Маленькие помощники режима, или как Альфа-Банк ворует деньги

Что вызывает больше омерзения и ненависти, чем престарелое путинское ворье, взявшее в заложники самую большую страну в мире? Конечно, только маленькие добровольные помощники ворья, любители бежать впереди паровоза и записывающиеся всегда в первые ученики. Престарелому ворью осталось недолго, а вот маленькие добровольные помощники планируют жить долго и счастливо, и планируют в Прекрасной России Будущего рассказывать о том, как они «всего лишь делали свою работу», «занимались бизнесом» и «были вне политики». Когда они будут это рассказывать — они будут врать. А мы должны будем помнить, чем они занимались на самом деле.

Герой нашей сегодняшней истории — передовой и прогрессивный Альфа-Банк. Как его так угораздило? Наберитесь немного терпения, это интересная и поучительная история.

Как вы помните, 3 августа 2019 года был дан старт абсурдному «делу ФБК», в рамках которого наш сбор пожертвований на обеспечение работы ФБК и штабов Навального был объявлен «отмыванием денег». Была создана следственная группа в составе 112 следователей по особо важным делам (потом она расширена до 141 следователя) под руководством генерала Габдулина, и был установлен срок следствия до 3 февраля 2020 года (на сайте о «деле ФБК» опубликованы все соответствующие материалы). В рамках следствия, несколькими «волнами» по ходатайствам следствия Басманный и Мещанский суды Москвы заблокировали более 700 банковских счетов у более чем 250 человек — сотрудников ФБК и штабов, бывших сотрудников, активных волонтеров и просто у нескольких случайных людей по ошибке. На каждый из счетов были наложены «обеспечительные меры» на сумму предполагаемого «отмывания», то есть на 75.6 млн рублей, в результате чего эти счета ушли в глубокий минус. Вот, например, как сейчас выглядит мой личный кабинет в Альфа-Банке:

Как нетрудно видеть, почему-то под арест попали 4 счета из 6, которые у меня были в Альфе

Но 3 февраля срок следствия истек, а вместе с ним истек и срок ареста счетов. (Постановления об арестах выносились судами в разные даты в августе, сентябре, октябре и декабре, но все они действовали, разумеется, только на время следствия — то есть до 3 февраля 2020 года включительно). Никто из сотрудников ФБК и штабов, у которых были обыски и чьи счета были заблокированы, не стал за полгода ни подозреваемым, ни обвиняемым по делу. В деле вообще нет фигурантов! Но мы, разумеется, ни секунды не сомневались в том, что «расследование» будет продлено еще на полгода — зачем бы Бастрыкину и Габдулину лишать себя возможность безнаказанно нас грабить! — но, тем не менее, ждали 3 февраля затаив дыхание.

Дело в том, что продление арестов счетов при продлении сроков следствия не происходит автоматически. Ведь у следствия есть бумаги от суда только об аресте до 3 февраля. Чтобы продлить арест, следствию надо снова ходатайствовать об этом перед судом. Мы отлично понимали: что-нибудь они точно забудут. Ну не могут генерал Габдулин и 141 его деревянный солдат, переписывая 700+ номеров счетов из бумажки в бумажку, не проглядеть чего-то, не запутаться в цифрах, не потерять каких-то номеров.

Разумеется, так и случилось! Вот, например, цитата из решения Басманного суда о продлении арестов счетов в Альфа-Банке (следствие поступило следующим образом: чтобы не заявлять 250 отдельных ходатайств по каждому фигуранту, они сгруппировали их по банкам, и отправили в суд большие простыни со списком счетов по разным людям в одном банке), обратите внимание:

Как вы видели раньше, у меня в Альфе было 6 счетов. Из них заблокировано было 4 счета. Из них продлен арест только по одному — по счету номер *4527. Остальные три счета должны были автоматически и немедленно освободиться от ареста утром 4 февраля, и я с нетерпением этого ждал. (Пытливый читатель, знакомый с арифметикой, уже, безусловно, посчитал, что на счетах *8005 и *4005 остатки были нулевыми, а вот на счете *7564, блокировку которого следствие забыло продлить, у меня был положительный остаток, больше 100 тысяч рублей).

Что случилось? Вы уже догадались. Ничего не случилось. Ни у меня, ни у Анны Бирюковой, ни у Вячеслава Гимади, ни у Ольги Гусевой. По крайней мере у нас четверых под продление попали не все ранее заблокированные счета в Альфе. Альфа должна была их автоматически разблокировать. Альфа этого не сделала.

Николай Дьячков, координатор штаба в Иваново, счет в банке РГС
Альберт Гаскаров, сотрудник штаба в Уфе, счет в Тинькофф-банке

И дело здесь именно в Альфе. Разумеется, дуболомы генерала Габдулина сделали в документах на продление арестов ДЕСЯТКИ ошибок, и это привело к автоматической разблокировке десятков счетов наших сотрудников, волонтеров и сторонников в куче разных банков (выше привел два примера: РГС-банк и банк Тинькофф). Разумеется: решение суда об обеспечительных мерах истекло — банк их снял.

