторов. Почитайте, там очень круто. Упор делается на страх:

Темник — это аж 18 страниц таких любовно расписанных страшилок

Предполагается, что для убедительности своих постов участники «Движка» должны рассказать об опасностях «незаконных» торговых павильонов. Также для удобства пользователей подобраны и картинки:

Пугать москвичей в соцсетях предлагается фотографиями вроде этой

Проект «Движок» — аморален и лжив. Тысячи молодых людей стимулируются врать, бездумно распространяя в соцсетях информацию, спускаемую из мэрии, и делается все это за деньги налогоплательщиков.

Естественно, все это удовольствие — за бюджетные деньги

Я обращаюсь в правоохранительные органы с требованием проверить законность выделения средств на этот проект и с требованием пресечь преступную деятельность «Центра молодежного парламентаризма».

Если вы знаете больше о проекте «Движок» — напишите мне или на «Черный ящик ФБК»!

Комментарии: 

Готовятся к китайскому варианту

В «Ведомостях» сегодня — крайне интересная статья о планах государства по превращению российского интернета в китайский. Прочитайте ее обязательно целиком, но я перескажу тезисы:
— весной прошлого года прошли учения по отрезанию российского интернета от мира, которые показали, что он, будучи отрезанным, перестает работать (мы подробно обсуждали это пару недель тому назад в «Точке»);
— нашим властям очень хочется уметь отрезать рунет от внешнего мира (если понадобится), но чтобы при этом он продолжал работать (как в Китае);
— поэтому они планируют запустить большой (и весьма дорогой) проект фактически по дублированию инфрастуктуры DNS, построить РосГосDNSСервер;
— кроме того, они признают, что ничего не знают о положении дел со связностью российского сегмента интернета, и хотят запустить свой проект по мониторингу связности.

О чем это говорит нам? Технически — о том, что наш прогноз на 2016-й год был совершенно верным и уже начал сбываться, а также о том, что инициатива ОЗИ по мониторингу связности была более, чем своевременной. Когда мы ее анонсировали, было много сомневающихся комментов в духе «да ладно, неужели государство сейчас не знает про то, какие кабеля из России наружу торчат?» — как видите, действительно не знает, но, к сожалению, решило узнать. Хорошо, что мы будем знать это раньше и лучше (анонсирую публикацию первых результатов нашего исследования на начало следующей недели).

Политически же статья в «Ведомостях» подтверждает известный факт: российский чиновник есть существо тупое и ограниченное, привык все пересчитывать в понятные ему системы понятий, и постичь какие-то вещи за их пределами просто не в состоянии. Поэтому интернет с его сетевым, невертикальным устройством остается для него пугающей и непознаваемой terra incognita. Лучше всего это видно в цитате, которую я отдельно вынес выше скриншотом: для российского чиновника реестр IP-адресов ведет «голландская компания RIPE-NCC», ну то есть все понятно, Голландия — НАТО — враги, могут в любой момент отключить. Так и Путину докладывают, уверен.

На самом деле, RIPE-NCC — это не компания, а НКО, самоуправляемое объединение своих членов, платящих взносы. Членами RIPE-NCC являются локальные регистраторы, лиры; они на площадке RIPE-NCC договариваются о принципах, по которым между лирами распределяются диапазоны IP-адресов, и дальше уже лиры самостоятельно их распределяют по своим клиентам. Типичный лир — это интернет-провайдер; в силу того, что в России провайдеров очень много, то и российских членов RIPE-NCC очень много, сотни. (И, соответственно, голоса российских компаний играют там важную, а часто и решающую роль). Но российский чиновник не понимает, как это — самоуправление; не понимает, как это — когда игроки рынка сами договариваются о правилах игры и о распределении дефицитного ресурса.

Ну а поскольку они этого не понимают, то они будут и дальше пытаться с этим бороться.

Комментарии: 

В «Точке» про защиту интернета

Вчера вечером получился очень содержательный эфир на «Эхе Москвы» с Александром Плющевым и Сергеем Оселедько в программе «Точка»: говорили про угрозы интернету в России, про Общество Защиты Интернета, про наши проекты и перспективы. Приятно, когда с ведущими на одной волне, когда они дают высказаться и сами при этом активно участвуют в обсуждении. На сайте есть видео и аудиозаписи эфира, скоро появится и текстовая расшифровка, посмотрите/послушайте/почитайте!

Александр и Сергей согласились с тем, что в предвыборный год, в начале большого политического сезона 2016-18гг., именно государство будет главной угрозой для интернета. Кейсы типа Рутрекера становятся объектом пристального изучения, и из них делаются выводы; если государство решит, что нынешней инфраструктуры блокировок недостаточно, то будут приняты новые законы и регуляторные меры. Наша задача — быть на шаг впереди, предсказывать эти шаги и быть к ним готовыми.

http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/51235

Вот посмотрите, например: прямо под выборы готовятся некие «мониторинг информационных угроз» и «новые предложения по регулированию обработки данных граждан РФ в сети интернет». И кем готовятся: Чайка, Бортников, Жаров — вся честная компания! И, думаю, это еще далеко не всё, много сюрпризов нас ждет.

Что ж, поборемся.

P.S.: Если вы еще не видели: вот короткая видеопрезентация первого проекта ОЗИ под названием «Атака на СОРМ»:

Комментарии: 

Кейс Рутрекера: победа над "вечной" блокировкой

РосКомСвобода опубликовала большой обзор относительно жизни Рутрекера после (заведомо незаконной) «вечной» блокировки, и этот обзор несет очень хорошие новости.

Вкратце: падение посещаемости не превысило 20%, сейчас наблюдается восстановление количества ежедневно активных пользователей, а численность зарегистрированных пользователей приближается к 15 миллионам; некоторые метрики полностью восстановились до «доблокировочного» уровня.

Это означает тектонический сдвиг в отношении российских пользователей интернета к инструментам обхода блокировок и к умению ими пользоваться. Год назад, когда суд заблокировал мой ЖЖ, я потерял около 80% читателей; полгода назад, когда я проводил опрос своих подписчиков, лишь около 50% заявили о наличии у них инструментов обхода блокировок; сейчас же более 80% пользователей Рутрекера справились с «вечной» блокировкой. (Понятно, что это разные аудитории и сравнение «в лоб» не может быть полностью корректным, однако же разница в цифрах слишком велика, чтобы не замечать очевидного тренда). Ситуация перевернулась буквально с ног на голову.

Спасибо самому Рутрекеру, который занял принципиальную позицию, последовал результатам голосования пользователей, и провел в оставшееся до блокировки время отличную информационную кампанию; спасибо Роскомсвободе за просветительскую кампанию OpenRunet.

Ситуация похожа на историю с блокировкой Twitter и Youtube в Турции в марте 2014 года: тогда результатом блокировки тоже стал взрывообразный рост пользователей Tor и других инструментов обхода, что в итоге повлекло за собой отмену блокировки (за полной бессмысленностью) уже в конце мая.

ОЗИ напоминает: обход блокировок полностью законен.

Комментарии: 

ОЗИ: Три первых проекта

Итак, начинаем работу Общества Защиты Интернета.
В исходной презентации мы перечислили добрый десяток разных идей, и надо было понять, с чего начать. Мы с Сергеем Бойко много думали над тем, как построить нашу работу, и выработали такой план:
— выберем, из всего спектра идей, те проекты, которые мы можем сделать сами, на волонтерских началах, в свое свободное время, ну или с привлечением минимума внешней помощи; остальное пока отложим; — посмотрим, что пойдет и как пойдет (что лучше получается, что приносит больше пользы, что больше нравится людям), и исходя из этого ранжируем отложенные на будущее проекты и идеи;
— по мере роста сил, прибавления волонтеров и ресурсов, по мере нащупывания слабых точек у оппонентов будем запускать новые проекты и инициативы, примерно по одному раз в три месяца;
...
— ПОБЕДА СИЛ ДОБРА!

http://ozi-ru.org/

В составлении списка проектов и определении того, чем заняться, нам помог ряд экспертов и наших хороших товарищей, и нам отдельно очень хотелось бы поблагодарить за помощь и советы Петра Диденко, Александра Ларьяновского, Олега Сальманова, Андрея Солдатова и Станислава Шалунова.

И я с гордостью представляю список первых трех проектов ОЗИ. Они очень разные (и это специально так, см. план выше); не факт, что все «взлетят», и это нормально — не взлетевшие заменим на другие. Но пока что начинаем вот с чего:

1. Атака на СОРМ.
Это — юридический и политический проект. ФСБ заставляет провайдеров за свой счет покупать у узкого круга специальных лицензированных фирм неоправданно дорогое оборудование СОРМ для того, чтобы шпионить за пользователями. Это примерно как с кассовыми аппаратами, которые предпринимателей заставляют менять в ответ на каждый чих в законодательстве — только здесь навязываются железки за миллионы рублей, и эту стоимость операторы связи вынуждены перекладывать на пользователей, повышая стоимость услуг. Нынешние практики СОРМ — коррупциогенны и часто незаконны. Их можно и нужно оспаривать в судах и отменять. Так что впереди нас ждет громкий процесс: провайдеры подадут в суд на ФСБ по поводу незаконности новых требований по установке оборудования СОРМ.
Мы нашли пару смелых провайдеров, которые готовы пойти вместе с нами в крестовый поход против СОРМ, но будем рады всем, кто захочет присоединиться: чем больше участников, тем больше вероятность успеха и тем меньше индивидуальные риски для каждого из них. Пишите нам: mail@ozi-ru.org

2. Мониторинг связности.
Это — технологический проект. Сейчас российский сегмент интернета связывают с внешним миром по разным оценкам от 50 до 200 физических каналов связи. Не раз уже вслух и в кулуарах звучали планы властей снизить количество этих каналов до 3-4, олигополизировать рынок трансграничной передачи данных.
Во-первых, для того, чтобы дать «заработать» денег дружественным фирмам; во-вторых, для того, чтобы можно было, в случае необходимости, отрубить российский сегмент интернета от внешнего мира одним движением рубильника. Наш проект заключается в том, чтобы мониторить и делать достоянием общественности связность российского интернета с мировым; тогда попытка ухудшить связность не останется незамеченной, и у нас будет время и возможность для того, чтобы отреагировать на нее.
Для этого проекта нам понадобятся волонтеры-программисты; ТЗ написано, нужны рабочие руки. Записаться можно здесь.

3. Индекс свободы интернета.
Это — «медийный» проект. Расскажу про него во всех подробностях немного позже — когда мы опубликуем первый индекс на сайте ОЗИ.

Начинаем!

Заходите на ozi-ru.org, подписывайтесь на новости.
И не забывайте про петицию в защиту персональных данных!

Комментарии: 

Путин и интернет: знакомство продолжается

Президент продолжает познавать интернет пугающими темпами. Буквально месяц тому назад он впервые упомянул о нем в публичных высказываниях, два дня тому назад продемонстрировал знание некоторых мемов, а сегодня уже открыл для себя, что в интернете разные люди часто пишут анонимно, и при этом вовсе не только хвалебные отзывы (как в тех распечатках, которые ему раньше приносили).

