Ну что ты так вцепился в этого «Активного гражданина»? 

«... ведь есть проблемы поважнее: страна втянута в две войны, тотальная коррупция, нищета, Путин, вот это всё, а тебе не дает покоя какая-то поделка московской мэрии» — спрашивают меня.

Отвечаю: войны, коррупция, нищета и даже Путин когда-нибудь закончатся, а нам всем потом еще жить и жить. И я очень верю, что жить нам — при электронной демократии. Много лет пропагандирую эту идею, и верю, что рано или поздно так все и будет. Поэтому ужасно бесят все поделки, которые прикидываются электронной демократией, ей не являясь: они способны нанести серьезный урон самому имиджу хорошей идеи.

Московский «Активный гражданин» — яркий и явный пример такой позорной профанации. Александр Плющев в своем отличном эссе «Активный гражданин. Но мутный» подробно разобрал и проверил все основные недостатки АГ. Убедиться в его правоте может каждый: скачать приложение и увидеть, что единственной защитой является номер телефона, а голосовать по любому вопросу можно с пустым профилем. Система никак не определяет москвичей, никак не определяет, что голосующий — живой человек, никак не стимулирует его разбираться в сути обсуждаемых вопросов. Тыкай в кнопки и получай бонусы, неважно как и куда тыкаешь: эта система выращивает не активных граждан, а безответственных.

Но ладно бы только это. Создатели системы зачем-то безбожно фальсифицируют данные о ее популярности. Мэрия гордится тем, что в АГ, якобы, есть 1.2 млн пользователей, а в резонансных голосованиях участвует по 200 тысяч человек. Как такое может быть, если у системы немногим больше 100 тысяч загрузок на Андроиде (сейчас приложение находится в категории 100-500 тысяч, а совсем недавно была в категории до 100 тысяч), и примерно 300-400 тысяч загрузок в Apple Store на iOS (там нет публичной статистики, но эксперты назвали мне такие данные на основании динамики места приложения в топе российского Apple Store)? И это ведь скачивания, не пользователи.

На прямой вопрос о том, как так может быть, разработчики ответили в твиттере, что есть еще Windows Phone и есть десктоп, т.е. пользователи, которые с компьютера заходят. Ну, утверждение про Windows Phone (все-таки крайне экзотическую операционную систему) я оставлю на их совести, может быть там, конечно, и есть мистические сотни тысяч пользователей, а вот с десктопом вообще не клеится:

Через десктоп на страницу голосования по Войковской за 2 ноября зашло 19317 человек, 2 ноября — всего 9212 человек

Дружественные айтишники накраудсорсили мне данные метрики по количеству заходов на страницу самого резонансного голосования (по Войковской) с десктопа; по данным мэрии, там сейчас уже под 200 тысяч проголосовавших. Но на саму страницу голосования заходило менее 20 тысяч человек 2 ноября и менее 10 тысяч человек 2 ноября — далеко не впечатляющие цифры — не говоря уж о том, что, опять же, далеко не каждый заход это голосование. По этим данным легко прикинуть, что доля десктопа не может быть больше 15%.

Поэтому оценка в 1.2 млн пользователей всего (больше половины всей явки на мэрских выборах 2003 года!) явно недостоверна, как и оценка в 200 тысяч голосующих: такое число живых участников без манипуляций можно вовлечь только путем длительной и активной информационной кампании. А данные АГ — это либо накрутки и фальсификации, либо деятельность пользователей, зарабатывающих халявные баллы:

Когда создать аккаунт очень легко и за это дают плюшки без какой-либо ответственности, это всегда заканчивается понятно чем

Я скорее склоняюсь к версии про фальсификации (хотя нельзя отрицать и просто массового голосования виртуалов), потому что уж очень странно выглядят и публиковавшиеся графики динамики голосования:

По правой шкале - число подданых к определенному моменту времени голосов, по левой - результаты голосования на этот момент времени

Да, закон больших чисел никуда не делся: действительно, по мере роста числа голосов итоги должны стабилизироваться. Но здесь во-первых невероятно стабильный график роста числа голосов (а как же вечернее время? ночное? обеденный перерыв?), а, во-вторых, невероятно быстрая стабилизация и неизменность результатов. В разное время суток голосуют разные категории граждан у которых разное мнение; все графики изменения результатов электронных голосований, которые мне довелось наблюдать, выглядели как графики затухающих колебаний, а не как константы. Поэтому доверять данным АГ очень сложно. А проверить никак нельзя.

