Диссертация Никифорова: а судьи кто? 

Завтра, 7 июля, в 11.00 в зале коллегии ВАК (ул. Люсиновская 51, 2-й этаж) состоится заседание экспертного совета по отраслевой и региональной экономике ВАК при Минобрнауки России, на котором будет рассматриваться заявление о лишении ученой степени кандидата экономических наук Никифорова Н.А.

Для своей диссертации Никифоров позаимствовал примерно по 25 страниц из работ Сосновского и Юртаева

Вероятнее всего Никифорова степени не лишат — ведь две недели тому назад диссертационный совет Д 504.001.02 при РАНХиГС, которому ВАК поручил подготовить заключение по диссертации Никифорова, единогласно принял половинчатое заключение (да, недобросовестные заимствования есть; нет, их немного и они «несущественные»), выводом которого была рекомендация сохранить Никифорову степень. Что, скорее всего, экспертный совет и сделает. Тем не менее, готовлюсь завтра там выступать; поборемся.

Ну а пока «Диссернет» посмотрел через микроскоп на РАНХиГСовский диссовет, «оправдавший» Никифорова. Потому что интересно же: а кто судьи-то? Кто эти люди, которые не увидели точных совпадений на десятках страниц, посчитав их «незначительными заимствованиями»?

Профессор Андрей Ростовцев прогнал список членов диссовета Д 504.001.02 по базе Диссернета, и вот, что получилось. (Спойлер: ничего хорошего).

Увы, в составе совета, который решил выгораживать Никифорова — сразу пять крупных диссероделов; не таких, которые были оппонентами на защите списанной диссертации (это тоже плохо, но, хотя бы теоретически, может случиться «по недосмотру»), а таких, которые руководили «работой» диссертантов-плагиаторов. Эти пятеро — проф. Инга Проценко (заместитель председателя и, одновременно, дочь председателя совета Олега Проценко), проф. Капустин, Яковлев, Мельников и Новиков.

По забавному совпадению (совпадение? не думаю!), в рабочую группу, которую сформировал председатель совета для анализа диссертации Никифорова и подготовки проекта заключения вошли двое последних — Мельников и Новиков. То есть вот у председателя совета проф. Олега Проценко был выбор — кому из 23 членов совета поручить почитать диссертацию и заключение написать. И он поручил именно тем двоим, по ком Диссернет плачет. Знал, видимо, кому поручить...

Что ж удивительного в том, что профессора Мельников и Новиков подготовили заключение в пользу Никифорова; что ж удивительного в том, что на заседании совета именно они громче всех его выгораживали? Это Мельников сказал эпическую фразу о том, что депонирование диссертаций в РГБ есть подрыв основ безопасности страны, и должно быть запрещено. Это Новиков сказал, что 20 страниц диссертации Никифорова, без изменений (и без ссылок) перекатанных с работы его научного руководителя Юртаева — это прекрасный и похвальный пример «научной преемственности», и так и должно быть. Конечно, ведь это под руководством Новикова наша великая лыжница Лариса Лазутина «защитила» увы вот такую вот замечательную «диссертацию»:

Вот такой маленький печальный кейс на тему того, как система выгораживает своих и как коррупция умеет защищаться и самовоспроизводиться.

P.S.: Членов экспертного совета ВАК по отраслевой и региональной экономике, которым завтра предстоит вынести решение по диссертации Никифорова, тоже проверим по базе «Диссернета».

P.P.S.: А их, оказывается, проверили уже. Там все очень плохо, прямо начиная с председателя совета и его зама.

Комментарии: 

Лишаем ученой степени министра Никифорова

Напоминаю всем, что 22 июня, в 14.00, в РАНХиГС, состоится заседание диссертационного совета Д 504.001.02, на котором будет рассматриваться вопрос о лишении научной степени министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, липового «кандидата экономических наук».

Одна из страниц диссертации Никифорова — в сравнении с страницей «диссертации-донора» Сосновского

Диссертационные советы ведут свою деятельность гласно, поэтому, дорогие журналисты и активисты, обязательно приходите. В письме, которое Андрей Заякин, как один из авторов заявления о лишении Никифорова ученой степени, получил (мне, почему-то, не пришло), порядок аккредитации не расписан, и в целом, вероятно, можно и просто так прийти, но, наверное, для надежности стоит попробовать дозвониться или написать секретарю совета Наумовой Светлане Юрьевне (naumova@ranepa.ru, +74954348406, +74999569110). Приходите!

Напомню, почему так важен кейс Никифорова. Жуликов, которые купили диссертации до 2011 года, увы, нельзя лишить ученой степени, даже если плагиат полностью доказан. Никифоров — один из немногих высокопоставленных чиновников, который попался на фальшивой диссертации уже после того, как изменилось положение о сроке давности рассмотрения заявлений о лишении ученой степени, и кого лишить степени можно. Однако, по действующему положению, заявление о лишении степени рассматривает тот же ученый совет, который ее и присуждал — а это абсолютно коррумпированный диссовет в Казани, являющийся одной из фабрик диссертационной липы (среди других его известных клиентов — одиозный московский вице-мэр Марат Хуснуллин). Поэтому «Диссернет» сначала дождался роспуска совета в Казани, и только после этого (в феврале 2016 года) было подготовлено и отправлено заявление на Никифорова. И вот, наконец, оно приземлилось в одном из диссертационных советов РАНХиГС — немаловажная «проверка на вшивость» в том числе и для этого вуза.

Если все получится, то скальп Никифорова окажется самым высокопоставленным из всех в достойной коллекции «Диссернета». Поэтому так важна и общественная поддержка и внимание СМИ к заседанию в следующую среду. Приходите!