При встрече с неожиданным и неприятным наружу лезут самые базовые инстинкты, и престарелый президент — не исключение. Рука чекиста хватается за маузер. «Представься, мразь», как бы говорит Путин анонимному жалобщику, а не то разберемся с тобой, как Лаврентий Палыч. Не с Чайкой, не с Кадыровым, не с Бастрыкиным, конечно же — а с тем, кто про них нехорошее пишет. Все предельно понятно. (Отдельно, конечно, можно обсудить, что было бы с современным немецким политиком, который бы сказал, допустим, что «с мигрантами Гиммлер отлично справлялся», но не будем: уж очень грустным получится сравнение»).

Владимира Путина ждет еще много сюрпризов в интернете. И все они будут вызывать такую же реакцию: топот ногами, брызганье слюной и попытки всё немедленно запретить. В точности, как я и предсказывал. Сегодняшняя его реплика не была удивительной, она только подсказала вектор первого удара: анонимность. Здесь явно сказывается влияние свежевозвысившегося советника Клименко: идея о том, что в интернете не должно остаться никакого места для анонимности, им многократно и последовательно высказывалась. Вот и Путину он ее уже присоветовал.

А в это время (два мира — два Шапиро!), Facebook поддержал Tor в своем приложении для Android, тем самым сделав многое для анонимности и безопасности своих пользователей, в том числе в Китае с его великим файрволлом. И из России хорошие новости: Facebook отказывается раскрывать данные о посещаемости личных страниц пользователей Роскомнадзору. Так что не вышло бы, что Путин и Клименко плюют против тренда. Мы еще посмотрим, кто кого сборет: в противостоянии Путин vs Facebook я делаю ставку не задумываясь.

Комментарии: 

Прогноз на 2016 год: что будет с интернетом

На РБК сегодня опубликован отличный обзор законодательных нововведений в области регулирования (а на самом деле — удушения) интернета и интернет-бизнеса в России, которые будут влиять на нашу с вами повседневную жизнь в 2016 году.

Список довольно пугающий: от чистки выдачи поисковиков до перлюстрации в мессенджерах, от новых блокировок до ограничения конкуренции. И все это не «возможно случится», для всего этого уже нормативная база есть. Но все это выглядит мозаично — здесь запрет, там запрет, запрет ради запрета. Есть ли во всем этом какая-то система и смысл?

Уверен, что есть. Рассматривая и уже вступившие в силу и еще готовящиеся запреты, анализируя публичные высказывания старых и новоявленных «чиновников от интернета», которых буквально в последние недели развелось превеликое множество, я считаю, что общая картинка вполне понятна. Рискну сделать некоторые предположения относительно того, в чем заключаются цели российских властей в отношении интернета, и чего нам стоит от них ждать в 2016 году.

1. Интернет, совершенно точно, воспринимается ими как угроза.
Особенно остро они это ощущают в год выборов. Ведь главная проблема власти заключается в том, что выборы являются исключительно источником головной боли. От выборов у правящей группировки больше власти появиться не может; у них и так есть абсолютная власть. Федеральные выборы — раздражающая обязанность, когда много что может пойти не так, а если все пройдет гладко и по плану, то ничего не изменится и лучше (для них) не станет. Это делает власть нервной, заставляет дергаться, истерить, ошибаться. Поэтому реакция на все, что представляется угрозой, будет неадекватной.
Прогноз в этой части:новые и новые дикие инициативы в формате «бешеного принтера».

2. Они не хотят закрывать интернет целиком.
Они понимают, что в интернете есть бизнес, там есть вкусные куски. Следует ждать в 2016 году запуска громких, амбициозных, хорошо профинансированных государственных распил-проектов в области электронного образования и электронной медицины; новые транши пойдут на электронные госуслуги. Прикормленным властью мелким сошкам типа Клименко и Мариничева такого рода проекты будут переданы на кормление. И, конечно, всегда на горизонте маячат лоты побольше, типа «национальной операционной системы» или «большого российского файрволла», на которые нацелились крупные рыбы навроде Касперской, но их финансирование и запуск будут зависеть от макроэкономической ситуации, нефтяных цен и т.д. — потому что это ситуация из разряда «и хочется, и колется».

3. Они сделают все для того, чтобы иметь возможность выключить, если «припечет».
В качестве модели и образца для подражания, безусловно, выбран Китай. Они прекрасно знают, что блокировки эффективны (всем нам кажется, что блокировки неэффективны и легко обходятся, но на практике, увы, это не так). Первый шаг на пути к китайской системе контроля над интернетом — резкое снижение связности российского сегмента сети с внешним миром. Главный прогноз в этой сфере на 2016 год: будет развито большое давление на провайдеров (через лицензии, через новые требования, через навязывание нового дорогого оборудования, непосильного для небольших игроков) с целью консолидации и олигополизации рынка; в конце концов власть будет пытаться добиться того, чтобы из России во внешний мир вело 3-4 легко контролируемых и легко отключаемых канала связи. Практика блокировок, в том числе внесудебных, будет продолжаться и расширяться.

4. Цензура будет шириться, оставаясь, при этом, выборочной.
Аппетиты спецслужб растут: мы видим публично озвучиваемое желание загнать под эгиду СОРМа не только сырой трафик и голос, но и все новые формы коммуникаций (в первую очередь — мессенджеры). Им очень хочется иметь доступ ко всем данным и транзакциям российских пользователей. Почему? Я далек от мысли о том, что основной целью является всеобъемлющая цензура и/или перлюстрация. На это не хватит никаких ресурсов. Нет, во-первых здесь есть, конечно, финансовый интерес: получить новые рынки сбыта для оборудования СОРМ, которое продают только специально лицензированные «правильные» фирмы по многократно завышенным ценам; во-вторых, сами данные, к которым спецслужбы получат доступ, тоже имеют коммерческую ценность. Что же касается политического сыска и репрессий, тут будет применяться излюбленный выборочный подход, по образу и подобию Болотного дела: показательно, сурово и бессистемно наказать несколько совершенно случайных людей, чтобы все остальные боялись; ну и плюс адресно преследовать некоторое небольшое количество самых заметных активистов.

И все-таки в 2016 году все будет хорошо. Потому что у нас все получится: мы создадим крутое «Общество Защиты Интернета» и политическими методами добьемся того, чтобы наступление на интернет в России остановилось.

С Новым годом!

Комментарии: 

Общество Защиты Интернета

События последних месяцев не оставляют ни малейшего сомнения: в выборный 2016 год одним из главных фронтов борьбы между режимом и свободой, между мракобесием и здравым смыслом станет интернет. Это и понятно: власть прекрасно помнит, как в 2011 году (когда проникновение интернета было вдвое меньше), один только мем про «партию жуликов и воров» уничтожил результат «Единой России», вынудил власть пойти на массовые фальсификации на выборах, вызвал массовые уличные протесты. Сейчас, на фоне резкого снижения уровня жизни избирателей, интернет, при гораздо более высоком его распространении, становится непредсказуемой угрозой, которую, к тому же, власть не очень понимает; полыхнуть может что угодно и как угодно — фильм «Чайка» свежий тому пример.

Именно поэтому президент Путин впервые начал обращать на интернет пристальное внимание, именно поэтому не проходит и дня без новой инициативы что-нибудь запретить, именно поэтому лихорадочно появляются новые должности и открывается новое финансирование для самых одиозных борцов со свободой в интернете.

На самом деле, конечно, пугающему тренду не первый год — и с этим срочно надо что-то делать

В 2016 году нас ждет масштабное, беспрецедентное наступление на интернет в России. Интернет нуждается в защите. Каким бы он ни был хорошим, каким бы он ни был устойчивым, если очень много разных злых людей, путиных, никифоровых, жаровых, клименок, малофеевых и ашмановых всех сортов, будут систематично, используя все свои ресурсы, его портить — они его испортят.

Я долго думал над этой проблематикой, и сейчас, когда все подводят итоги года и говорят о своих планах на будущий год, хочу сделать важное объявление: совместно с рядом единомышленников я планирую в 2016 году создать и запустить новое НКО, «Общество Защиты Интернета», основной целью которого будет политическая работа в защиту интернета от посягательств со стороны российских властей.

Посмотрите небольшую презентацию — это, скорее, набор идей относительно того, чем ОЗИ будет заниматься. Мы еще приведем все это в порядок и структурируем. Запустим ряд пилотных проектов, как технологических, так и медийных, поглядим, что лучше идет, что оказывает большее влияние на ситуацию — и исходя из этого будем уточнять нашу стратегию и тактику.

С огромным уважением отношусь ко всему, что делают РосКомСвобода и Ассоциация Пользователей Интернета — это организации, которая работают, прежде всего, в просветительской и правозащитной плоскостях, информируя пользователей об их правах и защищая эти права. Мы встречались с ними, и, я уверен, у нас будет много совместных проектов.

С уважением отношусь ко многому (не ко всему) из того, что делает РАЭК — они пытаются действовать «дипломатическими» методами, взаимодействуя с наиболее внятными из чиновников, отстаивая интересы ИТ-отрасли за столом переговоров. Думаю, мы тоже найдем определенные пересечения.

Но в целом, сегодня ситуация такова, что без инструментов публичной политики, без создания политического давления, без повышения ставок и вовлечения широких кругов пользователей (не только экспертов и профессионалов) в борьбу за защиту их прав, ситуацию не удержать.

ОЗИ — общественная организация, которая будет вести работу политическими методами. Политические методы становятся применимы тогда, когда проблема начинает затрагивать интересы всех или почти всех людей, и это как раз про интернет сейчас. Митинги и публичные кампании, петиции и протестные акции — настал тот момент, когда для защиты интернета надо включить весь набор именно политических инструментов, иначе ему (и нам всем) не сдобровать.

Сегодня они пришли за Рутрекером и Телеграмом, завтра придут за Одноклассниками и World of Tanks: у миллионов пользователей будут возникать вопросы «а что нам делать-то», и должен найтись кто-то, кто даст ответы на эти вопросы, кто сможет организовать этих пользователей на борьбу в защиту их прав. Вот ОЗИ, если все у нас получится, хочет стать именно такой организацией. Как мы сейчас, грубо говоря, дальнобойщикам рассказываем, как наклейки печатать и как протестные акции проводить, так мы и всем интернет-пользователям расскажем. Это и есть политическая работа.

Ведь хорошая новость заключается в том, что не было еще случая, чтобы российские власти не отступили перед хорошо, профессионально организованным политическим давлением. (Даже те же штрафы за «Платон» в 100 раз снизили, как только какая-то угроза массовых протестных акций возникла). Вот этим мы и займемся. Только политическими методами в 2016 году можно будет отстоять наш интернет таким, каким мы его любим, таким, к какому мы привыкли.

Расскажу подробнее про ОЗИ и отвечу на все вопросы сегодня в 17.00 в рамках «еженедельного Перископа». Подключайтесь! (Запись прошлого понедельника доступна по ссылке).UPD: вот сегодняшний эфир целиком.

Не забывайте подписывать и распространять петицию в защиту наших с вами персональных данных!