Короче говоря, так электронная демократия не делается. Важнейшая штука про все электронные голосования (то есть такие, где нельзя взять и ручками пересчитать бюллетени и проверить) заключается в том, что обеспечение прозрачности и проверяемости результата чуть ли не важнее, чем само голосование, потому что малейшие сомнения в правильности подсчета голосов полностью аннулируют любую ценность подсчета.

Например, когда мы делали выборы в КС оппозиции три года тому назад, мы
1) обеспечили доступ всех политических сил к инструментам администрирования системы,
2) опубликовали исходные коды,
3) опубликовали полный массив голосов и все логи голосования
— и все это не потому, что кто-то сомневался в правильности работы софта и подсчета голосов, а потому что без проверяемости результатов не может идти и речи об их легитимности.

А если вы делаете непрозрачную, не поддающуюся аудиту систему без какой-либо защиты, то получается вот что:

Мой профиль в системе девственно пуст, я не гражданин, а виртуал - но мне все равно дают голосовать

... и больше ничего. Называть это «электронной демократией» нельзя, тем более нельзя базировать на этом какие бы то ни было решения. И речь тут отнюдь не про Войковскую, тут речь о том, что московская мэрия явно планирует заменить «Активным гражданином» не всегда уютный для местных властей инструмент публичных слушаний. Публичные слушания — очень несовершенный инструмент, но все-таки благодаря ему иной раз удается отбивать непопулярные инициативы властей; в сервильности же «Активного гражданина» в его нынешней редакции сомневаться не приходится.

Короче говоря, хорошая ИТ-система, а тем более система электронной демократии, не может быть построена на лжи и непрозрачности, и кто-то должен об этом сказать. Ну пусть это буду я. «Активный гражданин» — фикция, голосования в нем — фикция, а потраченные на него деньги следует считать растраченными, украденными. И это очень вредная фикция, она приучает людей к совершенно неверному и искаженному представлению о том, что такое электронная демократия, как она должна работать и применяться. Такие проекты не развивают экосистему интернет-сервисов, а портят ее.

Кстати, это еще одна проблема: в том, что нет, кажется, никого, кто системно говорит о том, как интернет портится в последнее время, кто защищает его интересы (и, следовательно, интересы всех пользователей). Официальными «представителями интернета» выступают провластные, ангажированные, высокооплачиваемые клоуны типа обсуждавшегося ранее Мариничева или Клименко:

Не удивительно, что их «представительство» приводит к тому, что принимаются все новые репрессивные законы, а Россия впервые попала в категорию стран с несвободным интернетом по рейтингу Freedom House.

Но я немного ушел в сторону; это отдельная большая тема, заслуживающая большого обсуждения. На самом деле, мы можем многое сделать для того, чтобы сделать интернет лучше и защитить его от посягательств государства, жуликов и государственных жуликов. Про это я напишу отдельно.

А про «Активного гражданина», про электронную демократию в целом и про то, что происходит с интернетом в России буду говорить сегодня после 20.00 на «Эхе Москвы» в передаче «Блог-аут» у Ирины Воробьевой. Слушайте и задавайте вопросы.

Новые посты
Астрахань, 28 апреля 
26 апреля 2017, 13:49
Как работает кампания +1
25 апреля 2017, 17:53
Четыре месяца кампании
14 апреля 2017, 14:08
Тюмень и Челябинск
12 апреля 2017, 09:30