Микрофонное дело: экватор

Микрофонное дело, которое долго буксовало (за январь и февраль — всего два заседания), в марте явно стало продвигаться активнее: вчера мы успели допросить сразу четверых свидетелей: участкового полицейского и трех НОДовцев.

Новосибирск не отпускает: после окончания избирательной кампании, я слетал туда уже 14 раз...

Участковый (майор Титов Анатолий Витальевич) говорил спокойно и четко. «Прибыл по вызову из штаба Парнаса, увидел агрессивную толпу НОДовцев; так как я был один, мои двое коллег были на другом вызове и подъехали только минут через десять, я пытался немного успокоить НОДовцев и отвести их назад, а также осуществлял видеосъемку; конфликта между Поступинским и Волковым не видел; видел, что активисты НОД вели себя агрессивно, а сотрудники штаба их успокаивали».

А с НОДовцами было, как обычно, веселье. Каждый из них пришел туда на «одиночный пикет», и «просто посмотреть на Навального». Дедушка Воропаев на следствии с восторгом рассказывал о том, как Навального ударили и закидали яйцами, но во время допроса в суде сказал, что ничего такого не было, и свои показания, данные на следствии, не подтвердил (видимо, испугался, что «оговорит» Силантьеву), при этом сама Силантьева с гордостью рассказывала: «хотела Навального ударить посильнее, но не вышло, тогда решила бросить в него яйца, которые лежали в сумочке, и вот когда он и Волков отвлеклись на микрофон — у меня и получилось, жаль, что не попала». И тоже: никто ничего не скандировал и не кричал, никакого пикета не было, спокойно стояли у штаба, а парнасовцы их «провоцировали».

Напомню, как было на самом деле (специально ставлю видео самого LifeNews):

В итоге что получается: все показания о том, что я якобы хватал Поступинского за руку, исходят а) от самого Поступинского, б) от участников НОД; больше никто из свидетелей (включая и сотрудников полиции) это не подтверждает. При этом НОДовцы в суде, под протокол, признают, что меня ненавидят, считают предателем и врагом, к моей политической деятельности относятся негативно и т.д. То есть суду предстоит вынести в отношении меня приговор, в основу которого будут положены — при полном отсутствии объективных доказательств — показания моих политических оппонентов; удобно!

Назначены даты следующих двух заседаний: 18 марта в 15.00 будет допрос последней порции активистов НОД, а 25 марта большое заседание с 9.00 и на весь день, на котором будут допрашиваться иногородние свидетели — в основном, сотрудники избирательного штаба РПР-Парнас. Так что, очевидно, в апреле мы уже перейдем ко всяким интересным штукам типа изучения видеозаписей, прений, последнего слова и приговора. (Хотелось бы поскорее уже!).

P.S.: Напоминаю, что все без исключения материалы микрофонного дела опубликованы. Вы можете сами составить свое полное, всестороннее и объективное впечатление о нем.

P.P.S.: Вчера на границе Ингушетии и Чечни неизвестные в масках напали на микроавтобус с журналистами и правозащитниками. Цель нападения — срыв пресс-тура независимых журналистов в Грозный. Журналисты были избиты, автобус с их личными вещами и техникой — сожжен. Уголовное дело возбуждено по статье «Хулиганство».

Новые посты
Как я стал должником
03 февраля 2019, 11:56
А что там у штабов? 
03 октября 2018, 11:00
OZI.Education
27 сентября 2018, 10:00