Комментарии: 

Неофициально и в кулуарах (дела Роскомнадзора плохи)

Вчера меня все как давай спрашивать: «неужели это всё, сдались интернет-компании»? Я сначала не очень понял, почему: я ситуацию плотно мониторю, в том числе, общаясь с сотрудниками этих самых интернет-компаний, и знаю, что никаких изменений нет, ситуация как была подвешенной, так и остается. Оказалось: глава Роскомнадзора Жаров (третий в моем личном рейтинге врагов интернета в России; первый — Путин, второй — Никифоров) вчера в кулуарах бессмысленного «интернет-форума» высказался о неких слухах о том, что якобы Google и Apple «начали подготовку к переносу персональных данных в Россию».

Вот буквально так: кто-то кое где у нас порой.

http://tass.ru/ekonomika/2546464

«По неофициальной информации», «в кулуарах», «ведут работу».

Послушайте, это не плохая новость, это очень хорошая. Осталось 7 рабочих дней до окончания отсрочки, которую РКН дал интернет-компаниям на выполнение требований вступившего в силу 1 сентября закона о локализации данных (то есть закона о продаже ФСБшниками всех наших личных данных преступникам). И вот за 7 дней до конца, у РКНа нет ничего: ни одного официального согласия на перенос данных (иначе бы они тут же об этом бы раструбили и визжали бы от радости), никакого реального переноса (если интернет-гиганты только сейчас «ведут работу», то до Нового года они точно ничего не перенесут). Это означает, что дедлайн 1 января точно будет сорван, появится некий новый дедлайн, некое пространство для политического торга и переговоров.

Именно поэтому сейчас надо дальше давить на интернет-компании, напоминая им, что забастовка против закона о переносе данных является их моральной обязанностью, и они должны все вместе противостоять РКНу в интересах своих пользователей. И что в этом есть смысл: еще немного упорства, и РКН дрогнет и отступит, как он отступает всегда, встречаясь с организованным сопротивлением.

А слова Жарова являются попыткой сделать хорошую мину при очень плохой игре. Ну и, конечно, очень банальной попыткой «развести» на согласие одних, спекулируя тем, что «вы последние остались, все другие уже согласились» (что, конечно, неправда). Только так их и можно воспринимать.

И, конечно, надо подписать и распространить петицию в защиту наших персональных данных от жуликов и цапков. Она уже заставляет РосКомНадзор очень нервнивать — это отлично.

Комментарии: 

Вы нас даже не представляете (про интернет)

Внимание Владимира Путина к интернету — которое представляет собой главную угрозу для интернета в нашей стране — кажется, увы, не утихает. А только наоборот.

http://www.vedomosti.ru/technology/articles/2015/12/21/621862-putin-internet-otrasli

Фонд ИРИ — это одна из тех мракобесных структур, которые систематически занимаются тем, что портят интернет, выдвигая разные новые ограничительные, регулирующие и блокирующие инициативы якобы «от имени сообщества». Ключевым лицом фонда является Герман Клименко, человек, который давно понял, что если ты не состоялся как интернет-предприниматель (вы давно слышали про LiveInternet?), это всегда можно компенсировать близостью к государству и распилом. Фонд ИРИ, который Клименко основал, является характерным примером такой деятельности: его другим учредителем является созданный Путиным ФРИИ («фонд развития интернет-инициатив»). ИРИ через ФРИИ (то есть от государства) получает ресурсы на свою деятельность, которая и заключается в том, чтобы писать вредные для отрасли «концепции развития отрасли». А потом Путин приходит на встречу с ИРИ, и как бы забывает о том, что ИРИ — это государственная, по сути, структура, и все делают вид, что это действительно сама отрасль что-то предлагает.

Так что приходит Путин встречаться с интернетом, а интернет и сам - Путин.

Больше всего меня задел, впрочем, не сам факт очередной встречи Путина с Путиным (он только с Путиным и встречается в последнее время, больше-то с ним особо никто не хочет разговаривать не хочет), а то, что даже «Ведомости» пишут: «Путин во вторник встретится с представителями интернет-отрасли». С представителями? Да ладно. Кто их выбирал-то? Кого они представляют? (А ведь речь про интернет между прочим: тут без проблем можно было бы и настоящие выборы представителей провести. Но нет.)

(Кстати, забавный нюанс. Я запостил этот опрос, он дал, конечно, вполне ожидаемые результаты, и тогда примерно через час набежали боты — около полутора тысяч — и нажали кнопочку «Да». То есть они там очень хорошо понимают, что никого не представляют, это для них больно и они переживают за это. Ну и хорошо).

Вопрос о том, как создать структуру, которая действительно будет представлять интернет в грядущем большом противостоянии с властью, занимает меня уже несколько месяцев, и я скоро представлю на него свой ответ. Некоторые первые наброски — по ссылке. Что скажете?

Комментарии: 

Источник угрозы интернету

В 2013 году в словах Владимира Путина во время ежегодной пресс-конференции интернет упоминался один раз, в 2014 году — ни одного раза. Вчера — четырежды, и каждый раз в сомнительном и опасном (для интернета) ключе.

Что касается Чайки. Что касается кого ещё? Турчак и прочие. Я знаю, что в СМИ, в интернете появляется информация о том, что Турчак, допустим, причастен к избиению журналистов. Так он сам причастен либо его отец причастен?
Я читал, конечно, в интернете, в некоторых других разных изданиях по поводу Екатерины Тихоновой, так же как и по другим возможным моим родственникам и дочерям разные вещи, читал в разное время.
По поводу Турчака хочу что сказать. Насколько я видел из интернета, из других изданий, ведь речь идёт не о нём самом, речь идёт о том, что якобы его отец вмешивался.

Вот три из этих цитат: вы видим, что президент, наконец-то, начал «читать в интернете» (ранее он никогда публично не говорил, что как-либо пользуется сетью), и это его расстраивает: интернет приносит ему негативную, неприятную для него информацию, причем в искаженном виде. Так, на самом деле (и это звучало в вопросе) информация о причастности губернатора Турчака — а вовсе не его отца — к избиению журналиста Олега Кашина, содержится в материалах уголовного дела. Но Путин отмахивается — типа, ну в интернете что-то там пишут, мало ли что пишут.

Главная угроза для интернета в России выглядит сегодня так

Итак в 2015 году президент России наконец-то обнаружил и признал существование интернета, и осознал, что интернет является источником неприятных вещей. Там пишут всякие плохие вещи, там легко проверить, что он очень часто лжет, там хранится очень много информации, которая противоречит его словам и действиям. Как реагирует на такое открытие политик в конкурентной среде? Уходит в отставку. Ну или прекращает врать, хотя бы. Как реагирует на такое открытое обладающий абсолютной власть монарх? Вполне предсказуемо:

Надо всё внимательно посмотреть. Так же как нужно внимательно посмотреть и очистить все возможные составляющие сведений, появляющихся в интернете.
В июне 2014 года официальная «Российская газета» приводит слова президента об отсутствии каких бы то ни было российских военных на Украине — в декабре 2015 года президент признает, что лгал. Если бы можно было «почистить» интернет, проблемы бы не было, не так ли?

Владимир Путин заметил интернет, и, это значит, что именно он превратился сейчас в главную угрозу для него. К гадалке не ходи: надо ждать в ближайшие месяцы новых и новых законодательных инициатив, которые будут ограничивать конституционные свобода поиска и распространения информации в сети. А нам с вами надо серьезно подумать о том, как мы будем этому противостоять, какие у нас вообще есть возможности.

P.S.: Не забудьте подписать и распространить петицию в защиту наших с вами персональных данных от жуликов и цапков. Если все еще сомневаетесь (или если ищете аргументы, чтобы убедить в важности подписания петиции своих родственников, коллег и друзей) — вот моя свежая статья на сайте «Эха Москвы» с подробной аргументацией. Спасибо!

Комментарии: 

Трусливый гражданин

Эта история в письмах началась 6 ноября, на следующий день после моего поста и эфира на Эхе о том, что «Активный гражданин» является фикцией и профанацией идеи электронной демократии.

6 ноября.
Приветствую! Мы тут у нас в Высшей школе урбанистики НИУ ВШЭ затеяли небольшой круглый стол по поводу "Активного гражданина" и вообще взаимодействия горожан и власти в цифровую эпоху. Обсуждение человека на 4-5. Надеемся всё-таки кого-то из мэрии вытянуть, кто АГ занимается. Запланировали на вечер среды, 18-го ноября в библиотеке Достоевского на Чистых. Соответственно, тебя хотим позвать туда. Скажи, тебе удобно будет такое время (и вообще событие)?

Да, конечно, не вопрос. С радостью.

За деньги налогоплательщиков создана система бессмысленных для голосований «за все хорошее»
9 ноября.
Привет! Круглый стол по активному гражданину решили перенести на среду, 25-го на вечер (это 20.00 ориентировочно).

Хорошо, хорошо.

22 ноября.
Привет! Вот ивент круглого стола:

Отлично. И в очередном посте с итогами дискуссии по АГ ставлю анонс круглого стола. Но тут...

24 ноября.
Привет! Я хочу сообщить, что мы снова круглый стол переносим. Тут внезапно на нас среагировали из мэрии (хотя до этого две недели ни ответа, ни привета, и мы уже не рассчитывали на них), и там чуть ли не Ракова изъявила желание поприсутствовать. Но очень просили перенести дискуссию, так как у них на среду какое-то очень важное мероприятие выпадает. Так как мы и так много сил приложили, чтобы кого-то, кто непосредственно за АГ отвечает, вытянуть, то решили пойти навстречу. Насчет Раковой я все же сомневаюсь, конечно, но какого-нибудь Ермолаева они вполне могут делегировать. Тогда и дискуссия будет интереснее и внимания к ней побольше.
Мы с ними в среду-четверг должны решить, переносим на неделю или на две. Если поймем, что они чё-то мутят (это же мэрия все таки), то просто проведем без них через неделю. Мне правда очень неудобно вот так в последний момент переносить, но скажи, ты будешь в Москве в следующую среду или через две недели в среду?
Ещё теоретически могут попытаться на нас как-то надавить, чтобы тебя не было (пока вроде все спокойно с этим), но тут мы решили, что либо проводим круглый стол с твоим участием (если у тебя получается присутствовать), либо не проводим вообще.

Последний абзац звучит, прямо скажем, подозрительно, не правда ли? Я коллегам из ВШЭ честно написал, что это все полная ерунда, и что мэрия просто не хочет разговаривать, а хочет дождаться, пока тема уйдет, перестанет быть интересной, а потом тихонечко слиться.

Примерно 250 тысяч голосов по любому вопросу, вне зависимости от его важности — уровень «белого шума» в системе
24 ноября.
... Для нас принципиально, как для лаборатории, которая занимается городскими конфликтами, попытаться собрать на одной площадке разные стороны. Ведь, по большому счёту, претензии к тому же АГ и так всем известны и понятны, а вот если появляется тот, кто на них может как-то ответить, то это гораздо интереснее становится.
Мы когда ставили две недели назад стол на эту среду, были уверены, что тема протухнет к этому времени. Но вроде ничего, держится. А всего-то несколько человек с разных сторон про неё пишет. Так что, учитывая, что скоро новая инфа по этой теме выйдет, и соответственно, на нее будет реакция, то и через две недели будет актуальной.
Самый, конечно, щепетильный вопрос — в том, что мэрия в своих просьбах может пойти дальше: согласовать список вопросов, потом согласовать список спикеров. Тут, что называется, будем решать проблемы по мере поступления. ...