Любой российский банк — но не Альфа-Банк.

Вот ответ из Альфа-Банка, который получила Ольга Гусева, написав претензию. Как вам такое? Идите, мол, и докажите, что вы не верблюд. Нам мало того, что 3 февраля прошло, а у нас на руках только постановление об аресте на счету до 3 февраля, нет, вы еще пойдите туда, не знаю куда, и принесите нам бумагу (которой не существует и не может существовать) об «отмене ранее принятых мер».

Фактически, люди (статус которых по «делу ФБК» — это статус свидетелей) оказались поражены в правах, потому что не доказали Альфа-Банку, что они НЕ преступники. Такая вот презумпция виновности для клиентов Альфы.

Это они Гусевой так дерзко отвечают, а мне, на аналогичную претензию, вообще уже 10 дней отвечают вот так вот:

Мы отлично понимаем, что произошло на самом деле. В случае с Альфа-Банком габдулинцы, видимо, налажали особенно крупно; судя по всему, они «потеряли» десятки счетов. Документов о продлении арестов по этим счетам нет; видимо, в том числе, среди этих счетов есть и какие-то с достаточно крупными суммами, которые они не хотят нам отдавать. Ситуация для них патовая: ведь о заседаниях по продлениям арестов они нас извещали, и мы на эти заседания ходили. Все документы у нас на руках, задним числом вписать «потерянные» номера счетов будет очень проблематично. Поэтому задействованы неформальные каналы связи — просто через каких-то прикрепленных сотрудников дали команду «не разблокировать, пока что-нибудь не придумаем». Не удивлюсь, если сейчас, после этого поста, внезапно найдется еще какое-нибудь слушание в Басманном, в котором все забытые номера счетов «появятся», но что уж теперь: так или иначе, попытки нормальным путем решить с Альфа-Банком эту ситуацию на протяжении 10 дней потерпели фиаско.

«Отмена ограничений не поступала»

Резюмируя, чтобы весь абсурд ситуации был ясно виден. Абстрагируясь от «дела ФБК». Есть решение об аресте счета с 3 августа по 3 февраля, бумага есть в банке, банк должен исполнить, тут никаких вопросов и претензий к самому банку, только к «следствию» и «суду» вопросы. Наступает 4 февраля. Новой бумаги в банк не поступает. Нормальный банк — снимает арест. Альфа-Банк — придумывает какую-то мифическую бумагу «об отмене ограничений», которая, якобы, им должна поступить. А, по факту — незаконно удерживает блокировку и присваивает средства клиентов. Просто радостно помогает генералу Габдулину с его небольшой просьбой: «слушай, мои придурки тут с документами налажали, но вы там все равно этим врагам народа их деньги не отдавайте как-нибудь».

Я даже не призываю никого закрывать счета в Альфе — увы, такая история может сегодня с любым банком в России произойти; наверное, многие другие поступили бы аналогичным образом. Но мы видим, что есть и те, которые так не поступили. Поэтому я призываю эту историю запомнить, и, конечно, максимально распространить.

Ну и, конечно, в суд на жуликов из Альфы мы подаем.

Комментарии: 

Внезапно очень важный день сегодня

Срок следствия по делу ФБК истекает 3 февраля 2020 года — через полгода после возбуждения дела. Что сделано следственной группой, в которую нынешний генпрокурор Игорь Краснов включил 112 следователей по расследованию особо важных дел? Три масштабных волны обысков (6 августа, 12 сентября и 15 октября — суммарно более 200 обысков), пять волн блокировок счетов (не только в дни обысков, но также и в ноябре и в декабре — суммарно более 700 заблокированных счетов), тысячи единиц вынесенной техники (иногда с документами, иногда вовсе нет), и, конечно, доблестная спецоперация по нуль-транспортировке Руслана Шаведдинова из московской квартиры на Новую Землю.

А что не сделано следственной группой? Ничего, что можно было бы назвать «расследованием дела». Ничего не изменилось в его фабуле, там остался чистой воды абсурд. «Одни неустановленные лица» получили от «других неустановленных лиц» 75.6 млн рублей, которые другие неустановленные лица добыли заведомо незаконным путем, после чего первые неустановленные лица в целях легализации внесли эти 75.6 млн рублей на свои собственные банковские счета через банкоматы. (Я не утрирую, я цитирую материалы «дела ФБК» практически дословно).

Не было даже попытки дать ответ на главный вопрос: как может быть «легализация» денежных средств «неустановленного происхождения»? Этот вопрос задавали все профессиональные юристы полгода назад, когда дело только возбуждалось: «легализация» — это всегда сопутствующее преступление рядом с главным. Один — украл, похитил, присвоил. Другой — легализовал, то есть помог первому «обелить» незаконные средства. В случае «дела ФБК» — о каком «основном» преступлении идет речь? Какие такие краденые деньги у нас оказались? (И притом: чтобы мы заведомо знали, что эти деньги краденые)? Кто из 170 тысяч человек, кто когда-либо финансово поддерживал работу ФБК и региональных штабов Навального — такой-растакой вор? Следствие занималось чем угодно, но не пыталось дать ответ на этот вопрос. Тем самым чохом записывая в преступники всех наших жертвователей, не иначе.

