Горе-агрономы Собянина и Раковой

Сейчас будет очень длинный философский пост, много букв. Вы уж меня простите (и воспринимайте как чтение на выходные, что ли).

После вчерашней публикации про ботов из «молодежных палат», я получил десятка три писем. Вот типичное:

Добрый вечер, Леонид!
Мое письмо связано с Вашей сегодняшней публикацией (http://www.leonidvolkov.ru/p/114/ ) о проекте "Движок", участниками которого являются члены Молодежных палат г.Москвы.
Я возмущен тем, что этих людей (а их более двух тысяч) Вы называете "армией ботов", которые, якобы, содержатся за бюджетный счет.
Я являюсь резервистом Молодежной палаты моего района. Хотел бы отметить, что ни я, ни мои коллеги не получают "зарплату" из мэрии. Причиной моего личного участия в данном движении является стремление проявить свою гражданскую позицию и найти единомышленников, с которыми я планирую участвовать в созидании Гражданского общества на уровне моего района.
Что касается "заданий" из "Движка", то они не являются обязательными. Каждый вправе публиковать или републиковать те новости, которые он считает важными и интересными. Это касается и того "задания" (активности - в нашей терминологии), о котором Вы упоминаете в своей публикации. Я лично поддерживаю инициативу мэрии по сносу незаконно построенных торговых палаток, что и отразил в публикациях в своем аккаунте (https://vk.com/alexmur89 ). Я поддерживаю эту инициативу не потому, что мне кто-то заплатил или обещал заплатить (и уж тем более, поверьте, не за какие-то там баллы). А потому, что мне действительно приятно жить в городе, где торговля осуществляется на цивилизованных площадках.
Полагал бы справедливым, чтобы Вы отразили данное личное мнение одного из участников движения в своем блоге. Это послужит объективному восприятию Молодежного парламентаризма Вашими читателями. А самое главное, это послужит выстраиванию цивилизованного и взаимоуважительного диалога между людьми разных убеждений, что критически важно для развития Гражданского общества в России.
С уважением и надеждой на диалог,
Алексей Мурашов

P.S.: Также хотел бы проинформировать Вас о том, что мною направлено письмо аналогичного содержания в редакцию "Эха Москвы"

Я сначала думал плюнуть на это — ну толку-то спорить с юными раково-собянинцами — но потом решил, что хочу развернуто ответить Алексею и другим «молодым парламентариям» Москвы, участникам проекта «Движок». Потому что они ведь не боты: они живые, реальные молодые люди, которые осознанно занимаются тем, чем занимаются.

Первый трактор в трудовой колонии им. Горького

Начну издалека. Одна из самых важных книжек, которые я читал (и перечитывал десятки раз) в юности — это «Педагогическая поэма» А.С.Макаренко; лучший учебник менеджмента и работы с людьми. Я ее знаю почти наизусть, и часто, по многим поводам, вспоминаю.

В «Педагогической поэме» есть такой ключевой эпизод. Когда Макаренко создал образцовую колонию им. Горького, ему было поручено решить трудную задачу: его небольшую колонию административно объединили с гораздо большей по численности воспитанников и очень неблагополучной колонией в Куряжском монастыре — Макаренко назначили директором объединенного учреждения. И вот он принимает свое новое хозяйство: сотни оборванных беспризорников, промышляющих воровством и разбоем, в обносках, в антисанитарных условиях. И среди всего этого ада, внезапно, обнаруживается небольшая группка относительно благополучных воспитанников, которые живут в отдельном бараке и сами себя называют «агрономами».

Далее по книге (цитирую отсюда):