Ну хорошо. Договорились на 9 декабря. И я предупредил: если снова будет срыв — я публично расскажу эту историю.

26 ноября.
В общем, не будем мы круглый стол проводить (
Хотя стоп, я поторопился, похоже. Возможно, всё-таки получится через две недели.
Тут просто оч сложные внутренние дела.

Ладно, ладно, ждем.

1 декабря.
Привет! Скажи, ты 16-го вечером будешь в Москве (это среда)?

Да. Хорошо. Освободил расписание. Перенес дела.

16 декабря.
да нифига, теперь на январь переносится(

Короче говоря, извините, но объявляю свою техническую победу на несостоявшихся дебатах за неявкой оппонента. Как никто из мэрии не явился защищать «Активного гражданина» на Эхо, так никто и не пришел на удобную для них площадку в Вышке. Видимо, они сами слишком хорошо знают цену своему детищу. Ну, как говорится, слив засчитан.

И о хорошем. Вчера получил из МВД уведомление о том, что мое заявление о преступлении в отношении Сергея Собянина и Анастасии Раковой (по факту мошенничества) принято и будет рассматриваться по существу; правда, почему-то, в управлении МВД по ЮАО (я всегда считал, что Сергей Семенович и Анастасия Владимировна обделывают свои преступные делишки по адресу Тверская 13, то есть в ЦАО). Ну, посмотрим, как далеко зайдет.

Комментарии: 

Вышли на международный уровень 

Петиция против переноса в Россию персональных данных российских пользователей, хранящихся на серверах иностранных ИТ-компаний, за первую неделю своего существования собрала 30000 подписей и, как и было запланировано, начала благодаря этому выходить на международный уровень.

Сегодня The Guardian опубликовала статью журналиста Андрея Солдатова, автора нашумевшей книги The Red Web (о том, как российские спецслужбы наращивают контроль над интернетом), посвященную нашей с вами петиции. В своей статье Андрей рассказывает о том, чем сейчас является система СОРМ и заканчивает вопросом к интернет-гигантам: защитят ли они данные своих пользователей? Это именно тот вопрос, на который мы хотим получить ответ.

Чем больше голосов его зададут, тем скорее мы его получим.

Продолжают присоединяться к петиции и известные люди в России: вот, например, подписал петицию и всем порекомендовал это сделать Александр Плющев. Поступите и вы таким же образом: подпишите и расскажите всем.

Комментарии: 

«Российским силовикам я бы за проезд в маршрутке передать не доверил, не то, что личные данные»

За первые четыре дня петиция против переноса персональных данных в Россию собрала больше 27000 подписей, это очень хороший старт. Важно, что люди не просто подписывают, они высказываются (и достаточно развернуто) о своем отношении к затронутым петицией вопросам. Это очень помогает и мне, как инициатору петиции, понимать, что всех больше всего волнует, в какую сторону вести работу.

Экономист Алексей Захаров

Это так и работает: сначала начинают высказываться обычные люди, потом заметные в обществе («лидеры общественного мнения»), потом журналисты и политики. Так петиция набирает политическую силу и значимость, обретает звучание. В нашем случае цель очень простая: адресаты петиции — руководители крупных международных ИТ-компаний — в силу своей работы постоянно читают значимые англоязычные технологические СМИ. Как только наша волна дойдет до TechCrunch или Mashable, мы достигнем нашей цели.

Журналист Андрей Колесов

(Лирическое отступление. Андрей этого, конечно, не помнит, но это он, 15 лет тому назад, первым стал писать у себя в PCWeek про сдачу налоговой отчетности через интернет, и, кажется, был первым журналистом, которому я давал интервью на профессиональные темы. Было, поэтому, очень приятно увидеть его имя в числе первых подписантов петиции).

Вчера начали подключаться и русскоязычные СМИ (вот, например, Радио Свобода). Нам остался сделать один серьезный шаг — и это задача на следующую неделю — сделать тему международной. Европейские и американские журналисты, которым я рассказываю про петицию, говорят о том, что 50 тысяч подписей заведомо сделают ее значимым информационным поводом; это значит, что каждому из тех, кто уже подписал ее, достаточно привлечь всего еще одного сторонника.

Сделать это не так трудно. В исходном посте о запуске петиции, я рассказывал личную историю про железнодорожные билеты, конфиденциальные данные о которых люди, уполномоченные их охранять, слили псевдожурналистам. Личные истории работают, потому что люди хорошо умеют примерять все на себя. Представить себе свои личные риски от того, что российские государственные органы читают твою личную переписку или анализируют твои личные покупки может каждый. А нет никаких сомнений в том, что закон о локализации персональных данных направлен именно на это (вот пара ссылок — прошлогодняя и свежая — которые это вполне доказывают).

Поэтому привлечь сторонников просто: напишите у себя в Фейсбуке, ВКонтакте или в Одноклассниках простой короткий пост о петиции и о том, почему лично вы ее подписали, почему лично для себя считаете это важным. Этого будет абсолютно достаточно.

И еще раз напомню про суть нашей петиции.
1. Мы призываем международные интернет-компании к организованной забастовке против Роскомнадзора, против нелепого и вредного закона о локализации персональных данных.
Такая забастовка весьма вероятно будет успешной; мы не раз видели, как организованное сопротивление заставляло российские власти включать обратный ход и отыгрывать свои решения. Если чем и компенсируется строгость и бессмысленность российских репрессивных законов, так тем, что они отменяются с той же легкостью, с которой и применяются.
2. Российские пользователи доверили свои персональные данные Facebook, Google, Twitter и другим сервисам в том числе потому, что понимают, что те будут принимать все необходимые усилия для защиты этих данных. Выполнение же требований закона существенно повлияет на защищенность данных и тем нарушит права пользователей.
3. Это касается каждого. Речь не только о политических активистов, которую могут опасаться преследований за какие-нибудь «крамольные высказывания» в личной переписке; речь о каждом пользователе — любой попадает в зону риска в том случае, когда его данные (от писем до билетов, от покупок в интернет-магазинах до анкет на сайтах знакомств) оказываются в руках криминальных структур, которые, в России, неотделимы от так называемых «правоохранительных органов». Нет никаких сомнений в том, что переданные в Россию личные данные пользователей немедленно станут доступны самым банальным жуликам и ворам, которые смогут их использовать для самых банальных краж, шантажа, мошенничества.

Извините за много букв; все это гораздо короче сформулировал один комментатор в фразе, которую я вынес в заголовок поста:

«Российским силовикам я бы не доверил за проезд в маршрутке передать, не то что свои персональные данные».

Подпишите петицию против переноса персональных данных международных сервисов в Россию — защитите свои персональные данные от жуликов и воров!

Комментарии: 

Почему петиция против переноса персональных данных сработает 

Я вчера петицию запустил, и, как вы понимаете, я от вас с ней теперь долго не отстану. Потому что это серьезная и важная штука.

Начало отличное — более 3500 подписей за первые сутки — но эта история не на одни сутки. Я хочу попробовать провести полноценную общественную кампанию — с материалами в СМИ, с высказываниями известных людей, с аналитикой — чтобы, в итоге, достучаться до руководства крупнейших интернет-компаний и подтолкнуть их к правильному решению. К забастовке против абсурдных требований Роскомнадзора, и в защиту интересов миллионов российских пользователей.

Я знаю, что это совершенно реально; я знаю, что в каждой из пока не определившихся компаний (в первую очередь речь про Google, Facebook и Twitter, но не только про них) идет серьезная внутренняя борьба за и против выполнения требований закона о переносе персональных данных. В каждой из них есть определенный хрупкий баланс сил, который легко нарушить маленьким толчком — и наша петиция может им оказаться.

Нам часто хочется как-то выразить свое отношение к происходящему в России, но не имеем для этого подходящих инструментов; мы часто чувствуем себя беспомощными. Петиция против переноса персональных данных, в этом смысле — уникальная возможность:
1) она очень проста, понятна, справедлива;
2) она не делит на «ватников» и «либерастов», она соответствует интересам 99% пользователей;
3) она адресована не российским властям, так что у нее есть все шансы достичь адресата и успеха.

Мы просто не хотим, чтобы интернет портился; чтобы силы, которые портят интернет — побеждали. Мы знаем: то, что власти делают в России с персональными данными пользователей, это не просто плохо — это незаконно. (Вот только на этой неделе свежее подтверждение: решение ЕСПЧ о незаконности российского СОРМ). Мы считаем свободный интернет важной ценностью, которую надо защищать.

Очень многие люди не просто подписывают петицию, но еще и оставляют свои комментарии. Чтение этих комментариев — искренних и сильных — особенно убеждает меня в том, что мы с вами на верном пути и делаем правильное дело.

Подпишите петицию против переноса персональных данных!
И, что особенно важно, расскажите об этом в социальных сетях; так это работает, так петиция начинает набирать больше голосов и становится заметной. Просто расшарьте ее или напишите любой текст от себя с ссылкой на петицию — этим вы приблизите победу.

Комментарии: 

Петиция против переноса персональных данных в Россию

Меньше чем через месяц истекает отсрочка, которую Роскомнадзор дал интернет-компаниям для выполнения закона о переносе в Россию персональных данных (закон вступил в силу 1 сентября 2015 года, но Роскомнадзор обещал в этом году не проводить проверок и не штрафовать). В течение последних месяцев Роскомнадзор кнутом и пряником подгонял компании соглашаться, и, насколько известно, ситуация сложилась пограничная. Некоторые (небольшие) компании решили не выполнять закон и отказаться от бизнеса в России; иные (как небольшие, так и значительные) компании решили выполнить требования этого закона. Что же касается самых крупных игроков, то никто из них еще окончательно не определился.

Российские власти, со своей стороны, уже радостно готовы принять персональные данные под свою опеку. Потирая ручки, близкие к власти «предприниматели» строят за бюджетные деньги дата-центры, в которых предлагается размещаться иностранцам. И, конечно, все это обильно поливается соусом «защиты интересов россиян». Типа, если ваши данные будут лежать фиг знает где, к ним будет иметь доступ страшное АНБ, и это очень плохо.

Но, простите, АНБ далеко, а ФСБ и всякое прочее Б — близко. Что такого страшного с моими (и вашими) персональными данными может сделать АНБ я лично никак придумать не могу, и в чем уж я точно уверен, так это в том, что на серверах в Калифорнии они будут в миллион раз защищеннее, чем на серверах в Москве.

Далеко за примерами ходить не надо: вот меня лично это коснулось буквально пару недель назад, когда данные о моих железнодорожных билетах из якобы «защищенной» ведомственной базы данных были слиты «журналистам»-стукачам. Вот уж точно «это может случиться с каждым», и дело здесь вовсе не в политической деятельности. С вашими данными можно сделать много чего неприятного. То, куда вы едете и когда вас нет дома будет интересно не только политическим оппонентам, но и самым обычным ворам; то, что вы покупаете в интернете (и чем платите), куда вы ходите, с кем общаетесь — все это бесконечно ценная информация для мошенников, телефонных жуликов, воров, шантажистов. Элементарные примеры придумайте сами.

