Рыцари журналистской удачи

Садимся в «Сапсан» на Московском вокзале Санкт-Петербурга — прямо на перроне около дверей вагона дежурит съемочная группа «Пятого канала». Врываются с нами в вагон, тычут микрофоном в лицо, провоцируют, задают идиотские вопросы. Ну, Лайфньюс-стайл, все как обычно.

Так что сегодня вечером будет третья (!) серия сюжета «Леонид Волков отметил свой день рождения в Ленинградской области» на Пятом канале (вот первая серия, вот вторая). Абсурдная ситуация: вряд ли хотя бы 1% зрителей петербуржского «Пятого канала» знает, кто такой Леонид Волков; что они должны чувствовать и о чем думать в связи с ежевечерними отчетами о ходе его отпуска? Но когда «журналисты» выполняют задачи политического сыска, они уже не думают о рейтингах, зрителях, их интересах...

Остаются ли они при этом «журналистами»? Нет. Подчеркиваю: ждали на перроне у вагона. Знают номер поезда, знают номер вагона. То есть заведомо незаконно получили данные из автоматизированной системы, куда поступают сведения о купленных железнодорожных билетах. Системы, по идее, весьма защищенной; информация о перемещениях — не просто персональные данные, но весьма чувствительные.

Но «журналисты» этого не стесняются. Они гордятся своей работой вместе с ФСБшниками. В своем первом сюжете они пишут «журналисты нашего канала встретили...». Ага, случайно так, шли по лесу и встретили. Большая журналистская удача! Сегодня случайно встретили на перроне, неделю назад случайно встретили в лесу на озере.

Удобно, правда, быть «журналистом-расследователем», когда тебе незаконно сливают данные из всяких защищенных государственных баз данных, правда? Кстати, кому еще и для чего их сливают те, кто их должен защищать? Почем их можно купить? Какую ответственность понесут те, кто сливает и продает данные, которые используются для незаконной слежки за оппозиционными политиками? Сколько еще оппозиционных политиков должно быть убито, чтобы незаконная слежка перестала быть чем-то в порядке вещей?
Риторические вопросы, конечно же.

Это ведь то, о чем я уже писал. Микрофонное дело не просто «еще одно» в череде политических дел против несистемной оппозиции. Это показательный процесс, в котором власти хотят подчеркнуть разделение журналистов на два сорта: тех, кто за власть (они могут бить и им за это ничего не будет) и тех, кто не за власть (их можно бить и им за это ничего не будет). И очень характерно, что в связи с микрофонным делом снова и снова возникают сюжеты, подчеркивающие, что это разделение уже произошло.

В сухом остатке. Завтра выхожу на работу, и первое, чем займусь — заявления в отношении «журналистов» Пятого канала в связи с их незаконной деятельностью, а также в отношении тех, на ком лежит обязанность по хранению и обработке персональных данных в ИТ-системе, в которой хранятся данные о железнодорожных билетах. Никаких иллюзий: вряд ли по этим заявлениям будут хотя бы какие-то действия (как, кстати, ровно ничего не случилось и по моему заявлению в отношении Габрелянова и компании, даже отказной материал не прислали), но я большой сторонник идеи, что все такие вещи надо фиксировать и подшивать, фиксировать и подшивать.

Новые посты
Астрахань, 28 апреля 
26 апреля 2017, 13:49
Как работает кампания +1
25 апреля 2017, 17:53
Четыре месяца кампании
14 апреля 2017, 14:08
Тюмень и Челябинск
12 апреля 2017, 09:30