Комментарии: 

Никифоров против краудфандинга

Вот Николай Никифоров, и даже если вам показалось, что ему стыдно, не переживайте — у него все в порядке:

Вчера Николай Никифоров выступил в Госдуме на «правительственном часе» и пообещал скорее внедрить «госрегулирование краудфандинга». Потому что ведь безобразие какое, краудфандинг есть, а госрегулирования нет! И дальше в Госдуме стали обсуждать краудфандинговые инвестиции в стартапы (типа Kickstarter'а) и сборы артистов на выпуск новых альбомов.

Но только ведь основные обороты краудфандинга в России — это не стартапы и не артисты. Это в первую очередь — благотворительность. Все эти истории про больных детей, все замечательные благотворительные фонды, куда сейчас очень легко можно перевести 300 рублей или 1000 рублей — вот что такое не меньше 90% российского краудфандинга. Государство-то у нас разложилось и не справляется даже с самыми базовыми функциями, вот граждане и объединяются и скидываются, чтобы сделать за него хотя бы часть его работы.

Из выступления Никифорова в Госдуме не очень понятно, о каком именно «регулировании» пойдет речь, но у меня есть догадки. Ведь совершенно понятно, почему речь о регулировании краудфандинга зашла именно сейчас. Предвыборный год — год 2016. Все независимые кандидаты могут и будут опираться почти исключительно на краудфандинг. Зарегулировать его — это значит, сильно затруднить или сделать невозможной их работу по сбору средств.

Я готов с кем угодно поспорить на ящик Сент-Эмильона, что когда «инициативы Минкомсвязи в области регулирования краудфандинга» будут опубликованы (а потом спешно приняты Госдумой), там будут
— ужесточение требований по идентификации отправителей платежей,
— введение требований по заключению договорных отношений между отправителем и получателем платежа,
— процедура отзыва платежа жертвователем в одностороннем порядке,
и/или еще что-нибудь подобное (у меня, может, фантазии не хватает, но у законодателей наших хватит).
Все, что сделает невозможным или очень сложным предвыборный краудфандинг — и при этом заодно прихлопнет 80% благотворительности в интернете, потому что кого там это волнует.

Типичные примеры краудфандинга в России (с сайта planeta.ru)

И вот еще хочу личную историю рассказать.

Когда-то Николай Никифоров сделал систему электронного правительства республики Татарстан. Все министры и прочие чиновники ей пользовались, все госуслуги были туда завязаны. Государство тогда тратило безумные десятки миллиардов рублей на системе «Электронная Россия (2002-2010)», которая навсегда останется в истории как один из самых эффектных распилов в истории человечества: за 50 миллиардов рублей было сделано ничего, не осталось вообще никаких материальных следов. А в Татарстане гораздо меньшим бюджетом сделали эффективно работающую систему, и в этом есть большая (если не решающая) заслуга Николая Никифорова.

Потом Николай создал в Казани IT-парк; привлекал в республику инвестиции и стартапы. Я несколько раз был в этом IT-парке, и, как и многие, был в восторге от деятельного молодого министра. Он много говорил о заскорузлости системы (она ему хорошо была известна!) и о том, как он мечтает ее изменить. Зимой-весной 2012 года мы с ним работали вместе в экспертной группе, которая писала предложения по созданию в России современного электронного правительства: это был период краткой оттепели после «болотных» протестов, когда, казалось, были шансы на большую политическую реформу. Мы воспринимали все это именно так: потребность в переменах очевидна, власть к ним созрела, и вот мы, молодые профессионалы, сейчас подготовим отличные предложения, реализация которых сделает нашу страну лучше. Помню, как летал каждую неделю в Москву на эти заседания, писал какие-то аналитические записки и предложения, и был уверен: сейчас-то все стронется с мертвой точки. Наверное, что-то такое же думал и Николай.

И вот его мечта сбылась, он получил свой шанс: в 2012 году Николай Никифоров стал министром связи и массовых коммуникаций в новом правительстве РФ. Многие тогда с энтузиазмом приветствовали это назначение. Чем же занялся молодой министр? Мы все хорошо помним.

Это при Никифорове развернулся на полную катушку подведомственный ему Роскомнадзор, ставший символом и главным орудием цензуры в интернете.
Это при Никифорове развернулась оргия «импортозамещения» иностранного ПО, со всеми «реестрами отечественных производителей программного обеспечения», по факту повлекшая за собой резкое увеличение коррупционности конкурсов на автоматизацию госорганов.
Это при Никифорове началось внедрение СОРМ-3, нового оброка на провайдеров и инструмента слежки.
И да, это Никифоров, незадолго до своего назначения, «защитил» липовую диссертацию.

Короче говоря, ничего особенного не сделал: из прогрессивного молодого министра получился обычный унылый чиновник, всегда колеблющийся в соответствии с линией партии, насаждающий повсюду жульничество, цензуру и коррупцию.

О чем вся эта история?
Во-первых, она рассказывает нам об еще одном походе «менять систему изнутри и делать ее лучше». Нельзя поменять изнутри систему, если плата за вход вовнутрь — душа. Ты отдаешь душу за вход, становишься частью системы, и тебе уже не хочется ничего менять.

Во-вторых, она еще раз показывает нам, на что готова современная российская власть для самозащиты, для самовоспроизводства. Если они боятся, что люди будут жертвовать деньги на политические кампании — они запросто сделают так, чтобы люди вообще ни на что не смогли жертвовать деньги. И плевать на последствия. Даже если для этого надо пойти в последний крестовый поход против больных детей.

P.S.: Если вы хотите что-нибудь рассказать про министра Никифорова и про его Минкомсвязи, напишите мне или на «черный ящик» ФБК.

Комментарии: 
Хронология