Вы точно хотите, чтобы ваши персональные данные попали к российским преступникам? Вряд ли. Вы точно уверены, что этого не случится? Да ладно? В стране, где генеральная прокуратура (в лице двух заместителей генпрокурора и двух сыновей генпрокурора) тесно связана с бандой Цапков, а председатель Следственного комитета обязан своим постом «малышевской» ОПГ?

Это просто факт: для 99% самых обычных российских пользователей интернета выгоднее и лучше, чтобы их персональные данные хранились за пределами России. Это безопаснее, это удобнее, это дешевле, наконец (российский ИТ-рынок — всего около 2% мирового; создание для него отдельных дата-центров — это отдельные расходы для компанией, и эти расходы так или иначе будут переложены на плечи пользователей). Но российские власти, как обычно, действуют не в интересах 99% пользователей, а в интересах 1% — вороватых чиновников (которым, и правда, есть почему бояться АНБ), спецслужб (которым хочется обосновать бюджеты на новые расширения штатов специалистов по чтению чужих писем) и преступников.

Интернет-компании сейчас с Роскомнадзором один-на-один и испытывают большое давление. С одной стороны на них давят, с другой — никто не защищает. Их аккуратно обрабатывают по одному, и, если так будет продолжаться, они могут сломаться. Запросто. Если мы им не поможем.

В практическом смысле я предлагаю попробовать (для начала) одну простую штуку — онлайн-петицию к руководству ведущих интернет-компаний. Я набросал текст по-русски и по-английски, максимально короткий. Давайте подпишем, распространим, соберем, например, 50 тысяч голосов, и посмотрим, что это даст. Возможно, что именно такого первого толчка, такого ясного сигнала от пользователей в России не хватает интернет-компаниям, чтобы определить свою позицию и начать ее отстаивать.

Если вам кажется эта затея сомнительной, прочитайте некоторые вопросы и ответы.

Q.: Ты призываешь Facebook, Google, Twitter и проч. нарушать закон?
A.: Я призываю их сопротивляться неконституционному и порочному закону, принятому нелегитимной Госдумой в череде иных преступных и абсурдных ограничений прав российских граждан. Это ничем не отличается от забастовки дальнобойщиков против «Платона»: тот тоже введен в силу законом, ну и что? Интернет-компаниям мы тоже предлагаем объявить своего рода забастовку. А главное в любой забастовке — действовать сообща, единым фронтом, без штрейкбрехеров. Наша петиция может им помочь объединиться.

Q.: Интернет-петиции никогда ни к чему не приводят, в чем смысл?
A.: У нас есть немало печального опыта с петициями, обращенными к российским властям: действительно, они закрывают глаза даже на голоса на РОИ, собранные в соответствии с их же правилами и ограничениями. Но в данном случае мы обращаемся не к российским властям, а к руководству западных интернет-компаний; они гораздо более чувствительны к мнению пользователей и прессы, к общественному мнению. Могу привести такой пример из личного опыта: когда в декабре 2014 года Facebook по незаконному предписанию Роскомнадзора заблокировал мой ивент, посвященный приговору по «делу Ив Роше», волна критики в американских СМИ привела к тому, что руководство Facebook (на уровне Шерил Сендберг) было вынуждено признать свою ошибку, извиниться, и отказаться от блокировки дублирующих ивентов, несмотря на повторные предписания РКН.

Q.: Если они откажутся переносить данные, их просто всех заблокируют, разве нет?
А.: Если будет как сейчас — а сейчас идут сепаратные переговоры, РКН пытается «развести» компании по одиночке — то, конечно, отдельные отказы в переносе данных будут легко подавлены. Напротив, если отрасль выступит единым фронтом, власти, весьма вероятно, спасуют и отступят. По крайней мере, весь прошлый опыт этому учит: например, Википедия отказалась прогибаться в вопросах незаконной блокировки отдельных статей, и несмотря на сильное давление, Роскомнадзор в итоге отступил (хотя и грозился заблокировать Википедию целиком). Сейчас нет ощущения, что власти готовы на радикальные шаги по «отключению интернета», поэтому, если интернет-компании будут совместно и сильно стоять на своих позициях, у них есть отличные шансы победить, защитив и свои, и наши интересы. А петиция направлена на то, чтобы им в этом помочь.

Надеюсь, я вас убедил, что, по крайней мере, стоит попробовать.
Подпишите и распространите петицию!

Комментарии: 

Лояльный гражданин

В Москве позавчера проходил «Московский гражданский форум», одной из ключевых его тем была электронная демократия, главной звездой — могущественный вице-мэр Анастасия Ракова. Презентационные материалы мэрии, на отличном уровне исполнения, свидетельствуют о том, как растет вовлеченность москвичей в принятие решений о жизни столицы. В системе «Активный гражданин» все больше все более активных пользователей, проникновение электронной демократии во все сферы общественной жизни города растет и ширится. Ура, товарищи!

Но, наверное по досадному недоразумению, мэрия показала не все слайды. Когда Алексей Навальный представлял расследование Ильи Рождественского про то, как устроен «Активный гражданин», он предложил всем желающим присылать нам анонимно материалы об АГ на «черный ящик ФБК». И, знаете, пришло много интересного (спасибо всем, кто откликнулся!).

На покупку лояльности социально активных москвичей мэрия планирует направить 150 млн рублей

Например, мы получили внутреннюю презентацию о планах развития проекта АГ до конца 2016 года, согласно которой мэрия планирует тратить на поощрения пользователей АГ в разы больше денег. Казалось бы, какой в этом смысл? Ведь уже много раз объясняли: выдача поощрений за участие в голосованиях приводит к появлению большого числа пользователей, которые просто кликают куда попало, не думая, чтобы набрать как можно больше баллов и обменять их на те или иные вполне осязаемые материальные ценности.

Стимулируешь халявщиков — заводятся халявщики, а что еще ожидать-то?

И, главное, поскольку халявщики голосуют не глядя, не ради принятия решений, а ради баллов, их решения не являются осмысленными, а поданные ими голоса не могут интерпретироваться как поддержка того или иного решения. Это просто «белый шум», на фоне которого смысловое наполнение голосования становится неразличимым.

В мэрии об этой проблеме прекрасно знают, и в ее существовании открыто признаются: даже в самом резонансом голосовании по «Войковской» осмысленно голосовали менее 75 тысяч человек, четверть общего числа участников; оставшиеся же 230 тысяч «активных горожан» жали кнопки не вникая и не разбираясь.

Это, естественно, исключает всякую возможность говорить о том, что на самом деле «решили москвичи». Я об этом говорил во время эфира на «Радио Свобода»: я вполне допускаю, что при нормально организованном голосовании москвичи действительно проголосовали бы против переименования, но нормально организованного голосования не было, поэтому мы лишены возможности знать, как оно на самом деле. И ссылаться на цифры «голосования» в АГ якобы 300 тысяч «москвичей» никак нельзя. Это примерно как с «референдумом» в Крыму...

Но почему же создатели системы, сами осознающие проблему, не решают ее?

Одно простое объяснение — в административной логике. Ну вот представьте себе, что вы — начальник департамента информационных технологий Артем Ермолаев. Вице-мэр Ракова выделяет бюджет на создание системы электронной демократии. Вы ее делаете, в ней 500 пользователей. Анастасия Владимировна топают ножкой и говорит, что этого мало, и вы плохо работаете, а также, что бюджет ДИТ на следующий год будет сильно меньше. Вы придумываете, что можно халявными баллами нагнать пользователей. Через три месяца их уже не 500, а 500 тысяч, и Анастасия Владимировна гордо говорит на пресс-конференции, что она создала самую крутую в мире систему электронной демократии, а вы получаете премию и почетную грамоту в красивой рамочке. Можете ли вы после этого — даже если вы хотите, чтобы в системе не осталось халявщиков, а были бы реальные пользователи — сделать так, чтобы халявщики пропали, и от 500 тысяч осталось 50 тысяч? О нет. Что будет с вашим бюджетом? Как будет выглядеть Ракова на следующей пресс-конференции? О чью голову она разобьет красивую рамочку? То-то же...

Реальная цель проекта АГ — выявление лояльных пользователей

Но есть, увы, и еще одно объяснение. Как следует из присланных нам материалов, создатели АГ и не ставили своей целью никакую «электронную демократию» (то есть вовлечение избирателей в принятие решений и реальное их участие в принятии решений). Цели в ином.

Выявление лояльных...

Посмотрите. Все материалы я опубликовал на Гугл.Диске ровно в том виде, в котором они были присланы через «Черный ящик», можете сами посмотреть.

Лояльность, а вовсе не активность (а ведь эти слова скорее являются антонимами) мотивирует мэрию развивать «Активного гражданина». Именно поэтому организаторы голосований не только не видят ничего неправильного в подкупе избирателей и увеличении числа халявщиков, но и целенаправленно продолжают развивать эту активность.

Результат совершенно предсказуем. Все удивлялись цифрам по Войковской — ну как так может быть, что при 800 тысячах скачиваний приложения есть аж 300 тысяч проголосовавших; это же конверсия, совершенно недостижимая ни для одного, даже самого успешного стартапа. Но если посмотреть на другие голосования, то мы видим, что эти 300 тысяч — отнюдь не исключение, а, скорее, правило. И понятно, халявщикам (и ботам) ведь совершенно без разницы, по какому вопросу кнопки жать (как в Госдуме, примерно) — баллы-то начисляются одинаково.

304 тысячи «активных горожан» проголосовало в суперрезонансном голосовании по Войковской, которое было центром информационной повестки не только московской, но и федеральной, на протяжении двух недель... и 326 тысяч «активных горожан» проголосовало по животрепещущему вопросу о порядке уборки листвы.

Вот что «действительно» волнует москвичей

Мне кажется, комментарии здесь излишни.

Резюме.
1. Московская мэрия за бюджетные средства создала систему, не имеющую ничего общего с электронной демократией. Декларируемая цель — выявление мнения москвичей по резонансным вопросам городской повестки — не решается, поскольку реальное мнение небольшой части активных участников тонет в «белом шуме», создаваемом халявщиками. И это не «случайно» так получилось, а осознанное решение, так и задумано.
2. Реальная цель проекта АГ — выявление и наращивание базы лояльных (а вовсе не активных) граждан и подкармливание их маленькими приятными подачками.

P.S.: В ответ на мои предыдущие статьи по теме АГ и заявление в правоохранительные органы о привлечении Собянина и Раковой к уголовной ответственности за мошенничество, мэрия ответила с похвальной скоростью, но очень по-чиновничьи: объявила о намерении провести тендер и нанять подрядчика для проведения аудита системы. Неплохо, но, боюсь, ключевое слово тут «провести тендер», то есть еще какое-то количество денег освоить. А зачем, собственно? Аудит можно провести гораздо раньше, чем в конце 2016 года, и без всяких там затрат. Краудсорсингом. Давайте сформируем общественную комиссию, которая все посмотрит изнутри и даст заключение, в чем проблема-то? Думаю, желающих среди авторитетных и неравнодушных в ИТ-сфере профессионалов найти можно будет без труда. Уверен, что, например, Александр Плющев или Антон Носик не отказались бы в таком аудите поучаствовать. Я тоже готов войти в состав общественной комиссии.