Понятно, что все эти вопросы носят чисто риторический характер. Не было никакой цели что-либо «расследовать». Была задача, поставленная Путиным перед Бастрыкиным на волне испуга после летних московских протестов и успеха Умного голосования: уничтожить ФБК, положить конец деятельности штабов Навального. Любой ценой.

Эту задачу генерал Бастрыкин, генерал Краснов, генерал Габдулин и их 112 верных дуболомов успешно провалили. Мы выжили, справились, и стали сильнее. ФБК выпускает расследование про нового премьер-министра в течение двух недель после его назначения. Все региональные штабы продолжают работать (их даже стало больше), добиваться успехов и растить базу сторонников. Каждый день нашей дальнейшей работы — это день, когда мы тыкаем пана Бастрыкина в его лужицу, как котенка, которого приучают к лотку. (Разница только в том, что Бастрыкина уже ничему не научить).

Что будет дальше?
Мы точно знаем, что сроки следствия будут продлены. Не то, чтобы мы в этом сомневались, но сегодня получили первые документальные подтверждения этому. Когда у наших юридических лиц, сотрудников, волонтеров и просто случайных людей блокировали банковские счета в качестве «обеспечительных мер» в ходе следствия — нас, об этом, разумеется, не извещали. Просто Басманный суд штамповал постановления генерала Габдулина. Но продление арестов счетов (а все они арестованы на время следствия, то есть до 3 февраля) уже не может быть произведено заочно — те, чьи счета заблокированы, имеют право присутствовать в суде. И юристы, представляющие интересы преследуемых по делу ФБК давно написали соответствующие ходатайства о личном участии.

Такие телеграммы сегодня получают наши коллеги по всей стране

И вот сегодня с утра, наконец, на эти ходатайства стали поступать ответы. Зацените документ. Волонтера из Тюмени телеграммой, доставленной 29 января, судья Дударь (та самая!) извещает о том, что 29 же января (то есть сегодня), в 16.30 будет рассматривать ходатайство следователя о продлении срока наложения ареста на имущество. Прилетайте, пожалуйста, без проблем! Ну то есть понятно, что все это продление они тоже будут пытаться провести в режиме спецоперации, с минимальной оглаской, без участия адвокатов и журналистов.

Не получится. Адвокаты будут (спасибо Агоре!). Надеюсь, будут и журналисты. Приходите сегодня в Басманный суд, там будет аттракцион неслыханной судейской скорости — ведь арестовано около 700 счетов, и по каждому, видимо, предстоит рассмотреть ходатайство следователя о продлении ареста! Пока что у нас на руках только несколько таких телеграмм, и все они от судьи Дударь и на одно и то же время — на 16:30 сегодня. Интересно, как она будет рассматривать столько дел сразу...

Ну и давайте не забывать, что возможны сюрпризы — ведь буквально на прошлой неделе Мосгорсуд отменил как незаконные целую пачку постановлений Басманного суда об обысках 15 октября у наших сотрудников, волонтеров и сторонников. Так что мы сегодня поборемся.

Все документы по делу — на сайте delo.fbk.info

А пока что я напоминаю, что в рамках «расследования» абсолютно придуманного дела о несуществующем преступлении, у сотен сотрудников, их родственников и просто случайных людей заблокированы банковские счета. Кто-то не может платить ипотеку, кто-то не может получать пенсию, алименты или пособия. Выглядит это вот так (на примере моего Альфа-банка):

То есть ты просыпаешься одним прекрасным утром, и видишь, что у тебя минус 75.6 млн рублей на каждом из твоих счетов. Или не на каждом (как в моем случае, когда может цифрами ошиблись следователи, может что-то еще не так сделали — но в Альфе заблокировали четыре счета из шести). Это отнюдь не делает тебя миллионером, в точности наоборот. Если на счету лежал миллион — ты увидишь там не минус 75.6, а минус 74.6. А если было 10 миллионов (ну вдруг) — то минус 65.6. Это даже не блокировка счета, технически, а только арест определенной суммы (которой на счете никогда не было). Если ты положишь на него денег так, чтобы баланс стал положительным, ты сможешь этим балансом пользоваться — на здоровье!

И при всем при этом — мы успешно продолжаем работу благодаря вашей поддержке. Как технически мы справляемся с блокировками, я подробно рассказывал здесь. Если вы не согласны с тем, что следствие считает вас, наших жертвователей, ворами, а нас — теми, кто легализует украденное — то вам сюда. Спасибо за поддержку!

Комментарии: 
Хронология