Давление и истерика

Давайте я вам расскажу, как всё было!

– Элла Александровна, ну что я вам могу сказать, будьте готовы к тому, чтобы его регистрировать.
– Сергей Владиленович, но ведь я уже сто раз публично сказала, что никогда и ни за что, по вашему же указанию!
– Гибче надо быть, гибче. Мы опросы проводим, видим, ситуация меняется. Люди хотят настоящих выборов. Мы, конечно, и дальше будем говорить, что никакого Навального не допустим, но вы-то не читайте, что мы для лохов сливаем, а будьте готовы действовать по ситуации.
– Ну как я буду выглядеть-то! Вы же, вы же сами от меня требовали, чтобы я и весной и летом повнушительнее щёчки надувала и рассказывала, как я на страже закона стою и уголовников к бюллетеню не подпускаю. Обо мне подумайте, о моей репутации! А если решите это делать, то делайте не через меня, а через чудиков или как-нибудь ещё.

***

Вот после таких диалогов и рождаются истеричные тирады, подобные той, что имела место позавчера. Где и «нет, никогда не зарегистрирую», и «только если суд решит» и «положу заявление на стол». Элла Александровна и кричит, и сбивается на откровенную истерику («смотрела смерти в глаза»), и тут же, через запятую, как бы рассказывает варианты выхода (в суд, идите в суд, вот тогда с меня и взятки гладки), и торгуется.

Не с нами торгуется, заметьте.

Фраза «никакое давление, ни уличное, ни административное, не свернёт меня с этого пути, или я положу заявление на стол» – она ведь не к нам с вами обращена. А к кому-то, кто на неё оказывает административное давление, и кому она угрожает «заявлением на стол» если это давление станет ещё сильнее и «свернёт» Эллу Александровну с пути. То есть к своему непосредственному начальству, которым и является Сергей Владиленович Кириенко.

Что ж, зафиксируем этот факт. Радует.

Зафиксируем и другой: слово «давление» встречается в тираде Памфиловой (по крайней мере в доступной мне цитате по Интерфаксу) чуть ли не чаще всех других слов – четырежды. Радует меня и это: значит то, что мы делаем – имеет эффект и достигнет своей цели. Значит, мы создаём давление, и очень существенное. Элла Памфилова почему-то окрашивает это слово негативными эмоциями, но разве это правильно? На то и граждане, чтобы чиновники – такие как глава ЦИК или босс из АП, оплачиваемые нашими налогами – постоянно чувствовали себя под прессом. Чиновник, на которого никто не оказывает давления – врёт и ворует. А вот под давлением это делать уже труднее.

Так что давайте нажмём ещё сильнее: выдавим из Эллы Александровны по капле ложь и лицемерие. Глядишь, там, в итоге, в отжиме, и человек проявится. А не нравится под давлением? Так никто не заставляет. Как она сама и говорит, выход есть всегда: заявление на стол. Не живи за наш счёт – и сразу никакого давления.

А ещё, конечно, у меня стойкое дежавю. Всего-то полтора года назад же ровно это уже было. Ну только не «горе-юристы», а «некомпетентные мальчишки».

Барвиха. Помните? Несколько сотрудников ФБК пошли на муниципальные выборы в Барвихе, самом богатом сельском поселении России. Идея о том, что Жданов и Албуров получат мандаты, дающие право контролировать прозрачность распределения земель на Рублёвке, была для губернатора Воробьёва хуже кости в горле. И местные власти занялись любимым делом – начали напропалую фальсифицировать. Нагнали сотни гастарбайтеров на досрочное голосование, и закружилась карусель. А Элла Александровна, верная наследница Чурова, на всё это закрыла глаза.

Вот тогда – когда мы все эти фальсификации задокументировали, показали, и доказали, что ЦИК их покрывает – Памфилова и сказала знаменитую фразу про юристов ФБК: «некомпетентные мальчики». На нас тогда ещё, помню, все шикали: «что же вы на Эллу Александровну наезжаете, она ещё только-только пост приняла, ещё возможно не разобралась, а так-то она святая женщина». И вообще, надо бы вам перед ней извиниться.

А ещё дня через два или три, точно уже не помню, ЦИК единогласно нарушения признал, выборы в Барвихе отменил, и даже Мособлизбиркомского начальника выгнал. Признав нашу полную правоту. Только вот за «некомпетентных мальчиков» Элла Александровна извиниться забыла.

Ну и ладно. Мы не гордые. Можете, Элла Александровна, и за «горе-юристов» не извиняться. Только, как это было и с Барвихой, сделайте то, что и по Конституции, и по закону, вы обязаны сделать – зарегистрируйте кандидата Алексея Навального. Вы, может, газет не читаете, так я вам скажу: его приговоры и по делу Кировлеса, и по делу Ив Роше признаны незаконными, ему есть 35 лет, он гражданин России и он соберёт 300 тысяч подписей в свою поддержку. Вот ровно как во всех ваших любимых законах и написано.

***

Впрочем, ладно, грешно смеяться над убогими. Неслучайно же вечером того же дня, что Памфилова произнесла свою речь-отповедь, она изящно была перечёркнута «сливом анонимного источника в АП» о том, что, мол, в АП 4 месяца думали-думали, и решили Навального на выборы не пускать. Указали Памфиловой на её место в пищевой цепочке. так сказать. (Кстати, «заявление на стол» можно бы и сразу положить – куда уж красноречивее указано, что вовсе не её дело решать, кого регистрировать).

Ну а что касается «сливов из анонимных источников» – читайте пост Навального, там всё написано и объяснено.

И если позавчера ещё не вполне стало понятно, почему этот очередной слив появился именно в то время, то вчера всё стало на свои места.

Ну а нам, к счастью, не до сливов.

Работаем, давим.

Вы уже написали своим знакомым и троюродным братья в Астрахань, рассказали им о встрече в воскресенье?

Новые посты