Update: пропустил — пока я был в Новосибирске, мэрия, оказывается, уже тендер объявила: вот документация, собираются потратить 9 млн рублей на аудит «Активного гражданина». Могу лишь повторить предложение из последнего абзаца: все это можно сделать быстро и бесплатно. В принципе основное предложение по улучшению работы системы содержится в этом посте и в нем обосновано: перестать раздавать поощрения за голосование.

Комментарии: 

«Активный гражданин»: не только фикция, но и уголовное преступление 

Мэрия Москвы выложила логи голосования в системе «Активный гражданин» по вопросу о переименовании Войковской. На портале открытых данных — 304 тысячи записей о проголосовавших с хэш-кодами и таймстэмпами.

Похвально. Но есть, кгхм, нюансы.

Голосование, которое продолжалось 3 недели, началось 2 ноября в 10 часов 41 минуту утра. Через полтора часа после начала голосования, когда проголосовало около 10000 человек, результаты зафиксировались в их окончательном виде — последующие 295 тысяч голосов отданные в течение 502.5 часов, никоим образом не повлияли на итоговый результат, как видно из графика, построенного по опубликованным мэрией логам (за этот и следующий графики спасибо Льву Бирюкову):

Итоги голосования стабилизировались в полдень 2 ноября и далее не сдвинулись ни на дюйм

Другими словами, каким-то образом те пользователи, которые проголосовали в первый час, получив пуш-уведомление о начале голосования, оказались идеальной репрезентативной выборкой из всей массы пользователей, привлеченных многочисленными скандалами в СМИ и другими информационными поводами. Реалистично ли это? Нет.

Обращает на себя внимания и почти идеально прямой рост графика числа поданных голосов (синяя кривая). Каждый час — одинаковое число проголосовавших. Я много видел графиков распределения голосов в электронных голосованиях, и авторитетно могу заявить: так не бывает.

4-5 ноября, с 9 до 24 часов, каждый час голосует 1000 человек

В настоящем графике распределения голосующих по времени возникают большие всплески во время рассылки пуш-уведомлений; пики поменьше — когда на сайт голосования дает ссылку крупное СМИ или блогер с большой аудиторией (во время голосования по Войковской такое случалось не раз); на посещаемость влияют утро, вечер и обеденные перерывы; старт голосования по другим вопросам (когда пользователи получают пуши, заходят проголосовать, и «заодно» голосуют еще и по Войковской). Наконец, все эти пики разной высоты накладываются не на константный график, а на очень быстро затухающий (все, кто хочет проголосовать, делают это в первые часы и дни). Всего этого мы и близко не видим на графиках мэрии. На что они похожи, так на хорошо организованное голосование виртуалов (с 9 до 24 часов каждый день), на которое накладывается, и в котором, как в белом шуме, растворяется голосование относительно небольшого числа реальных граждан (которые при этом, конечно, найдут свой голос, правильно посчитанный, в опубликованных логах).

Ну и вранье в мелочах продолжается. Сто раз уже было показано, что голосовать в АГ может любой желающий с любой сим-картой (и с любым количеством сим-карт), но мэрия не признает очевидного:

«Приняли участие 304074 москвича». «Москвича»? Серьезно? Да ладно?

Вранье, вранье, вранье.

А теперь о главном. Как я уже ранее писал, дело не только в том, что Собянин и Ракова выдают свою излюбленную игрушку — примитивную и незащищенную поделку — за откровение и прорыв в сфере электронной демократии.

Чем бы дитя не тешилось, как говорится. Дело еще и в том, что при этом они мягко говоря вольно относятся к закону. Как показал в своем расследовании Илья Рождественский, мэрия потратила на «Активного гражданина» уже 185 миллионов рублей. При этом в системе предлагается решать вопросы вообще не отнесенные к компетенции Москвы, вопросы уже решенные и так далее. Мэрия вводит москвичей в заблуждений, рассказывая им, что АГ является системой электронной демократии — но это не так.

В действиях мэрии, зато, вполне усматриваются признаки нецелевого использования средств и мошенничества, то есть присвоения средств путем введения в заблуждение.

Так что я попросил юристов ФБК мне немного помочь, и вчера направил в правоохранительные органы заявления о преступлении, с просьбой привлечь Собянина и Ракову к ответственности за мошенничество. Я много уже писал о том, почему не намерен просто так эту тему отпускать, почему не терплю этой позорной профанации светлых идей электронной демократии. Я хочу потратить время на эту войну с жуликами из мэрии и добиться результата. Буду держать вас в курсе того, что у меня получается (и, наверное, в какой-то момент обращусь за помощью).

Ну а пока что вот заявление в СК:

И вот в прокуратуру:

Полные тексты заявлений лежат здесь.

P.S.: Заявление в прокуратуру отвозил Женя Замятин, вот что он пишет:

Комментарии: 

«Активный гражданин»: итоги

Пожалуй, настало время подвести итог большой дискуссии вокруг «Активного гражданина».

Я этот пост с прошлой недели пишу (из-за подготовки к суду по «микрофонному делу» затянул), и он немного потерял актуальность, потому что тему закрыл в большой статье-расследовании по заказу ФБК Илья Рождественский, но все-таки я тоже свой список пунктов выпишу.

1. Система не является сколько-нибудь защищенной от накруток и голосования кого попало. Первым обстоятельно на эту тему высказался Александр Плющев, я тоже добавил аргументов. В этом смысле, «итоги» голосования в АГ ничего не значат, и интерпретировать их как выражение мнения населения (или его части) невозможно. А попытки выдать эти результаты за легитимное выражение мнения избирателей граничит с мошенничеством.

800 тысяч загрузок и 300 тысяч голосующих: рекорд конверсии для книги Гиннесса!

2. Данные самих голосований, вероятно, накручены/фальсифицированы. Это очень трудно доказывать напрямую (ведь публичной статистики нет), но уж очень много вполне убедительных «косвенных улик». Сами АГшники в итоге говорят, что у их приложения было 800 тысяч загрузок на всех платформах, еще кто-то якобы регистрировался через десктоп, и в итоге есть 1.2 млн пользователей, из которых в крупных голосованиях участвует по 300 тысяч. Как бы с натяжечкой, еле-еле сходится, и не имея доступа к бэк-офису напрямую эти цифры трудно опровергнуть, но их нереальность вытекает из здравого смысла и очевидна для любого, кто сталкивался с реальной статистикой использования мобильных приложений. Конверсия 100% загрузок в регистрации и конверсия 25-30% регистраций в активных регулярных пользователей — Инстраграм кусает локти, Марк Цукерберг и Ян Кум нервно курят в сторонке.

Подробный анализ аномалий статистики голосований дал Борис Овчинников.

Самая занимательная аномалия из выявленных Овчинниковым: живые люди заходят, но есть и фоновый уровень активности ботов, около 50 тысяч заходов в день

3. Клики в системе не являются голосами избирателей, не соответствуют реальному «волеизъявлению избирателей». Это отдельная боль, об этом я много говорил в эфире у Ирины Воробьевой на «Эхе Москвы», АГ занимается профанацией идеи электронной демократии, воспитывая безответственных граждан. Пользователю выгодно беспорядочно кликать и невыгодно вдумываться в смысл задаваемых вопросов из-за системы поощрений; эта же система поощрений стимулирует пользователей не только безответственно голосовать, но и заводить виртуальные аккаунты (что очень легко сделать). Грубо говоря, создатели системы стоят с объявлением «продаю рубли по 50 копеек», при этом, конечно, около кассы висит табличка «больше чем по 10 рублей в одни руки не отпускаем», но все в очереди знают, что это никто не проверяет.
Ну а что: все эти плюшки типа бесплатных парковок мэрии как бы ничего не стоят, а показатели участия, за которые премии дают, растут. Нужен ли лучший стимул для того, чтобы закрывать глаза на то, что голосовать может кто угодно и сколько угодно раз? Вот они и закрывают.

И последнее.
Как бы ни относиться к «Активному гражданину», ботоводство и засорение интернета написанными под копирку платными хвалебными комментариями — это аморально и омерзительно. А на бюджетные деньги — еще и преступно.
Просто почитайте вот этот пост и комментарии к нему, или вот, например. (Таких постов десятки, взял пару ярких для примера). Такие посты и комментарии — мусор, который портит интернет. Люди, которые осознанно на это идут, не могут сделать ничего хорошего в интернете по определению. Много уже про это говорил и еще буду, это очень важный вопрос гигиены. Это как люди, которые диссертации украли — они по определению не могут ничего сделать в науке. А люди, которые портят интернет — в интернете.

Да, еще: в среду, послезавтра, круглый стол про АГ будет в Вышке, приходите поспорить.

Комментарии: 

Разблокировать любой сайт

Вот посмотрите итоги опроса, который был в этом блоге неделю назад:

В весьма продвинутой аудитории, которая уже не раз и не два сталкивалась с различными блокировками, положительно на вопрос о наличии инструментов для их обхода ответила лишь половина. Мы очень далеки от состояния «блокировки неэффективны, потому что все их умеют обходить, это ведь так просто», просто потому, что это не так.

Активисты РосКомСвободы проделали большую работу, и систематизировали имеющиеся на рынке бесплатные инструменты обхода блокировок по типам операционных систем и браузеров, снабдив каждый инструмент понятной и наглядной инструкцией «для чайников». Заходишь на OpenRunet.Org, сайт определяет ОС и браузер и предлагает 2-3 понятных шага к свободному интернету именно для той конфигурации, в которой ты сейчас работаешь. Удобно!

OpenRunet.Org

Успевайте воспользоваться, пока в УК еще нет статьи «Призывы к обходу блокировок сайтов»...

Проект «РосКомСвободы» — это шаг в нужную сторону, но именно что первый шаг. Посмотрите, опять же, на итоги моего опроса и обратите внимание на второй вариант ответа. «Турбо-режим» браузера нужен для ускорения загрузки страниц, VPNы — для криптотуннелирования, анонимайзеры — для обеспечения приватности. То, что при этом еще и нынешние Роскомнадзоровские методы блокировок перестают быть эффективными при использовании одного из таких механизмов — это приятный бонус.

Уверен, что следующий шаг после хороших инструкций с картинками должен заключаться в создании специализированного инструмента именно для обхода блокировок. Кажется, что не так трудно сделать очень простой в установке и использовании инструмент для всех платформ, который будет хорошо решать только эту задачу, и больше никакую. Зато: скачал, установил, забыл, и не надо ничего настраивать — перед тобой свободный интернет (такой, каким он и должен быть). Что думаете, программисты, реально?

Комментарии: 

В Госдуме хотят запретить огурцы, потому что террористы часто едят огурцы

Упоротые дегенераты из Госдумы и российских «спецслужб» каждый день придумывают, как бы еще им испортить интернет. В этот раз пришли за Telegram. (Ну, еще не пришли, но уже выехали).

Все мы прекрасно понимаем: террористы из запрещенного в России ИГИЛ всегда найдут, как им построить коммуникацию. Мессенджеров в мире много. Террористов из поощряемого в России ФСБ волнует вовсе не наша с вами безопасность, а то, что они этот Telegram читать не могут.