Во флигеле были две спальни. На кроватях, покрытых сравнительно свежими одеялами, сидели подростки, действительно в синих сатиновых рубашках, чистенько причесанные и как-то по-особенному доброжелательные. На стенах были аккуратно разлеплены открытки, вырезки из журналов и в деревянных рамах маленькие зеркальца. С подоконников свешивались узорные края чистой бумаги.
Серьезные мальчики суховато ответили на мое приветствие и не высказали никакого возмущения, когда Ваня Зайченко с воодушевлением представил их нам:
— Вот это все агрономы, я ж говорил! А это главный — Воскобойников!
Витька Горьковский посмотрел на меня с таким выражением, как будто нас приглашали познакомиться не с агрономами, а с лешими или водяными, в бытие которых поверить Витька ни в каком случае не мог.
— Вот что, ребята, вы не обижайтесь, только скажите, пожайлуста, почему вас называют агрономами?
Воскобойников — высокий юноша, на лице которого бледность боролась с важностью и обе одинаково не могли прикрыть неподвижной, застывшей темноты, — поднялся с постели, с большим усилием засунул руки в тесные карманы брюк и сказал:
— Мы — агрономы. Скоро получим аттестаты…
— Кто вам даст аттестаты?
— Как — кто даст? Заведующий.
— Какой заведующий?
— Бывший заведующий.
Витька расхохотался:
— Может быть, он и мне даст?
— Нечего насмехаться, — сказал Воскобойников, — ты ничего не понимаешь, так и не говори. Что ты понимаешь?
Витька рассердился:
— Я понимаю, что вы здесь все олухи. Говорите подробно, кто тут дурака валяет?
— Может быть, ты и валяешь дурака, — остроумно начал Воскобойников, но Витька больше не мог выносить никакой чертовщины:
— Брось, говорю тебе!.. Ну, рассказывай!
Мы уселись на кроватях. Пересиливая важность и добродетель, сопротивляясь и оскорбляясь, пересыпая скупые слова недоверчивыми и презрительными гримасами, агрономы раскрыли пред нами секреты халабудовского жита и собственной головокружительной карьеры. Осенью в Куряже работал какой-то уполномоченный Халабуды, имевший от него специальное поручение посеять жито. Он уговорил работать пятнадцать старших мальчиков и расплатился с ними очень щедро: их поселили в отдельном флигеле, купили кровати, белье, одеяла, костюмы, пальто, заплатили по пятьдесят рублей каждому и обязались по окончании работы выдать дипломы агрономов. Поскольку все договоренное, кровати и прочее, оказалось реальностью, у мальчиков не было оснований сомневаться и в реальности дипломов, тем более что все они были малограмотны и никто из них выше второй группы трудовой школы не бывал. Выдача дипломов затянулась до весны. Это обстоятельство, однако, не очень беспокоило мальчиков, хотя халабудовский уполномоченный и растворился в эфире помдетовских комбинатов, но его обязательства благородно принял на себя заведующий колонией. Уезжая вчера, он подтвердли, что дипломы уже готовы, только нужно их привезти в Куряж и торжественно выдать агрономам.
Я сказал мальчикам:
— Ребята, вас просто надули! Чтобы быть агрономом, нужно много учиться, несколько лет учиться, есть такие институты и техникумы, а чтобы поступить туда, тоже нужно учиться в обыкновенной школе несколько лет. А вы… Сколько семью восемь?
Черненький смазливый юноша, к которому я в упор обратился с вопросом, неуверенно ответил:
— Сорок восемь.

Так вот. Вы, Алексей, такой вот «агроном», и остальные члены «молодежных палат» Москвы — такие вот «агрономы». Вам выдали чистенькие рубашки и поселили в приличные комнаты; это особенно заметно на фоне общей нищеты и запущенности. Вам сказали, что то, чем вы занимаетесь — это и есть «развитие личности» и «карьерный рост», что вы теперь не такие как все, что вы теперь «молодые парламентарии». А поскольку вы не знаете, сколько будет семью восемь — вы и поверили. (Да вы и рады были поверить, ведь вы уже видите, что вы лучше и чище других: у вас есть чистая рубашка, а другие ходят в драных клифтах).

Мне очень не хочется вас расстраивать, Алексей. Понимаете ли, «парламентарий» — это человек, которого кто-то куда-то выбирал. А вас никто не выбирал. Вас набрали по объявлениям. И то, чем вы занимаетесь в своей «молодежной палате» — это не деятельность, это ее имитация.

Еще хочу вам открыть один секрет: никакой «молодежной политики» не существует, никаких «молодежных палат» — тоже. Школьные турниры дебатов — ок, прекрасно. Но когда вам исполняется 18 лет, вы обретаете пассивное и активное избирательное право. Не бывает «молодежной» политики, не бывает «женской» или «ветеранской». Вам, Алексей, в этом году исполняется 27 лет — а вы заседаете в «молодежной палате»; вы сами-то свою ущербность понимаете? Вам вешают лапшу на уши, объясняя, что то, чем вы занимаетесь, нужно и важно; на самом же деле — циничные ублюдки из мэрии просто используют вас, и заодно делают так, чтобы ваша молодая энергия ненароком не пришла в настоящую политику.

Никаких депутатских корочек (равно как и дипломов агрономов) вы не получите; чтобы их получить — надо не по темнику в соцсетях отрабатывать, а заниматься политикой.

* * *

Среди раково-собянинских «молодежных парламентариев» есть, безусловно, искренние люди, которые правда хотели как-то самореализоваться в общественной деятельности; есть и подонки-карьеристы, юные единороссы, которые искали место потеплее. Вторые просто глупы: все теплые места у власти давно заняты и переделены; они зря возлагают надежды на все эти «молодежные палаты» как на карьерный лифт — их там только поиспользуют, но никуда этот лифт не поедет.

А вот первых создатели системы «молодежных палат» и проекта «Движок» просто очень подло обманули. Метод, который прекрасно работал в 20-х годах прошлого века (пообещай что-нибудь, подкинь копеечку, надели атрибутами статуса) тем более работает и сейчас.

Новые посты
Астрахань, 28 апреля 
26 апреля 2017, 13:49
Как работает кампания +1
25 апреля 2017, 17:53
Четыре месяца кампании
14 апреля 2017, 14:08
Тюмень и Челябинск
12 апреля 2017, 09:30