Почему происходящее с интернетом так важно

Как это модно говорить, объясняю на карточках.

1. Интернет-аудитория в России перевалила сильно за 70% (и это с учетом того, что опрашивали граждан старше 18 лет; понятно, что среди 14–18-летних будет почти 100%). То есть все стереотипы про «пожилых людей, которые не пользуются» надо окончательно отложить на свалку истории. И, главное, это повседневное использование (еще несколько лет назад столбики типа «раз в месяц» были довольно высокими, сейчас они — ниже статистической погрешности, таких людей просто нет: люди либо уж пользуются интернетом каждый день или почти каждый день, либо не пользуются вообще). Кстати, президент Путин, который, как известно, интернетом не пользуется вообще — вот он теперь в быстро исчезающем меньшинстве, таких как он — всего-то 23% россиян.

2. Важно: в этом вопросе спрашивали всех (а не только пользователей интернета). То есть соцсетями пользуются буквально все. (77% опрошенных — пользователи интернета, 74% — пользователи хотя бы одной соцсети, то есть лишь 3% пользуются интернетом, но не соцсетям). Фейсбук по крайней мере добрался до двузначных значений (и это следует, наверное, считать, хорошей новостью) — но все равно до лидеров как до Луны.

3. И мессенджерами пользуются почти все — 68% от опрошенных, то есть почти 90% от интернет-пользователей. Надо честно сказать: тот, кто научится продвигать политический месседж в Вотсапе и Вайбере — тот обречен на победу в политических кампаниях ближайшего будущего. Но — хозяйке на заметку — мир Телеграма (как и мир Фейсбука) — это вовсе не весь российский интернет. Далеко не весь.

4. YouTube — наше всё. «Почти каждый день» и «Два-три раза в неделю» суммарно дают почти 40% от всего населения (!), то есть речь идет про охват порядка 50-60 млн человек.

5. Ну а теперь к главному: тому, ради чего был сделан этот опрос. Спасибо Государственной Думе, администрации президента и президенту лично, спасибо ФСБ и ЦПЭ, судам и прокуратуре, и, конечно, спасибо дорогому Роскомнадзору за невероятно эффективную рекламную кампанию. О блокировках сайтов — то есть, попросту, о незаконной цензуре в интернете — их усилиями знают уже больше половины россиян (более трех четвертей интернет-пользователей).

6. И эта ситуация вовсе не радует граждан. 14% сходу выступают против блокировок (это, на секундочку, порядка 20 млн человек; найдите другую тему, кроме пенсионной реформы, конечно, с таким протестным потенциалом!), да и большинство остальных не так уж уверены в их необходимости. Лишь 29% опрошенных безусловно согласны с необходимостью блокировок, а большая часть пользователей выбирает осторожную, уклончивую опцию: «ну да, наверное, какие-то сайты блокировать нужно». На самом деле это значит, что с этими 49% можно и нужно разговаривать; они готовы к тому, чтобы услышать и воспринять аргументы о том, что блокировки — это зло.

7. Здесь мы видим, какой путь еще предстоит пройти. Образование, образование и еще раз образование. Распространение знаний. Информирование. Вот наши лозунги! Работы — поле непаханое. Это нам кажется, в нашем пузыре — что все пользуются, все умеют. А реальность — вот она.

8. Но, повторюсь, Роскомнадзор на нашей стороне. Больше блокировок — больше недовольства — больше умения и желания их обходить. Пока что точечные и ковровые бомбардировки Роскомнадзора накрыли около 30 миллионов россиян; скоро, наверняка, будет больше. Мы должны быть готовы их принять, обучить, объяснить.

Резюме. Незаконные блокировки затронули уже десятки миллионов людей, и десяткам миллионов людей они не нравятся. У политических кампаний против интернет-цензуры большой потенциал. Нам надо смело выходить из нашего телеграмно-фейсбучного пузыря, в котором все умеют обходить блокировки и не видят в них проблемы — и идти в настоящий, большой интернет, который чуть ли не в 10 раз больше привычного нам; идти с образовательной миссией, с техническими средствами, с агитацией и пропагандой. Можно научить людей побеждать цензуру — они будут нам благодарны, и будут рады доступу к свободной информации, и будут поддерживать нас, а не тех, кто насаждает цензуру и портит интернет. Это отличное поле для приложения сил, для большой и успешной политической кампании.

Ну, собственно, я этот пост и пишу как такое публичное обязательство: хочу и буду этим заниматься; вместе с коллегами по Обществу Защиту Интернета будем уделять этому гораздо больше времени и сил, чем сейчас.

Новые посты