А им очень хочется все читать. Они будут прикрываться любыми красивыми словами, заботой о нашей безопасности и о защите наших данных. Они врут. Каждое их слово ложь. Защищать информацию (даже ту, которую они обязаны защищать по закону) они не умеют. Они умеют только врать, воровать и гадить.

Комментарии: 

Блокировки

В эпическом голосовании пользователей Рутрекера относительно методов противостояния Роскомнадзору побита новая невероятная планка числа участников: более 1.2 млн проголосоваваших. Более двух третей высказываются за отказ от выполнения все новых и новых требований регулятора.

Я сейчас не собираюсь комментировать сам спор Рутрекера и правообладателей и разводить еще одну ветку копирайто-срача. Я о другом; я не раз слышал точку зрения в духе «чем хуже, тем лучше», типа вот сейчас заблокируют этот ресурс, другой, третий, все эти сотни тысяч пользователей научатся пользоваться инструментами для обхода блокировок и на выходе мы получим совершенно свободный интернет.

Мне этот оптимизм не очень близок. Я не верю, что вот эти 800 тысяч проголосовавших «буду искать способы обхода блокировки» в итоге действительно пойдут и действительно найдут. Я сам ставил такой эксперимент: когда мой блог в ЖЖ незаконно заблокировали в декабре 2014 года, я в течение нескольких месяцев продолжал его вести «как ни в чем не бывало». Казалось бы — вот политически активная и лояльная аудитория, не впервые с блокировками сталкивающаяся: она-то уж найдет дорогу к важным для нее текстам? Но ничего подобного: статистика зафиксировала падение посещаемости в 15-20 раз. Реально обходили блокировку лишь около 5-7% моих читаталей.

Во многом это связано, наверное, с тем, что действительно простых, вот совсем «в одну кнопку» или «установил и забыл» решений против блокировок нет. Именно это и делает неуклюжую стратегию Роскомнадзора — над которой продвинутые пользователи лишь посмеиваются — весьма эффективной.

Хочу проверить мою гипотезу. Скажите: у вас на том устройстве, с которого вы прямо сейчас читаете этот пост, установлен ли и прямо сейчас активен ли какой-либо инструмент для обхода блокировок?

  • Да, ставил его специально для этого
  • Да, ставил для чего-то другого (VPN, анонимайзер...), но пользуюсь для обхода блокировок тоже
  • Нет, ставил, но сейчас не активен (не продлил платную подписку, выключил...)
  • Нет, ничего не установлено
Комментарии: 

Ну что ты так вцепился в этого «Активного гражданина»? 

«... ведь есть проблемы поважнее: страна втянута в две войны, тотальная коррупция, нищета, Путин, вот это всё, а тебе не дает покоя какая-то поделка московской мэрии» — спрашивают меня.

Отвечаю: войны, коррупция, нищета и даже Путин когда-нибудь закончатся, а нам всем потом еще жить и жить. И я очень верю, что жить нам — при электронной демократии. Много лет пропагандирую эту идею, и верю, что рано или поздно так все и будет. Поэтому ужасно бесят все поделки, которые прикидываются электронной демократией, ей не являясь: они способны нанести серьезный урон самому имиджу хорошей идеи.

Московский «Активный гражданин» — яркий и явный пример такой позорной профанации. Александр Плющев в своем отличном эссе «Активный гражданин. Но мутный» подробно разобрал и проверил все основные недостатки АГ. Убедиться в его правоте может каждый: скачать приложение и увидеть, что единственной защитой является номер телефона, а голосовать по любому вопросу можно с пустым профилем. Система никак не определяет москвичей, никак не определяет, что голосующий — живой человек, никак не стимулирует его разбираться в сути обсуждаемых вопросов. Тыкай в кнопки и получай бонусы, неважно как и куда тыкаешь: эта система выращивает не активных граждан, а безответственных.

Но ладно бы только это. Создатели системы зачем-то безбожно фальсифицируют данные о ее популярности. Мэрия гордится тем, что в АГ, якобы, есть 1.2 млн пользователей, а в резонансных голосованиях участвует по 200 тысяч человек. Как такое может быть, если у системы немногим больше 100 тысяч загрузок на Андроиде (сейчас приложение находится в категории 100-500 тысяч, а совсем недавно была в категории до 100 тысяч), и примерно 300-400 тысяч загрузок в Apple Store на iOS (там нет публичной статистики, но эксперты назвали мне такие данные на основании динамики места приложения в топе российского Apple Store)? И это ведь скачивания, не пользователи.

На прямой вопрос о том, как так может быть, разработчики ответили в твиттере, что есть еще Windows Phone и есть десктоп, т.е. пользователи, которые с компьютера заходят. Ну, утверждение про Windows Phone (все-таки крайне экзотическую операционную систему) я оставлю на их совести, может быть там, конечно, и есть мистические сотни тысяч пользователей, а вот с десктопом вообще не клеится:

Через десктоп на страницу голосования по Войковской за 2 ноября зашло 19317 человек, 2 ноября — всего 9212 человек

Дружественные айтишники накраудсорсили мне данные метрики по количеству заходов на страницу самого резонансного голосования (по Войковской) с десктопа; по данным мэрии, там сейчас уже под 200 тысяч проголосовавших. Но на саму страницу голосования заходило менее 20 тысяч человек 2 ноября и менее 10 тысяч человек 2 ноября — далеко не впечатляющие цифры — не говоря уж о том, что, опять же, далеко не каждый заход это голосование. По этим данным легко прикинуть, что доля десктопа не может быть больше 15%.

Поэтому оценка в 1.2 млн пользователей всего (больше половины всей явки на мэрских выборах 2003 года!) явно недостоверна, как и оценка в 200 тысяч голосующих: такое число живых участников без манипуляций можно вовлечь только путем длительной и активной информационной кампании. А данные АГ — это либо накрутки и фальсификации, либо деятельность пользователей, зарабатывающих халявные баллы:

Когда создать аккаунт очень легко и за это дают плюшки без какой-либо ответственности, это всегда заканчивается понятно чем

Я скорее склоняюсь к версии про фальсификации (хотя нельзя отрицать и просто массового голосования виртуалов), потому что уж очень странно выглядят и публиковавшиеся графики динамики голосования:

По правой шкале - число подданых к определенному моменту времени голосов, по левой - результаты голосования на этот момент времени

Да, закон больших чисел никуда не делся: действительно, по мере роста числа голосов итоги должны стабилизироваться. Но здесь во-первых невероятно стабильный график роста числа голосов (а как же вечернее время? ночное? обеденный перерыв?), а, во-вторых, невероятно быстрая стабилизация и неизменность результатов. В разное время суток голосуют разные категории граждан у которых разное мнение; все графики изменения результатов электронных голосований, которые мне довелось наблюдать, выглядели как графики затухающих колебаний, а не как константы. Поэтому доверять данным АГ очень сложно. А проверить никак нельзя.

Короче говоря, так электронная демократия не делается. Важнейшая штука про все электронные голосования (то есть такие, где нельзя взять и ручками пересчитать бюллетени и проверить) заключается в том, что обеспечение прозрачности и проверяемости результата чуть ли не важнее, чем само голосование, потому что малейшие сомнения в правильности подсчета голосов полностью аннулируют любую ценность подсчета.

Например, когда мы делали выборы в КС оппозиции три года тому назад, мы
1) обеспечили доступ всех политических сил к инструментам администрирования системы,
2) опубликовали исходные коды,
3) опубликовали полный массив голосов и все логи голосования
— и все это не потому, что кто-то сомневался в правильности работы софта и подсчета голосов, а потому что без проверяемости результатов не может идти и речи об их легитимности.

А если вы делаете непрозрачную, не поддающуюся аудиту систему без какой-либо защиты, то получается вот что:

Мой профиль в системе девственно пуст, я не гражданин, а виртуал - но мне все равно дают голосовать

... и больше ничего. Называть это «электронной демократией» нельзя, тем более нельзя базировать на этом какие бы то ни было решения. И речь тут отнюдь не про Войковскую, тут речь о том, что московская мэрия явно планирует заменить «Активным гражданином» не всегда уютный для местных властей инструмент публичных слушаний. Публичные слушания — очень несовершенный инструмент, но все-таки благодаря ему иной раз удается отбивать непопулярные инициативы властей; в сервильности же «Активного гражданина» в его нынешней редакции сомневаться не приходится.

Короче говоря, хорошая ИТ-система, а тем более система электронной демократии, не может быть построена на лжи и непрозрачности, и кто-то должен об этом сказать. Ну пусть это буду я. «Активный гражданин» — фикция, голосования в нем — фикция, а потраченные на него деньги следует считать растраченными, украденными. И это очень вредная фикция, она приучает людей к совершенно неверному и искаженному представлению о том, что такое электронная демократия, как она должна работать и применяться. Такие проекты не развивают экосистему интернет-сервисов, а портят ее.

Кстати, это еще одна проблема: в том, что нет, кажется, никого, кто системно говорит о том, как интернет портится в последнее время, кто защищает его интересы (и, следовательно, интересы всех пользователей). Официальными «представителями интернета» выступают провластные, ангажированные, высокооплачиваемые клоуны типа обсуждавшегося ранее Мариничева или Клименко:

Не удивительно, что их «представительство» приводит к тому, что принимаются все новые репрессивные законы, а Россия впервые попала в категорию стран с несвободным интернетом по рейтингу Freedom House.

Но я немного ушел в сторону; это отдельная большая тема, заслуживающая большого обсуждения. На самом деле, мы можем многое сделать для того, чтобы сделать интернет лучше и защитить его от посягательств государства, жуликов и государственных жуликов. Про это я напишу отдельно.

А про «Активного гражданина», про электронную демократию в целом и про то, что происходит с интернетом в России буду говорить сегодня после 20.00 на «Эхе Москвы» в передаче «Блог-аут» у Ирины Воробьевой. Слушайте и задавайте вопросы.

Комментарии: 

Где чьи боты: итог дискуссии

Из моего поста про конспирологические бредни Ашманова на первом канале вышла, внезапно, дискуссия на 300+ комментов в двух частях с продолжением, в ходе которой многие вполне содержательные штуки удалось выкопать. Давно не брал я в руки шашек и не участвовал в полноценном олдскульном сраче в духе «в интернете кто-то неправ», но изредка это оказывается очень даже полезным и интересным. Спасибо большое коллективному разуму: всем, кто в комментах помогал разбираться и устанавливать истину. В конце концов, не все ж терпеть ложь и пропаганду, иногда надо их показательно развенчивать.

Давайте четко зафиксируем установленные к настоящему моменту итоги дискуссии:

1. Никаких «ботов Пентагона в соцсетях», о которых Ашманов говорил на Первом канале, не существует. Единственная статья в The Guardian, которой он и его сторонники размахивали как доказательством, относится, как выяснилось, к попыткам Пентагона шпионить в виртуальных мирах компьютерных игр Second Life и World of Warcraft. Идея в том, что деятели Талибана и Аль-Каеды в одно время придумали встречаться и общаться между собой на этих площадках, используя их как безопасные коммуникационные платформы, и Пентагон пытался понимать, кто с кем общается, посылая туда аватары своих операторов.

Более того, в бездуховной Америке (в отличие от опоясанной поясом пресвятой Богородицы Россиюшки), создание пропагандистских ботов для внутренней аудитории запрещено на законодательном уровне. И хотя в Пентагоне далеко не ангелы работают, в целом из фильмов типа House of Cards — или даже из недавнего сюжета реальной жизни о том, как Хиллари Клинтон 11 часов допрашивала парламентская комиссия — мы понимаем, как в стране, в которой независимы ветви власти и есть свободная пресса, трудно приходится госорганам (даже таким, как Пентагон), пытающимся нарушать закон.

2. Никакого «стада ботов Навального», о которых он любит показывать презентации, не существует.

Оказывается, чтобы Ашманов тебя записал в «стадо», достаточно что-то ретвитнуть или репостнуть. То поведение пользователей, ради которого социальные сети и существуют — лайк, репост, шер — параноики-«патриоты» считают доказательством проплаченного вселенского заговора, вот так-то.

3. Ольгинские боты существуют, Ашманов это признает, но считает их «частной инициативой Евгения Пригожина».

Ну то есть вот «кремлевский повар» Евгений Пригожин, советник президента Путина, в свободное от работы время из патриотических соображений тратит десятки миллионов рублей каждый месяц на ольгинскую фабрику просто так. И нам предлагается в это поверить.

Вы верите?

4. От вызова на дебаты господин Ашманов уклонился,от прямой просьбы показать хотя бы одного не-кремлевского пропагандистского бота — тоже.

Всем спасибо, все свободны. Как говорили в те времена, когда интернет был маленьким, а сервера большими — слив засчитан.

Комментарии: 

Ну так покажите их

Из вчерашнего поста получилась огромная, на несколько десятков комментариев, дискуссия с Игорем Ашмановым. Почитайте, это вполне содержательно и забавно, на тему «что у них в голове».

В принципе, ничего нового: «Кремль ботов не делает, мы ботов не делаем, а вот зато злые американцы...». Ну и про «Стадо Навального». Концентрические круги усиления сигнала, вот как!

Про злых американцев, это, конечно, очень интересно. Мы обсуждаем, как Кремль и его ботоводы портят наш интернет здесь и сейчас. Каждый активный пользователь много-много раз сталкивался с ботами, с фейковыми аккаунтами, с людьми, которые говорят исключительно по спущенному из АП темнику. Десятки раз разоблачались эти фабрики троллей, публиковались темники и примеры написанных по ним под копирку постов и комментариев. Продукты жизнедеятельности из Ольгино — они, увы, у всех на виду, и все, увы, сталкиваются с ними слишком часто.

И что нам на это говорят? Что нам просто показалось, что это все «частная инициатива», и — главный аргумент «патриотов»! — что американцы тоже злые и плохие и всем этим занимаются. Ну, может быть и занимаются. Правда в качестве «доказательства» Ашманов и его присные приводят единственную статью в The Guardian от 2011 года (и ее перепечатки и пересказы в ряде СМИ), где критикуют Пентагон за то, что тот возможно заказал разработку системы, в которой 500 ботов будут «бороться с террористами» на арабском, урду, фарси и пушту. Глупость страшная, и The Guardian совершенно справедливо полощет за это Пентагон не стесняясь в выражениях (и нулевая эффективность такой «борьбы» очевидна), но не очень понятно, почему нас в русскоязычном интернете должно волновать. То, как портят прокремлевские боты наш интернет мы все видели, тысячи комментариев из Ольгино на сайтах англоязычных СМИ на ужасном английском мы все видели, а вот ботов, которые пишут, что «Обама несет миру мир, сдавайт яйки млеко рюсски блогер» никто никогда не видел.

А знаете, почему их никто никогда не видел? Потому что их нет.

Собственно, на этом Ашманов и сливается. «Американцы ведут с нами кибервойну, и у Навального целое стадо ботов», пишет он. «Ну так покажи их. Хотя бы 10 штук», отвечаю я. И в ответ тишина.

https://twitter.com/search?f=tweets&vertical=default&q=%D0%B0%D0%BB%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%20%D1%88%D0%BE%D0%B9%D0%B3%D1%83&src=typd

Ольгинские — вот, пожалуйста. Сколько угодно за пять секунд. Как они получают темники, как ими управляют, сколько их — на эту тему была масса статей и расследований, все это хорошо изучено и документировано.

Ваш ход, Игорь Станиславович. Покажите мне «навальненских ботов», которых вы так хорошо, якобы, изучили.

И да, там в комментариях предлагали дебаты устроить. Это всегда пожалуйста: готов к продолжению дискуссии на любой открытой площадке.

Комментарии: 

"Война идет... это иллюзия, что есть гражданское общество, что люди пишут"

Вот иллюстрация к вчерашним рассуждениям про людей, которые намеренно портят интернет. Я как раз там Ашманова через запятую перечислял, в списке особо отличившихся, а он тут опять высказался:

Я сначала подумал, что это очередная попытка продать импортозамещение. То ли Ашманов хочет заказ на РосГосТвиттер получить, то ли у него есть заводик по производству шапочек из фольги, и таким образом он его пиарит. Но все оказалось даже хуже.

Вот, посмотрите, оригинал. Начиная с 36-й минуты, это того стоит. «Уважаемый эксперт по интернету» на весь первый канал рассказывает, что:
— «никакого гражданского общества в сети не существует, некоторые люди, конечно, пишут, но большинство из них зависимы»,
— «Пентагон публикует совершенно открыто тендеры, где один боец информационного фронта управляет 50 виртуалами»,
— «в нашей стране все это, к сожалению, пока что частная инициатива»
— «все платформы, на которых это происходит, играют на стороне своих хозяев, Маргарита не даст соврать, нулевой аккаунт в твиттере сразу предлагает читать Навального»
ну и так далее.

Ну то есть человек открыто признается, что у него есть ботоводческие фермы (в порядке частной инициативы), но вот не хватает государственного финансирования, понимаешь. Вот было бы здорово, если бы государство дало Ашманову много денег на кибервойска. Ух он бы Пентагону показал.

Ашманов — яркий пример человека, который, преследуя корыстные интересы, портит интернет, делает его хуже. Боты, которых он разводит, нарушают наши права, затрудняя доступ к информации, затрудняя обмен информацией, замусоривая и фальсифицируя информационные потоки. Чтобы продать свои «услуги», он пользуется всем привычным арсеналом лжи и пропаганды: все проявления гражданского общества — это зависимые виртуалы Пентагона (а чтобы его победить надо, оказывается, самим завести еще больше виртуалов). И доллары в глазах.

В моих глазах особенно тяжким преступлением все это делает то, что врет он сознательно. Одно дело, когда подобную чушь несет человек, который в технологиях не разбирается; другое дело — когда это делает человек из ИТ-индустрии, с реальным опытом. Который прекрасно знает, как работают механизмы рекомендаций, и почему Twitter или Youtube предлагает те или иные аккаунты. Который прекрасно знает, что Пентагон никаких тендеров на покупку ботов не проводит. (Зато огромное количество ботов скупает его собеседница Маргарита Симоньян, на продвижение своего никому не нужного информационного продукта).

Прекрасно знает. Но врет, врет, врет. Для него это лишь возможность «заработать», и дальше трава не расти; то, что в сети будет еще труднее найти информацию, еще труднее найти правду — это его не волнует. Человек, который сознательно наносит вред экосистеме, благодаря которой живет и зарабатывает, называется паразитом. С паразитами надо бороться, иначе они нанесут экосистеме непоправимый вред.

И здесь нет места для стокгольмского синдрома и для компромиссов. Вот, например, вкомментах к вчерашнему посту куча рассуждений на тему, буквально, «но ведь MDK действительно ужасно, вдруг дети увидят». Люди реально не понимают, что так тоталитаризм и вползает в нашу жизнь, через «а вдруг дети увидят». Люди не видят причинно-следственной связи между войной, тотальной коррупцией и тотальной вседозволенностью власти и тем, что они по лености/глупости решили, что «государству виднее», что им стоит читать, а что не стоит. А она есть, эта причинно-следственная связь, и самая прямая.

Сначала ашмановы всех мастей решают, что вам читать, потом ашмановы начинают воровать и убивать, потому что вы все равно не можете об этом узнать. Именно так это и работает.

Комментарии: 

Сегодня они пришли за МДК, завтра они придут за... ? 

Самое популярное сообщество «ВКонтакте» — MDK — сегодня было целиком внесено в список материалов, запрещенных на территории РФ. MDK — не про политику, MDK — это идиотские картинки для подростковой аудитории.

Специально выбирал картинку потупее

Но как-то незаметно стало так, что уже не важно, ты про политику или нет. За последние пару лет стало можно закрыть все что угодно по любой причине. Удобная обертка — в виде защиты прав «верующих», «детей», в виде защиты «интересов общества» — всегда найдется, было бы желание. И подходящий суд найдется тоже, и подходящая статья подходящего закона.

А результат один: свободы станет меньше, за нас кто-то решит, что нам можно читать, а что нельзя, над чем правильно смеяться, а над чем нет, куда дозволено ходить, а куда стой стоять стрелять буду, 15 суток ШИЗО.

Интернета как свободной среды давно уже нет. Его сломали и испортили. Потому что очень много кто его портил, и почти никто не защищал.

Государство в лице репрессивных и контрольных органов — суда, прокуратуры, Роскомнадзора, Минкомсвязи, ФСБ, комитета Госдумы по ИТ. Государство же в лице квазиобщественных организаций — ЛБИ, ИРИ. Расфасованные по репрессивным, контрольным и квазиобщественным органам жулики и просто отдельные сами-по-себе-жулики — все эти никифоровы, мариничевы, клименко и ашмановы. Их много. И все они с утра до ночи заняты тем, что делают интернет хуже: кто-то по тупости, кто-то из корыстных побуждений, кто-то от нечего делать. Эффективность их действий в целом невелика, но их так много, что постепенно их деятельность достигает успеха. Если каждый день предлагать что-нибудь запретить, наказать, предотвратить, то незаметно это становится трендом, и никто больше не думает о том, как что-то построить, улучшить, развить, освободить.

Если что-то даже очень хорошее долго и упорно портить, оно рано или поздно испортится. Если что-то даже очень крепкое долго и упорно ломать, оно рано или поздно сломается.

Особенно, если этому никто не противостоит. Но ведь и правда: с другой стороны никого нет. Никто не пытается делать интернет лучше, никто не пытается защищать его. Поэтому что удивляться тому, что интернет испортился...

И мне дико от того, что кто-то радуется, что паблика с неумными демотиваторами больше не будет. Потому что вот уж на его-то месте буквально может быть все что угодно и кто угодно.

Комментарии: 
На странице
Электронная «Болотка»
23 декабря 2016, 17:15
Прослушка 
10 октября 2016, 10:13
Не ослышался
28 июня 2016, 18:56
Государство посередине
15 февраля 2016, 18:59
ОЗИ: Три первых проекта
26 января 2016, 12:00
Трусливый гражданин
16 декабря 2015, 17:59
Лояльный гражданин
04 декабря 2015, 11:30
Блокировки
13 ноября 2015, 16:31
Ну так покажите их
29 октября 2015, 20:33
Хронология